Annotation «Спящие красавицы» – первая книга, написанная Стивеном Кингом в тандеме с его сыном Оуэном. Тихий уклад жизни маленького городка в Аппалачах нарушается необъяснимым явлением: женщины одна за другой впадают в странный сон, покрываясь тончайшими коконами. Тот, кто пытается их разорвать, пробуждает спящих – и сталкивается с нечеловеческой яростью и жестокостью… И именно в это время в городе появляется таинственная и невероятно красивая женщина, невосприимчивая к вирусу. Кто же она? Ангел, посланный спасти человечество? Или демон, которого следует уничтожить? Решить это и спасти мир от неизбежного хаоса предстоит мужчинам, и теперь они будут играть по собственным правилам… * * * Стивен Кинг Спящие красавицы Посвящается Сандре Блэнд[1] Персонажи Город Дулинг, административный центр округа Дулинг Труман Мейвезер по прозвищу Трум, 26 лет, варщик метамфетамина Тиффани Джонс, 28 лет, кузина Трумана Линни Марс, 40 лет, диспетчер управления шерифа Дулинга Шериф Лайла Норкросс, 45 лет, начальник управления шерифа Дулинга Джаред Норкросс, 16 лет, ученик одиннадцатого класса средней школы Дулинга, сын Лайлы и Клинта Норкроссов Антон Дубчек, 26 лет, владелец и сотрудник компании «Уборка бассейнов от Антона», КОО[2] Магда Дубчек, 56 лет, мать Антона Фрэнк Джиэри, 38 лет, сотрудник службы по контролю за бездомными животными муниципалитета Дулинга Элейн Джиэри, 35 лет, волонтер благотворительной организации «Гудвилл» и жена Фрэнка Нана Джиэри, 12 лет, ученица шестого класса средней школы Дулинга Старая Эсси, 60 лет, бездомная Терри Кумбс, 45 лет, сотрудник управления шерифа Дулинга Рита Кумбс, 42 года, жена Терри Роджер Элуэй, 28 лет, сотрудник управления шерифа Дулинга Джессика Элуэй, 28 лет, жена Роджера Платина Элуэй, 8 месяцев, дочь Роджера и Джессики Рид Барроуз, 31 год, сотрудник управления шерифа Дулинга Леанна Барроуз, 32 года, жена Рида Гэри Барроуз, 2 года, сын Рида и Леанны Дрю Т. Бэрри, 42 года, владелец страховой компании «Гарантия Дрю Т. Бэрри» Верн Рэнгл, 48 лет, сотрудник управления шерифа Дулинга Элмор Перл, 38 лет, сотрудник управления шерифа Дулинга Рьюп Уиттсток, 26 лет, сотрудник управления шерифа Дулинга Уилл Уиттсток, 27 лет, сотрудник управления шерифа Дулинга Дэн Трит по прозвищу Тритер, 27 лет, сотрудник управления шерифа Дулинга Джек Албертсон, 61 год, сотрудник управления шерифа Дулинга (на пенсии) Мик Наполитано, 58 лет, сотрудник управления шерифа Дулинга (на пенсии) Нейт Макги, 60 лет, сотрудник управления шерифа Дулинга (на пенсии) Карсон Стратерс по прозвищу Окружной Силач, 32 года, в прошлом участник турнира «Золотые перчатки» Тренер Джей-Ти Уиттсток, 64 года, тренер футбольной команды средней школы Дулинга Доктор Гарт Фликинджер, 52 года, пластический хирург Фриц Мишем, 37 лет, механик Барри Холден, 47 лет, государственный защитник Оскар Сильвер, 83 года, судья Мэри Пак, 16 лет, ученица одиннадцатого класса средней школы Дулинга Эрик Бласс, 17 лет, ученик выпускного класса средней школы Дулинга Курт Маклеод, 17 лет, ученик выпускного класса средней школы Дулинга Кент Дейли, 17 лет, ученик выпускного класса средней школы Дулинга Уилли Бурк, 75 лет, волонтер Дороти Харпер, 80 лет, на пенсии Маргарет О’Доннелл, 72 года, сестра Гейл, на пенсии Гейл Коллинз, 68 лет, сестра Маргарет, регистратор дантиста Миссис Рэнсом, 77 лет, пекарь Молли Рэнсом, 10 лет, внучка миссис Рэнсом Джонни Ли Кронски, 41 год, частный детектив Джейми Хауленд, 44 года, профессор истории Иви Блэк, примерно 30 лет, приезжая Тюрьма Джейнис Коутс, 57 лет, начальник женской тюрьмы Дулинга Лоренс Хикс по прозвищу Лор, 50 лет, заместитель начальника женской тюрьмы Дулинга Рэнд Куигли, 30 лет, дежурный женской тюрьмы Дулинга Ванесса Лэмпли, 42 года, дежурная женской тюрьмы Дулинга, в 2010–11 гг. – чемпионка по армрестлингу Огайо-Вэлли в возрастной категории 35–45 лет Милли Олсон, 29 лет, дежурная женской тюрьмы Дулинга Дон Питерс, 35 лет, дежурный женской тюрьмы Дулинга Тиг Мерфи, 45 лет, дежурный женской тюрьмы Дулинга Билли Уэттермор, 23 года, дежурный женской тюрьмы Дулинга Скотт Хьюз, 19 лет, дежурный женской тюрьмы Дулинга Бланш Макинтайр, 65 лет, секретарь начальника женской тюрьмы Дулинга Доктор Клинтон Норкросс, 48 лет, старший психиатр женской тюрьмы Дулинга и супруг Лайлы Джанетт Сорли, 36 лет, заключенная № 4582511-1 женской тюрьмы Дулинга Ри Демпстер, 24 года, заключенная № 4602597-2 женской тюрьмы Дулинга Китти Макдэвид, 29 лет, заключенная № 4603241-2 женской тюрьмы Дулинга Энджел Фицрой, 27 лет, заключенная № 4601959-3 женской тюрьмы Дулинга Мора Данбартон, 64 года, заключенная № 4028200-1 женской тюрьмы Дулинга Кейли Роулингс, 40 лет, заключенная № 4521131-2 женской тюрьмы Дулинга Нелл Сигер, 37 лет, заключенная № 4609198-1 женской тюрьмы Дулинга Селия Фроуд, 30 лет, заключенная № 4633978-2 женской тюрьмы Дулинга Клавдия Стивенсон по прозвищу Бомбовая, 38 лет, заключенная № 4659873-1 женской тюрьмы Дулинга Прочие Лоуэлл Грайнер по прозвищу Маленький Лоу, 35 лет, преступник Мейнард Грайнер, 35 лет, преступник Микаэла Морган, урожденная Коутс, 26 лет, известная журналистка, «Новости Америки» Сродник Благовест (Скотт Дэвид Уинстид-младший), 60 лет, Первосвященник Просветленных Лис обыкновенный, от 4 до 6 лет Бедная или богачка, слабая иль стойкая, Быть рабыней у мужчины – доля твоя горькая. Женщиною рождена ты? На страданье родилась: Будут лгать тебе, и мучить, и жестоко втопчут в грязь.[3] Сэнди Пози «Рожденная женщиной». Слова Марты Шарп А по мне, ты просто не можешь не обращать внимания на квадрат света! Риз Мэри Демпстер, заключенная № 4602597-2 женской тюрьмы Дулинга Ее предупредили. Ей объяснили. Тем не менее она продолжала. Сенатор Эддисон Макконнелл по прозвищу Митч о сенаторе Элизабет Уоррен Спящие красавицы Мотылек вызывает у Иви смех. Приземляется на ее обнаженное предплечье, и Иви указательным пальцем легонько проводит по коричневым и серым волнам на крыльях. «Привет, красавчик», – говорит она мотыльку. Тот улетает. Выше, выше и выше, пока его не проглатывает ломтик солнца, запутавшийся в глянцевой зеленой листве в двадцати футах над Иви, которая устроилась среди корней. Медно-красный шнур выползает из черной расщелины в стволе дерева и, извиваясь, скользит между пластинами коры. Змее доверия нет, это очевидно. С ней у Иви уже возникали проблемы. Ее мотылек и еще десять тысяч других срываются с кроны дерева шуршащим, серо-коричневым облаком, скользящим по небу в сторону хилого соснового подроста по ту сторону луга. Иви поднимается, чтобы последовать за мотыльками. Ветки хрустят под ногами, высокая, по пояс, трава царапает кожу. Приближаясь к чахлому лесу, выросшему на месте вырубленного, Иви улавливает первые химические запахи – аммиак, бензол, нефть, множество других, десять тысяч надрезов на единственном клочке плоти – и теряет надежду, о появлении которой чуть раньше даже не подозревала. Паутинки вырастают из ее следов и сверкают в утреннем свете. Часть первая Старый треугольник А в тюрьме, что близко, семь десятков женщин, Вот бы где счастливо я бы обитал. Треугольник[4] старый прозвенел устало, Эхом отозвался Короля канал. Брендан Биэн Глава 1 1 Ри спросила Джанетт, наблюдала ли та когда-нибудь за квадратом солнечного света, проникающим в камеру через окно. Джанетт, ответила, что нет. Ри лежала на верхней койке, Джанетт – на нижней. Обе ждали, когда камеры откроют перед завтраком. Еще одно утро. Сокамерница Джанетт, Ри, провела целое исследование солнечного квадрата. Как объясняла Ри, сначала он появлялся на противоположной от окна стене, потом скользил вниз, вниз, вниз, проползал по поверхности стола и наконец соскакивал на пол. Вот и сейчас Джанетт видела, что он на полу, посреди камеры, чрезвычайно яркий. – Ри, – сказала Джанетт, – я просто не могу обращать внимание на какой-то квадрат света. – А по мне, ты просто не можешь не обращать внимания на квадрат света. – Ри хрюкнула – так она изображала веселье. – Ладно. Что бы эта херня ни значила. В ответ ее сокамерница снова хрюкнула. Ри была нормальной, но тишина нервировала ее, будто маленького ребенка. Ри попала в тюрьму за мошенничество в кредитной сфере, подделку документов и хранение наркотиков с целью продажи. Ни в чем особого мастерства не продемонстрировала, вот и оказалась за решеткой. Джанетт сидела за непредумышленное убийство. Зимним вечером 2005 года она отправила в мир иной своего мужа Дэмиена, всадив ему в пах шлицевую отвертку, а тот, будучи под кайфом, просто остался сидеть в кресле и истек кровью. Само собой, она торчала вместе с ним. – Я смотрела на часы, – объяснила Ри. – Засекала время. Свету нужно двадцать две минуты, чтобы добраться до пола. – Срочно звони в «Гиннесс», – предложила Джанетт. – Ночью мне приснился сон. Мы с Мишель Обамой ели шоколадный торт, и она сердито мне выговаривала: «Ты растолстеешь, Ри». Но сама ела тот же торт. – Ри хрюкнула. – Нет. Ничего такого не было. Я это выдумала. На самом деле мне приснилась моя учительница. Она говорила и говорила, что я пришла не в тот класс, а я отвечала и отвечала, что пришла куда нужно. Она говорила «ладно» и начинала урок, но время от времени повторяла мне, что я не в том классе, а я отвечала, что в том, и это продолжалось и продолжалось. Совершенно невыносимо. А что снилось тебе, Джанетт? – Э… – Джанетт попыталась вспомнить и не смогла. С новым лекарством она, похоже, стала спать крепче. Прежде ей иногда снились кошмары с Дэмиеном. Обычно он выглядел как и в то утро, когда она нашла его мертвым, с синими потеками на коже, напоминавшими чернила. Джанетт спросила доктора Норкросса, считает ли он, что эти кошмары связаны с чувством вины. Доктор, прищурившись, какое-то время смотрел на нее, словно говоря: ты что, шутишь? Раньше эти взгляды выводили ее из себя, но теперь она привыкла. Потом доктор поинтересовался, считает ли она, что вода мокрая. Да, конечно. Она поняла. В любом случае по кошмарам Джанетт не скучала. – Извини, Ри. Ничего не помню. Что бы мне ни снилось, ушло. В коридоре второго этажа крыла Б послышались шаги. Кто-то из дежурных шел по бетонному полу: последняя проверка перед открытием дверей. Джанетт закрыла глаза, чтобы помечтать. Тюрьма лежала в руинах. Пышные лианы карабкались по древним стенам камеры, лениво колыхались на весеннем ветерке. От потолка осталась половина, вторую сожрало время, и он превратился в навес. Пара маленьких ящериц сидела на куче ржавого мусора. Бабочки танцевали в воздухе. Сильно пахло землей и листьями. Зрелище произвело впечатление на Бобби, стоявшего рядом с ней в проломе стены. Его мама была археологом. Именно она открыла это место. – Как думаешь, можно попасть на телевикторину, если у тебя криминальное прошлое? Видение исчезло. Джанетт застонала. Ладно, в эти мгновения ей было хорошо. На таблетках жизнь определенно стала лучше. Существовало тихое, приятное местечко, которое она могла найти. Следовало отдать должное доктору. Лучше жить с химией. Джанетт вновь открыла глаза. Ри таращилась на нее. О тюрьме трудно сказать что-то хорошее, но, возможно, для такой девушки, как Ри, под замком безопаснее. На свободе она скорее всего по рассеянности угодила бы под машину. Или толкнула бы наркоту человеку, ни капли не похожему на наркомана. Что, собственно, она и сделала. – Что не так? – спросила Ри. – Ничего. Я перенеслась в рай, вот и все, а ты своим большим ртом взорвала его. – Что? – Не важно. Послушай, думаю, должна быть телевикторина, на которую можно попасть, только если у тебя есть криминальное прошлое. Мы назовем ее «Кто лучше солжет». – Мне нравится! И как она будет устроена? Джанетт села, зевнула, потянулась. – Об этом надо подумать. Понимаешь, разработать правила. Их дом был таким же, как и всегда, и никаких изменений не намечалось до скончания мира, аминь. Камера, десять шагов в длину, четыре – между койками и дверью. Стены – гладкий бетон, окрашенный в цвет овсянки. Фотографии и открытки с загибающимися краями (так мало, что и смотреть не на что) крепились к стене зеленой липкой массой, в единственном отведенном месте. У одной стены стоял маленький металлический стол, у противоположной – металлическая этажерка. Слева от двери располагалось стальное «очко». Когда одна справляла нужду, сидя на корточках, вторая отворачивалась, создавая жалкую иллюзию уединения. Панель из двуслойного стекла в двери, на уровне глаз, позволяла увидеть небольшую часть коридора, который тянулся по всему крылу Б. Каждый дюйм, каждый предмет в камере благоухали вездесущими тюремными запахами: пот, плесень, лизол. Против воли Джанетт наконец обратила внимание на квадрат солнца между койками. Он почти подобрался к двери – но дальше ему ползти было некуда, верно? До тех пор, пока дежурный не вставит ключ в замок или не откроет дверь из Будки, световой квадрат останется взаперти, как и они. – А кто будет ведущим? – спросила Ри. – В каждой телевикторине должен быть ведущий. И какие будут призы? Призы должны быть хорошие. Нам нужно все проработать, Джанетт. Подперев голову, Ри накручивала на палец тугие осветленные кудряшки и смотрела на Джанетт. У самой линии роста волос лоб Ри портил шрам, напоминающий решетку для гриля: три глубокие параллельные полосы. Хотя Джанетт не знала, откуда взялся этот шрам, она не сомневалась, чья это работа. Мужчины. Может, отца, может, брата, может, бойфренда, может, парня, которого Ри видела один раз в жизни. Заключенные женской тюрьмы Дулинга редко могли поведать о чем-то хорошем. Зато знали множество историй о плохих парнях. И что тут можно поделать? Можно пожалеть себя. Можно возненавидеть себя или возненавидеть всех. Можно ловить кайф, нюхая чистящие средства. Можно делать что угодно (в строго ограниченных пределах), но ситуация от этого не изменится. Твой шанс крутануть большое сверкающее колесо Фортуны появится не раньше следующего слушания по условно-досрочному освобождению. Джанетт хотелось крутануть колесо как можно удачнее. У нее был сын. Послышался гулкий удар: дежурный в Будке разом отомкнул шестьдесят два замка. Половина седьмого. Всем выйти из камер на утреннюю поверку. – Я не знаю, Ри. Подумай об этом, – ответила Джанетт, – и я подумаю, а позже обменяемся мнениями. – Она опустила ноги на пол и встала. 2 В нескольких милях от тюрьмы, во дворе дома Норкроссов, Антон – уборщик бассейнов – вылавливал из воды дохлых насекомых. Доктор Клинтон Норкросс подарил бассейн Лайле, своей супруге, на десятилетие их свадьбы. Обычно Клинту хватало одного взгляда на Антона, чтобы в очередной раз задаться вопросом, а мудрое ли он принял решение? Это утро не стало исключением. Антон уже снял рубашку, по двум веским причинам. Во-первых, день обещал быть жарким. Во-вторых, живот Антона напоминал скалу. Да и вообще со своей рельефной мускулатурой Антон – уборщик бассейнов выглядел жеребцом с обложки любовного романа. И если бы вам захотелось послать пулю в живот Антона, стрелять следовало под углом, чтобы избежать рикошета. Что он ел? Горы чистого белка? И как сумел накачать такие мышцы? Очищал авгиевы конюшни? Антон вскинул голову, улыбнулся под поблескивающими стеклами «вайфареров». Свободной рукой помахал Клинтону, который смотрел на него из окна расположенной на втором этаже хозяйской ванной. – Господи Иисусе, чувак, – тихо сказал себе Клинт и помахал в ответ. – Имей совесть. Клинтон отошел от окна. В зеркале на закрытой двери в спальню увидел белого мужчину сорока восьми лет, бакалавра Корнеллского университета, доктора медицины – Нью-Йоркского, у которого имелись жировые складки от «Гранд мокко» из «Старбакса». Его тронутая сединой борода больше подходила не пышущему здоровьем лесорубу, а опустившемуся одноногому морскому капитану. Клинт воспринимал свое отражение в зеркале с иронией. Раньше он терпеть не мог мужское тщеславие, особенно разновидность, свойственную среднему возрасту, а накопленный профессиональный опыт только усилил эту нетерпимость. По сути, событие, которое Клинт считал главным поворотным пунктом своей медицинской карьеры, произошло восемнадцать лет тому назад, в 1999 году, когда потенциальный пациент по имени Пол Монпелье пришел к молодому доктору с жалобами на «кризис сексуальных амбиций». Клинт спросил Монпелье: «Когда вы говорите «сексуальные амбиции», что вы под этим подразумеваете?» Амбициозные люди стремились продвинуться по службе. Но не мог же человек стать вице-президентом секса. Странный эвфемизм. «Я подразумеваю… – Судя по всему, Монпелье взвешивал разные варианты. Наконец, определившись, откашлялся. – Я по-прежнему хочу это делать. Я по-прежнему хочу этим заниматься». «Но я не вижу тут ничего амбициозного, – заметил Клинт. – По-моему, это нормально». Клинт только окончил резидентуру[5] по психиатрии и еще не избавился от резкости. Он вел прием только второй день, и Монпелье был его вторым пациентом. (Первым стала девушка-подросток, которую тревожили перспективы поступления в колледж. Правда, довольно скоро выяснилось, что девушка набрала 1570 баллов[6] при сдаче стандартизованного теста. Клинт заявил, что это прекрасный результат и нет никакой необходимости ни в лечении, ни даже во втором визите к нему. Излечена! – написал он у нижней кромки первого листа линованного блокнота, который обычно использовал для записей.) В тот день Пол Монпелье пришел на прием в белом свитере-безрукавке и брюках с защипами. Он сидел напротив Клинта в дерматиновом кресле, сгорбившись, положив щиколотку одной ноги на колено другой, держась рукой за модельную туфлю. Клинт видел, как он парковал леденцово-красный спортивный автомобиль на стоянке у приземистого офисного здания. Пол занимал высокий пост в угольной промышленности и мог позволить себе такой автомобиль, но своим длинным, измученным заботами лицом напоминал Клинту братьев Гавс, что досаждали Скруджу Макдаку в старых комиксах. «Моя жена говорит… ну, не в таких выражениях, но, сами понимаете, смысл ясен. Подтекст, так сказать. Она хочет, чтобы я завязал. Расстался со своими сексуальными амбициями». – Он вскинул подбородок. Клинт проследил за его взглядом. Под потолком вращался вентилятор. Если бы сексуальные амбиции Монпелье поднялись так высоко, лопасти порубили бы их в капусту. «Давайте сдадим назад, Пол. Почему вы с женой вообще стали это обсуждать? С чего все началось?» «У меня был роман. Я словно прыгнул в омут. И Рода, моя жена, вышвырнула меня вон! Я объяснял, что дело не в ней, просто… у мужчин есть потребности, знаете ли. У мужчин есть потребности, которые женщины не всегда могут понять. – Монпелье покрутил головой и раздраженно зашипел. – Я не хочу разводиться. В глубине души я чувствую, что именно она должна смириться с этим. Со мной». Грусть и отчаяние были искренними, и Клинт представил себе боль, вызванную столь внезапной переменой: жить на чемоданах, в одиночестве есть в забегаловке водянистый омлет. Это была не клиническая депрессия, но депрессия, заслуживающая внимания и заботы, пусть даже Монпелье сам навлек на себя эту напасть. Пациент наклонился над своим намечающимся животом. «Будем откровенны. Доктор Норкросс, мне уже под пятьдесят. Мои лучшие сексуальные дни позади. Я отдал их ей. Пожертвовал ими ради нее. Я менял подгузники. Ездил на все игры и конкурсы, откладывал деньги на колледж. Выполнил все пункты брачного соглашения. Так почему мы не можем договориться? Почему должны спорить и не соглашаться?» Клинт не ответил – просто ждал продолжения. «На прошлой неделе я был у Миранды. Это женщина, с которой я сплю. Мы сделали это на кухне. Мы сделали это в ее спальне. Почти сделали третий раз, в душе. Давно я не был так счастлив! Эндорфины! Потом я поехал домой. У нас был семейный ужин, мы сыграли в «Эрудита», и все пребывали в прекрасном настроении! Где проблема? Это надуманная проблема, вот как я считаю. Почему я не могу получить в этом мире чуть-чуть свободы? Неужели я прошу слишком многого? Неужели это так возмутительно?» Несколько секунд оба молчали. Монпелье вглядывался в Клинта. Умные слова кружили в голове доктора, как головастики. Поймать их не составляло труда, но он продолжал молчать. За спиной пациента, у стены, стояла рамка с эстампом Дэвида Хокни, который Лайла подарила мужу, чтобы «согреть» кабинет. В этот день Клинт как раз собирался его повесить. С эстампом соседствовали наполовину распакованные коробки с книгами по медицине. Кто-то должен помочь этому человеку, промелькнуло в голове молодого доктора, и сделать это можно как раз в такой милой, тихой комнате. Но должен ли этим заняться Клинтон Р. Норкросс, доктор медицины? В конце концов, он из кожи лез вон, чтобы стать врачом, и в этом ему не помогал ни один колледжский фонд. Жизнь никогда его не баловала, и за все приходилось платить, иной раз не только деньгами. Чтобы добраться до цели, он делал такое, о чем никогда не рассказывал жене – и никогда не расскажет. Но ради чего? Чтобы лечить сексуально амбициозного Пола Монпелье? Широкое лицо Монпелье исказила немного виноватая гримаса. «Да ладно. Выкладывайте. Я все делаю неправильно, да?» «Вы все делаете очень даже правильно», – ответил Клинт и на следующие тридцать минут осознанно задвинул свои сомнения в дальний ящик. Они обсудили проблему со всех сторон и во всех подробностях. Они выяснили разницу между желанием и потребностью. Они поговорили о миссис Монпелье и ее заурядных (по мнению Монпелье) предпочтениях в сексе. Они отклонились от темы, на удивление откровенно обсудив сексуальный опыт совсем еще юного Пола Монпелье, а именно мастурбацию при помощи челюстей плюшевого крокодила, игрушки младшего брата. Клинт, в рамках профессионального долга, спросил Монпелье, ощущал ли тот когда-нибудь желание причинить себе вред. (Нет.) Поинтересовался, какие бы тот испытывал чувства, если бы роли поменялись. (Он всегда говорил ей: если тебе чего-то хочется, сделай.) Спросил, каким видит себя Монпелье через пять лет. (И тогда мужчина в белом свитере-безрукавке заплакал.) В конце сессии Монпелье сказал, что уже с нетерпением ждет следующей, а как только за ним закрылась дверь, Клинт позвонил в свою телефонную службу и попросил переводить всех желающих записаться к нему на прием к психотерапевту в Мейлоке, соседнем городке. Секретарь-телефонистка спросила: как долго? «Пока в аду не пойдет снег», – ответил Клинт, наблюдая в окно, как Монпелье разворачивает свой леденцово-красный автомобиль и выезжает со стоянки. И водителя, и автомобиль он видел в последний раз. Потом позвонил Лайле. «Привет, доктор Норкросс». – Слыша ее голос, он понимал, что подразумевали люди – или должны были подразумевать, – когда говорили, что у них поет сердце. Она спросила, как проходит его второй рабочий день. «Сегодня ко мне заглянул человек, даже не слышавший о самоанализе», – ответил он. «Да? Мой отец заходил к тебе? Готова спорить, эстамп Хокни его смутил». Она была сообразительная, его жена. Такая же сообразительная, как и ласковая, и такая же твердая, как и сообразительная. Лайла любила его, но при этом не позволяла ему расслабиться. Клинт считал, что, наверное, ему это необходимо. Как и большинству мужчин. «Ха-ха, – ответил он. – Послушай, та вакансия в тюрьме, о которой ты упоминала. От кого ты о ней узнала?» Последовала короткая пауза: его жена обдумывала смысл вопроса. И спросила в ответ: «Клинт, ты хочешь мне что-то сказать?» У Клинта не возникало и мысли, что ее может разочаровать его решение отказаться от частной практики ради государственной службы. Он был совершенно уверен, что такому не бывать. Спасибо Господу, что ему досталась Лайла. 3 Чтобы добраться электрической бритвой до седой щетины под носом, Клинту пришлось скорчить такую рожу, что он стал похож на Квазимодо. Из левой ноздри торчал белоснежный волосок. Антон мог сколько угодно тягать гантели, но седые волосы в ноздрях, а также ушах были у каждого мужчины. Этот волосок Клинту удалось срезать. У него никогда не было такого тела, как у Антона, даже в выпускном классе, когда суд признал его право на самостоятельность: он жил сам по себе и занимался бегом. Более поджарый, худой, с плоским, но не рельефным животом, совсем как его сын Джаред. Пол Монпелье был полнее того мужчины, которого Клинт видел этим утром в зеркале. Но все-таки он сейчас ближе к Монпелье, чем к Антону. И где он теперь, Пол Монпелье? Разрешился ли его кризис? Вероятно. Время лечит. Разумеется, как заметил какой-то остряк, оно также калечит. Клинта отличало естественное (то есть обычное, совершенно сознательное и основанное на фантазиях) желание сходить налево. Его ситуация, в отличие от Пола Монпелье, не тянула на кризис. Это была нормальная жизнь, какой он ее понимал: повторный взгляд на красивую девушку на улице; инстинктивный поворот головы в сторону женщины в короткой юбке, вылезающей из автомобиля; почти неосознанный приступ похоти к одной из моделей, украшающих телевикторину «Правильная цена». Печально, полагал он, печально и немного комично наблюдать, как с возрастом твое тело все меньше походит на то, что когда-то нравилось тебе больше всего, но при этом остаются все прежние инстинкты (слава богу, инстинкты, а не амбиции). Это напоминало запах готовки, который держится после того, как обед давно съеден. Судил ли он всех мужчин по себе? Нет. Он был членом племени, ничего больше. А кто был настоящей загадкой, так это женщины. Клинт улыбнулся себе в зеркало. Он чисто выбрит. Он жив. И примерно того же возраста, что и Пол Монпелье в девяносто девятом году. – Эй, Антон, пошел на хрен! – сказал он зеркалу. Бравада была фальшивой, но он хотя бы попытался. В спальне, куда вела дверь из ванной, щелкнул замок, выдвинулся ящик, в него со стуком лег пистолет Лайлы. Ящик закрылся, замок снова щелкнул. Клинт услышал вздох и зевок. На случай, если она уже спала, Клинт молча собрался и вместо того, чтобы сесть на кровать и надеть туфли, взял их, собираясь унести вниз. Лайла откашлялась. – Все нормально. Я еще не сплю. Клинт не был уверен, что это правда. Лайлу хватило только на то, чтобы расстегнуть верхнюю пуговицу форменных брюк, прежде чем плюхнуться на кровать. Она даже не забралась под одеяло. – Ты, должно быть, совершенно вымоталась. Уже ухожу. На Маунтин-Рест все хорошо? Прошлым вечером она прислала сообщение об аварии на Маунтин-Рест-роуд. Не ждите. Такое иной раз случалось, но редко. Они с Джаредом поджарили себе на гриле два бифштекса и выпили у бассейна по бутылке пива «Энкор стим». – Фура расцепилась. Из Пэт-как-его-там? Какая-то сеть товаров для животных. Прицеп перевернулся, перегородил дорогу. Наполнитель для кошачьих лотков и собачья еда разлетелись во все стороны. В итоге пришлось сдвигать его бульдозером. – Похоже, зрелище было не для слабонервных. – Он наклонился и поцеловал жену в щеку. – Послушай, а не побегать ли нам вместе трусцой? – Идея только что пришла ему в голову, и он сразу приободрился. Запретить телу стареть и толстеть он не мог, но почему бы не оказать сопротивление? Лайла открыла правый глаз, светло-зеленый в сумраке спальни с задернутыми шторами. – Только не этим утром. – Разумеется, нет. – Клинт завис над ней, рассчитывая, что Лайла поцелует его в ответ, но она пожелала ему хорошего дня и попросила проследить за тем, чтобы Джаред вынес мусор. Лайла закрыла глаз. Зеленая радужка вспыхнула… и пропала. 4 Запах в ангаре стоял жуткий. Кожа Иви покрылась мурашками, она с трудом подавила рвотный рефлекс. Воняло едкими химикалиями, старым лиственным дымом и протухшей едой. Один из мотыльков запутался в ее волосах, прижимался к черепу, елозил по коже. Стараясь дышать неглубоко, Иви огляделась. Сборный ангар использовался для изготовления наркотиков. Посередине стояла газовая плита, подсоединенная желтоватыми шлангами к двум белым баллонам. Рабочий стол у стены заполняли подносы, банки с водой, вскрытая упаковка пакетов с замком «Зиплок», пробирки, куски пробки, множество горелых спичек, трубка для травки с обугленной чашей. Имелась там и раковина с толстым шлангом, уходившим под сетку, которую Иви приподняла, чтобы войти. Пустые бутылки и мятые банки на полу. Шаткий складной стул с логотипом «Дэйл Эрнхардт-младший» на спинке. В углу валялась свернутая в ком серая клетчатая рубашка. Иви тряхнула ее, чтобы расправить и выбить хотя бы часть пыли, потом надела. Полы закрыли бедра. До недавнего времени этот предмет одежды принадлежал жуткому неряхе. На груди красовалось пятно, формой напоминавшее штат Калифорния и докладывавшее, что эта неряшливая личность любила майонез. Иви присела у пропановых баллонов и выдернула желтоватые шланги. Потом повернула вентили на четверть дюйма. Выйдя из ангара и опустив за собой сетку, Иви постояла, вдыхая свежий воздух. От ангара уходил вниз поросший лесом склон, и где-то в трехстах футах от Иви стоял жилой автоприцеп, а на гравийной площадке перед ним – пикап и две легковушки. Три выпотрошенных кролика – с одного еще капала кровь – висели на бельевой веревке, вместе с несколькими линялыми трусами и одной джинсовой курткой. Из трубы трейлера валил дым: топили дровяную печь. Посмотрев в ту сторону, откуда пришла, через чахлый лес и поле, Иви не увидела Дерева. Но она была не одна: мотыльки облепили крышу ангара, взмахивали крылышками, перемещались с места на место. Она зашагала вниз. Сухие ветки кололи ноги, камень порезал пятку. Иви не замедлила шаг: на ней все заживало быстро. У бельевой веревки она остановилась, прислушалась. Мужской смех, работающий телевизор и десять тысяч червей на маленьком участке земли вокруг нее, повышающих плодородие почвы. Кролик, из которого еще капала кровь, смотрел на Иви затуманенными глазами. Она спросила, что тут происходит. «Трое мужчин, одна женщина», – ответил кролик. Муха вылетела из разорванных черных губ, пожужжала, потом влетела в обвисшее ухо. Иви слышала, как она гудит там. Муху она не винила – муха делала то, что положено делать мухе, – но кролика пожалела: он не заслуживал такой грязной смерти. Иви любила всю живность, но особенно маленькую, скачущую по полям, шуршащую в буреломе, пугливую, с хрупкими крылышками. Она положила руку на затылок умирающего кролика, подняла его маленькую, покрытую запекшейся кровью мордочку к своему лицу. – Спасибо, – поблагодарила его Иви и свернула кролику шею. 5 Одно из преимуществ жизни в этом уголке Аппалачей состояло в том, что семья могла позволить себе приличных размеров дом на две государственные зарплаты. Дом с тремя спальнями Норкроссы приобрели в новом микрорайоне, застроенном однотипными коттеджами. Красивыми, просторными, но не гротескными, с лужайками, достаточно большими для игр в мяч, и с отличным видом из окон, особенно в теплое время года: холмы, трава, листва. Печалило в этом микрорайоне только одно: несмотря на снижение цен, чуть ли не половина этих вполне симпатичных домов пустовала. Единственным исключением был демонстрационный коттедж на вершине холма: чистенький, сверкающий, полностью обставленный. Лайла сказала, что туда обязательно вломится (вопрос времени – ничего больше) какой-нибудь нарик, пристрастившийся к метамфетамину, и начнет варить свое зелье. Клинт посоветовал ей не волноваться: он знаком с шерифом. Собственно, они почти встречаются. («Ей нравятся стариканы?» – полюбопытствовала Лайла, хлопая глазами и прижимаясь к его бедру.) Второй этаж занимала их спальня, комната Джареда и спальня для гостей, которую супруги приспособили под домашний кабинет. На первом этаже широкую и светлую кухню отделяла от гостиной барная стойка. Справа от гостиной, за закрытыми стеклянными дверями, находилась практически не используемая столовая. Клинт пил кофе за барной стойкой на кухне и читал с айпада «Нью-Йорк таймс». Землетрясение в Северной Корее привело к жертвам, число которых не называлось. Власти Северной Кореи заявляли, что урон минимален благодаря «превосходной архитектуре», но на видео с мобильников хватало и трупов, и руин. Нефтедобывающая платформа горела в Аденском заливе, вероятно, в результате диверсии, но ответственность на себя пока никто не взял. Все страны в регионе в дипломатическом смысле повели себя как мальчишки, игравшие в бейсбол и разбившие окно: не оглядываясь, разбежались по домам. В пустыне Нью-Мексико пошел сорок четвертый день противостояния ФБР и местного ополчения, возглавляемого Сродником Благовестом (он же Скотт Дэвид Уинстид-младший). Эти веселые ребята отказывались платить налоги, признавать верховенство Конституции или сдавать свой немалый арсенал автоматического оружия. Когда люди узнавали, что Клинт – психиатр, они часто обращались к нему с просьбой назвать психические заболевания, которыми, по его мнению, страдали политики, знаменитости и прочие видные деятели. Обычно он отнекивался, но в этом случае полагал, что может поставить правильный диагноз на расстоянии: у Сродника Благовеста, несомненно, одна из разновидностей диссоциативного расстройства. В самом низу первой страницы была фотография женщины с изнуренным лицом. Она стояла перед аппалачской лачугой с младенцем на руках. «Рак в угольной стране». Клинт вспомнил сброс химикалий в местную речку пятью годами ранее. Тогда на неделю прекратили подачу воды. С тех пор вроде бы все наладилось, но Клинт и его семья по-прежнему пили исключительно бутилированную воду, на всякий случай. Солнце согревало лицо. Он посмотрел на два больших вяза в глубине двора, за бассейном. Вязы наводили его на мысли о братьях, сестрах, мужьях и женах: он не сомневался, что под землей их корни переплетались намертво. Вдалеке возвышались зеленые горы. Облака словно таяли на синей сковороде чистого неба. Птицы летали и пели. Стыд и позор, что такая красивая земля растрачивалась впустую на людей. Эту мысль тоже высказал какой-то остряк. Клинту хотелось верить, что на него эта земля не растрачивалась. Он никогда не ожидал, что ему будет принадлежать такой вид. Он задался вопросом, каким дряхлым и слабоумным нужно стать, прежде чем догадаешься, почему одним улыбается удача, а другим постоянно не везет. – Папа, привет. Какие новости в мире? Случилось что-нибудь хорошее? Клинт отвернулся от окна. Джаред вошел на кухню, застегивая молнию рюкзака. – Минуточку… – Клинт пролистал пару электронных страниц. Он не хотел отправлять сына в школу с разливом нефти, ополчением, раком. Ага, вот оно. – Физики предполагают, что Вселенная может существовать вечно. Джаред порылся в буфете, нашел батончик «Нутрибар», сунул в карман. – Полагаешь, это хорошо? Можешь объяснить, что ты хотел этим сказать? Клинт на секунду задумался, потом понял, что сын его подначивает. – Цель твоего вопроса мне ясна. – Глядя на Джареда, он почесал веко средним пальцем. – Так и скажи. Стесняться нечего, папа. Это останется между нами. – Джаред налил себе кофе. Он любил черный, как и Клинт, когда его желудок был моложе. Кофеварка стояла у окна, выходившего на бассейн. Джаред сделал маленький глоток и посмотрел в окно. – Вау! Ты уверен, что можешь оставить маму наедине с Антоном? – Топай, пожалуйста, – ответил Клинт. – Отправляйся в школу и научись там чему-нибудь. Его сын вырос у него на глазах. «Собайка! – таким было первое слово Джареда. В рифму с фуфайкой. – Собайка! Собайка!» Он был симпатичным мальчиком, любопытным и доброжелательным, и стал симпатичным юношей, по-прежнему любопытным и доброжелательным. Клинт гордился тем, что они обеспечили Джареду надежный, безопасный дом, позволив ему развиваться как личности. У самого Клинта все было иначе. У него возникала идея дать парню презервативы, но он не хотел говорить об этом с Лайлой или подталкивать к чему-либо Джареда. Если честно, ему не хотелось даже думать об этом. Джаред настаивал, что они с Мэри только друзья, и, может, даже сам в это верил. Но Клинт видел, как сын смотрел на девушку, и по себе знал: так смотрят, лишь когда хочется стать очень, очень близким другом. – Только после Крутого рукопожатия малой лиги. – Джаред вытянул перед собой руки. – Ты ведь помнишь? Клинт помнил: стукнуться кулаками, сцепить большие пальцы, повернуть руки, раскрыть ладони, дважды хлопнуть ими над головой. И пусть времени на это ушло много, получилось все в лучшем виде. Оба рассмеялись, с утра зарядившись хорошим настроением. Джаред ушел до того, как Клинт вспомнил, что должен напомнить сыну о мусоре. Еще один признак старения: забываешь то, что хотел помнить, и помнишь, что хотел забыть. Он мог быть тем самым остряком, который это сказал. Пожалуй, это следовало вышить на подушке. 6 Шестьдесят дней примерного поведения позволили Джанетт Сорли трижды в неделю по утрам, с восьми до девяти часов, пользоваться комнатой отдыха. На самом деле с восьми до восьми пятидесяти пяти, потому что в девять утра начиналась шестичасовая смена в столярном цехе. Там она проводила время, вдыхая через тонкую хлопчатобумажную маску пары лака, которым покрывала ножки стульев. За эту работу она получала три доллара в час. Деньги поступали на ее счет. Она получит их в виде чека при выходе на свободу (заключенные называли свои рабочие счета «Бесплатной стоянкой», как в «Монополии»). Стулья продавались в тюремном магазине, который находился на другой стороне шоссе номер 17. Некоторые уходили по шестьдесят долларов, большинство – по восемьдесят, и стульев тюрьма продавала очень много. Джанетт не знала, куда шли эти деньги, да ее это и не волновало. Что ее волновало, так это возможность пользоваться комнатой отдыха. Здесь был телевизор с большим экраном, настольные игры, журналы. А также торговый автомат с закусками и еще один, с газировкой. Они принимали только четвертаки, которых у заключенных не было – четвертаки считались контрабандой (уловка-22!), – но, по крайней мере, ты мог полюбоваться витриной. (Плюс в определенные дни недели комната отдыха становилась комнатой встреч, и бывалые посетители, вроде Бобби, сына Джанетт, знали, что нужно приносить с собой пригоршни четвертаков.) В то утро она сидела рядом с Энджел Фицрой, смотрела утренний выпуск новостей по Дабл-ю-ти-ар-эф, каналу 7 из Уилинга. Новости особой новизной не блистали: стрельба из проезжающего автомобиля, сгоревший трансформатор, арест женщины, избившей другую женщину на «Шоу пикапов-монстров», склоки в законодательном собрании штата из-за новой мужской тюрьмы, которую построили на месте прежней горнорудной выработки и в которой повело стены. К новостям государственного масштаба относилась продолжающаяся осада ополченцев Сродника Благовеста. На другом конце света погибшие при землетрясении в Северной Корее, похоже, исчислялись тысячами, а врачи Австралии сообщали о сонной болезни, которая поражала только женщин. – Это все мет, – изрекла Энджел Фицрой. Она неспешно грызла «Твикс», который нашла в лотке выдачи. Растягивала удовольствие. – Ты про кого? Спящих женщин, чику на «Шоу пикапов-монстров» или парня из реалити-шоу? – Возможно, про всех, но думала я про эту чику. Однажды я побывала на таком шоу. Так практически все, кроме детей, или накурились, или чем-то закинулись. Хочешь? – Она ссыпала остатки «Твикса» в ладонь (а вдруг дежурная Лэмпли мониторит комнату отдыха?) и предложила Джанетт. – Не первой свежести, но еще ничего. – Я пас, – отказалась Джанетт. – Иногда я вижу такое, от чего хочется умереть, – будничным голосом продолжила Энджел. – Или хочется, чтобы умерли все остальные. Посмотри на это. – Она указала на новый плакат между автоматами с едой и газировкой. На нем была песчаная дюна со следами, уходящими куда-то вроде бесконечности. Надпись под фотографией гласила: «ДОБРАТЬСЯ СЮДА – ЭТО ВЫЗОВ». – Этот парень добрался туда, но куда он ушел? Где то место? – желала знать Энджел. – Это Ирак? – спросила Джанетт. – Вероятно, в ближайший оазис. – Нет, он умер от теплового удара. Лежит там, где его не видно, с выпученными глазами и кожей черной, как шляпа-цилиндр. – Она не улыбалась. Энджел была наркоманкой крутого замеса, из тех, кто жует кору и использует первач вместо святой воды. Посадили ее за разбойное нападение, но Джанетт догадывалась, что за Энджел числятся едва ли не все категории преступлений. Ее лицо было похоже на череп, обтянутый кожей; казалось, им можно разбить мостовую. За время пребывания в Дулинге она часто гостила в крыле В. А в крыле В камеру разрешалось покидать только на два часа в сутки. Крыло В предназначалось для плохих девочек. – Не думаю, что кожа станет черной, даже если ты умрешь от теплового удара в Ираке, – возразила Джанетт. Возможно, не соглашаться с Энджел – ошибка, даже в шутку, потому что у нее были, как нравилось говорить доктору Норкроссу, «проблемы с контролем гнева», но в это утро Джанетт хотелось рискнуть. – Я о том, что это чушь, – сказала Энджел. – Вызов – просто прожить каждый гребаный день, как ты, вероятно, прекрасно знаешь. – И кто, по-твоему, его повесил? Доктор Норкросс? Энджел фыркнула. – У Норкросса куда больше здравого смысла. Это начальник Коутс. Джейни-и-и-и-ис. Вот кто двумя руками за мотивацию. Видела плакат в ее кабинете? Джанетт видела: антиквариат, но паршивый. На плакате был котенок, повисший на суку. Держись, мол, крошка, держись. Однако большинство здешних котят уже свалились с веток. А некоторые успели покинуть лес. Теперь на экране показывали фото сбежавшего преступника. – Вот это чувак, – прокомментировала Энджел. – Как после этого верить тому, что «черный значит прекрасный»? Джанетт промолчала. На самом деле ей до сих пор нравились мужчины со злыми глазами. Она разбиралась с доктором Норкроссом, как и почему дошла до жизни такой, но ее по-прежнему тянуло к парням, которые выглядели так, словно в любой момент могли огреть тебя металлическим прутом по голой спине, пока ты стояла под душем. – Макдэвид – в одной из наблюдательных камер Норкросса в крыле А, – добавила Энджел. – С чего ты взяла? Джанетт очень нравилась Китти Макдэвид: умная и темпераментная. Ходили слухи, что на свободе Китти водила компанию с крутыми парнями, но настоящей злобы в ней не чувствовалось, разве что по отношению к собственной персоне. Когда-то в прошлом она целенаправленно резала себя: у нее были шрамы на груди, боках, бедрах. Временами она впадала в депрессию, хотя таблетки Норкросса ей помогали. – Если хочешь знать все новости, нужно приходить сюда пораньше. Услышала от нее. – Энджел указала на Мору Данбартон, пожилую бесконвойную, отбывавшую пожизненный срок. Мора очень аккуратно выкладывала на столы журналы из своей тележки. Седые волосы Моры дыбом стояли на голове, словно паутинная корона. На ногах были толстые компрессионные колготки цвета сахарной ваты. – Мора! – позвала Джанетт, но тихо. Крики в комнате отдыха были строго verboten[7]. Исключение делалось только для детей в дни посещений и для заключенных на ежемесячных вечеринках. – Подойди сюда, подруга! Мора медленно покатила тележку к ним. – У меня есть «Семнадцать»[8]. Кому-нибудь интересно? – Меня он не интересовал и в семнадцать, – ответила Джанетт. – Что с Китти? – Она кричала полночи, – ответила Мора. – Странно, что ты не слышала. Ее вывели из камеры, сделали укол и отправили в А. Сейчас она спит. – Она кричала что-то конкретное? – спросила Энджел. – Или кричала вообще? – Кричала, что идет Черная Королева, – ответила Мора. – Говорила, что она сегодня прибудет. – Арета[9] приезжает, чтобы дать здесь концерт? – спросила Энджел. – Она – единственная черная королева, которую я знаю. Мора не обратила внимания на ее слова. Она смотрела на синеглазую блондинку с обложки журнала. – Точно никто не хочет этот номер? Там такие красивые вечерние платья. – Такое платье я без своей тиары не надену, – засмеялась Энджел. – Доктор Норкросс уже осмотрел Китти? – спросила Джанетт. – Еще нет, – ответила Мора. – Однажды у меня было вечернее платье. Такое красивое, синее, пышное. Мой муж прожег в нем дыру утюгом. Случайно. Он только старался помочь. Никто не учил его гладить. Большинство мужчин никогда ничему не учатся. И он тоже не научится, это точно. Джанетт и Энджел промолчали. Все знали, что сделала Мора Данбартон со своим мужем и двумя детьми. Случилось это тридцать лет тому назад, но некоторые преступления не забываются. 7 Три или четыре года назад – а может, пять или шесть, время летело стремглав, и ориентиры расплывались перед глазами – на автомобильной стоянке за «Кей-мартом» в Северной Каролине мужчина сказал Тиффани Джонс, что она нарывается на неприятности. И пусть последние пятнадцать лет она помнила смутно, тот момент остался с ней навсегда. Кричали чайки, копавшиеся в мусоре у разгрузочной площадки «Кей-марта». Моросил дождь, вода стекала по стеклам джипа, в котором она сидела. Джип принадлежал парню, который сказал, что она нарывается на неприятности. Парень работал охранником торгового центра. Она только что отсосала ему. Причина заключалась в том, что он поймал ее на краже дезодоранта. Они быстро пришли к взаимовыгодному соглашению: она делает ему минет, а он ее отпускает. Мужчина был тучным сукиным сыном, и потребовалась определенная ловкость, чтобы добраться до его члена в пространстве, ограниченном животом, бедрами и рулевой колонкой. Но Тиффани уже умела много чего, и эта мелочь даже не вошла бы в длинный список ее достижений, если бы не его слова. «Не повезло тебе, да? – Сочувственная гримаса растеклась по его потному лицу. Он елозил по сиденью, пытаясь натянуть ярко-красные спортивные штаны, наверное, единственное, что на него налезало. – Ты должна понимать, что нарываешься на неприятности, когда оказываешься в таком положении, как сейчас, и тебе приходится иметь дело с таким, как я». До этого момента Тиффани полагала, что насильники – люди вроде ее кузена Трумана – не понимают, что творят. Иначе как они могли жить? Разве можно причинять боль или унижать человека, полностью отдавая себе отчет в том, что делаешь? Однако получалось, что можно. И мужчины вроде этого хряка-охранника прекрасно понимали, что творят. Для Тиффани это откровение стало настоящим шоком. Многое в ее дерьмовой жизни разом прояснилось. Тиффани даже не знала, сможет ли смириться с этим. Три или четыре мотылька кружили в шаровом светильнике над столом. Лампа перегорела, но утреннего света вполне хватало. Мотыльки бились о стекло, их маленькие тени подрагивали. Как они попали туда? И, между прочим, как она попала сюда? На какое-то время, после тяжелого подросткового периода, Тиффани удалось устроить свою жизнь. В 2006-м она работала в бистро, получала приличные чаевые. Снимала двухкомнатную квартиру в Шарлотсвилле и выращивала папоротники на балконе. Устроилась неплохо, с учетом того, что так и не закончила старшие классы. По выходным ей нравилось арендовать крупную гнедую кобылу по кличке Молина, которую отличал мягкий характер и легкий галоп, и скакать по национальному парку Шенандоа. А теперь она в трейлере в Восточном Усранске, Аппалачи, и не просто нарывается на неприятности – уже нарвалась. Впрочем, неприятности завернули в вату. Они не кололись, чего следовало ждать от неприятностей, и это, возможно, было самым худшим: ты находилась глубоко внутри, загнанная на нижний уровень самосознания, где не могла даже… Тиффани услышала глухой звук и тут же оказалась на полу. Бедро запульсировало болью от удара о край стола. Труман смотрел на нее сверху вниз, сигарета свисала из уголка рта. – Земля вызывает крэковую шлюху. – На нем были только ковбойские сапоги и боксеры. Кожа обтягивала ребра, как вакуумная упаковка. – Земля вызывает крэковую шлюху, – повторил Труман и хлопнул в ладоши перед ее лицом, словно она была нашкодившей собачонкой. – Ты чего, не слышишь? Кто-то стучится в дверь. Трум был таким говнюком, что иногда Тиффани, когда она чувствовала себя живой и у нее даже возникало желание расчесать волосы или позвонить Элейн, женщине из Центра планирования семьи, которая хотела, чтобы она согласилась лечиться от наркомании, испытывала к нему прямо-таки научный интерес. Трум тянул на эталон говнюка. Тиффани даже спрашивала себя: «А тот-то и тот-то больший говнюк, чем Труман?» Редко кто мог с ним сравниться… собственно, пока, официально, только Дональд Трамп и людоеды. Список гнусностей Трумана получался длинным. Мальчишкой он совал палец себе в задницу, а потом впихивал в ноздри детям помладше. Затем обкрадывал мать, сдавал в ломбард ее украшения и ценные вещи. Он подсадил Тиффани на мет в тот самый день, когда появился в милой квартире в Шарлоттсвилле. Он вполне мог ткнуть в твою голую плоть зажженной сигаретой, когда ты спал, считая это детской шалостью. Труман был насильником, но ни разу не попался. Некоторым говнюкам невероятно везло. Его лицо покрывала неровная рыжевато-золотистая борода, зрачки казались огромными, но выпяченная челюсть выдавала вечно ухмыляющегося, бесцеремонного хама. – Давай, крэковая шлюха. – Что? – удалось спросить Тиффани. – Я же сказал тебе, открой дверь! Господи Иисусе! – Он сделал вид, будто собирается ударить ее, и она закрыла голову руками, сморгнув слезы. – Да пошел ты, – вяло ответила Тиффани, надеясь, что доктор Фликинджер не слышит. Он был в ванной. Доктор Тиффани нравился. Доктор был забавным. Называл ее «мадам» и подмигивал, давая понять, что не издевается. – Ты беззубая, глухая крэковая шлюха, – объявил Труман, упуская из виду очевидный факт, что и ему самому не мешало бы сходить к стоматологу. Приятель Трумана вышел из спальни трейлера, сел за складной стол и сказал: – Крэковая шлюха звонит домой. – Он засмеялся собственной шутке и поерзал локтем. Тиффани не могла вспомнить имени приятеля, но надеялась, что его мать невероятно горда своим сыном, который вытатуировал на кадыке мистера Хэнки, рождественскую какашку из мультсериала «Южный Парк». В дверь постучали. На этот раз Тиффани услышала: уверенный двойной стук. – Не бери в голову! Не хочу доставлять тебе лишних хлопот, Тифф. Сиди и дальше на своей тупой заднице. – Труман распахнул дверь. На пороге стояла женщина в одной из клетчатых рубашек Трумана, из-под которой виднелись загорелые ноги. – Что такое? – спросил Труман. – Чего надо? – Привет, мужик, – ответила женщина тихим голосом. – Ты из «Эйвона» или как? – спросил приятель Трумана, не поднимаясь со стула. – Послушай, детка, – сказал Труман, – мы тебе рады, заходи, но знаешь, эта рубашка мне самому нужна. От этих слов приятель Трумана засмеялся. – Клево! У тебя день рождения, Трум, или как? Тиффани услышала, как в ванной спустили воду. Доктор Фликинджер закончил справлять нужду. Женщина у двери выбросила вперед руку и сжала шею Трумана. Он захрипел, сигарета вывалилась изо рта. Труман вцепился пальцами в запястье женщины. Тиффани увидела, как под давлением пальцев побелела кожа, но женщина не ослабила хватку. Красные круги появились на скулах Трумана. Кровь потекла из разорванного его ногтями запястья женщины. Та по-прежнему крепко держала Трумана. Хрип перешел в свист. Свободной рукой Труман нащупал рукоятку охотничьего ножа, заткнутого за резинку трусов, и вытащил его. Женщина шагнула в трейлер, ее вторая рука перехватила поднимающуюся руку Трумана с ножом. Женщина заставила Трумана попятиться и впечатала его в противоположную стену трейлера. Все произошло так быстро, что Тиффани не успела разглядеть лица незнакомки, только завесу спутанных волос до плеч, таких черных, что они будто отливали зеленым. – О-го-го, – изрек приятель Трумана, поднимаясь и протягивая руку к пистолету, который лежал за рулоном бумажных полотенец. Красные круги на скулах Трумана расплылись в лиловые кляксы. Звуки, которые он издавал, напоминали скрип кроссовок по паркету. Гримаса превратилась в грустную клоунскую улыбку. Глаза закатились. Тиффани видела, как слева от грудины туго натянутая кожа пульсирует в такт ударам сердца. Женщина обладала невероятной силой. – О-го-го, – повторил приятель Трумана, когда женщина ударила головой в лицо Труману. Нос Трума сломался с треском петарды. Кровь выплеснулась на потолок, несколько капель попали на стеклянный шар светильника. Мотыльки взбесились и принялись отчаянно биться о стекло; звук напоминал удары кубика льда о стенки стакана. Когда взгляд Тиффани соскользнул вниз, она увидела, как женщина разворачивает Трумана к складному столику. Приятель Трумана уже стоял и нацеливал на нее пистолет. Трейлер наполнился грохотом, словно каменный шар для боулинга разметал кегли. Во лбу Трумана появилась дыра с неровными краями, напоминающая элемент пазла. Лоскут кожи с частью брови закрыл один глаз. Кровь хлынула на отвисшую челюсть и подбородок. Лоскут кожи с бровью дернулся. Тиффани подумала о вращающихся щетках автомойки на ветровом стекле. Вторая пуля пробила дыру в плече Трумана, на этот раз кровь теплыми каплями брызнула на лицо Тиффани, а женщина, держа Трумана перед собой, бросилась на его приятеля. Столик рухнул под тяжестью трех тел. Тиффани не слышала собственного крика. Время скакнуло вперед. Придя в себя, Тиффани обнаружила, что сидит в углу стенного шкафа, до подбородка укрытая дождевиком. Глухие, ритмичные удары раскачивали жилой автоприцеп. Тиффани вспомнилась кухня бистро в Шарлотсвилле в те далекие благополучные годы, повар, отбивающий деревянным молотком телятину. Удары были схожими, только гораздо, гораздо сильнее. Послышался скрежет разрываемого металла и пластика, потом удары прекратились. Автоприцеп перестал качаться. В дверь стенного шкафа постучали. – Ты в порядке? – Вернулась та самая женщина. – Уходи! – взвизгнула Тиффани. – Тот, кто был в ванной, удрал через окно. Думаю, о нем ты можешь не тревожиться. – Что ты наделала? – Тиффани зарыдала. На ней запеклась кровь Трумана, и она не хотела умирать. Женщина ответила не сразу. Собственно, ответа и не требовалось. Тиффани видела, что она сделала, и увидела предостаточно. Как и услышала. – Сейчас тебе нужен отдых, – сказала женщина. – Просто отдых. Несколько секунд спустя Тиффани показалось, хотя уши у нее заложило от грохота выстрелов, что закрылась входная дверь. Она свернулась в клубок под дождевиком и простонала имя Трумана. Он научил ее курить травку. Маленькими затяжками, говорил он. «Тебе станет лучше». Наврал, конечно! Каким он был мерзавцем, каким чудовищем. Тогда почему она плакала, скорбя о нем? Ничего не могла с собой поделать. Хотела бы не плакать, но не могла. 8 Женщина из «Эйвон», которая вовсе не была женщиной из «Эйвон», уходила от жилого автоприцепа, направляясь к ангару, в котором варили мет. С каждым шагом запах пропана усиливался, пока воздух, казалось, не пропитался им. На земле оставались отпечатки ее следов, белые, маленькие, аккуратные. Возникавшие ниоткуда, словно ее подошвы сочились млечным соком. Подол позаимствованной рубашки развевался вокруг длинных ног. У самого ангара она достала из куста застрявший в ветках листок бумаги. Поверху надпись большими синими буквами сообщала: «ЕЖЕДНЕВНАЯ РАСПРОДАЖА ВСЕГО». Ниже размещались картинки холодильников, больших и маленьких, стиральных и посудомоечных машин, микроволновок, пылесосов, в том числе и «Грязных дьяволов», уплотнителей мусора, кухонных комбайнов и так далее. На одной картинке стройная молодая женщина в джинсах многозначительно улыбалась дочке, такой же блондинке, как и мать. Миловидная девчушка держала на руках пластмассовую куклу и улыбалась ей. На больших телевизионных экранах мужчины играли в футбол, играли в бейсбол, водили спортивные автомобили. Мужчины стояли у грилей с огромными вилками и щипцами. Хотя прямо на это не указывалось, посыл рекламного проспекта был очевиден: женщины создают уют, мужчины жарят добычу. Иви свернула рекламный проспект в трубочку и начала щелкать пальцами левой руки под выступающим краем. Каждый щелчок сопровождался искрой. На третьей искре трубочка вспыхнула. Жарить Иви тоже могла. Она подняла трубочку, убедилась, что бумага разгорелась, и бросила ее в ангар. Быстрым шагом пошла прочь, через лес к шоссе номер 43, которое местные называли Боллс-Хилл-роуд. – Трудный день, – сказала она мотылькам, вновь порхавшим вокруг нее. – Трудный, очень трудный день. Она не оглянулась на взрыв ангара и бровью не повела, когда над головой со свистом пронесся кусок гофрированного стального листа. Глава 2 1 Управление шерифа округа Дулинг дремало под утренним солнцем. Все три камеры с настежь раскрытыми решетчатыми дверьми пустовали, недавно вымытые полы пахли дезинфицирующей жидкостью. Пустовала и единственная комната для допросов, как и кабинет Лайлы Норкросс. При исполнении находилась только Линни Марс, диспетчер. На стене за ее столом висел плакат с ощерившимся здоровенным заключенным в оранжевом комбинезоне, с гантелями в руках. «У НИХ ВЫХОДНЫХ НЕ БЫВАЕТ, – гласила надпись, – И У ТЕБЯ БЫТЬ НЕ ДОЛЖНО». Линни взяла за правило игнорировать этот доброжелательный совет. Она не старалась поддерживать форму, за исключением короткого периода увлечения спортивными танцами в Ассоциации молодых христианок, но за собой следила. Вот и теперь ее увлекла статья в «Мэри Клер» о том, как правильно подводить глаза. Чтобы получить ровную, четкую линию, следовало прежде всего упереться мизинцем в скулу. Таким образом можно было контролировать движение кисточки, да и рука не дрожала. В статье предлагалось начинать с середины и двигаться к дальнему краю глаза, а потом к носу, чтобы довести дело до конца. Днем рекомендовалась тонкая полоска, а более широкая, более яркая – на важный вечер с парнем, которого ты надеялась… Зазвонил телефон. Не обычный аппарат, а с красной наклейкой на трубке. Линни отложила «Мэри Клер» (мысленно наказав себе заехать в «Райт-эйд» и купить лореалевскую «Опак») и взяла трубку. Она работала диспетчером уже пять лет и знала, что столь ранним утром речь могла пойти только о кошке на дереве, убежавшей собаке, несчастном случае на кухне или – она надеялась, что ничего такого не будет, – задыхающемся младенце. Все дерьмо, связанное с оружием, случалось лишь после захода солнца и обычно имело отношение к «Скрипучему колесу». – Девять-один-один, какая у вас чрезвычайная ситуация? – Женщина из «Эйвон» убила Трума! – крикнула женщина в трубку. – Она убила Трума и приятеля Трума! Я не знаю его имени, но она пробила его гребаной головой гребаную стену! И если я увижу это еще раз, я ослепну! – Мэм, все звонки по линии девять-один-один записываются, – напомнила Линни, – и мы не одобряем розыгрыши. – Я никого не разыгрываю! Кто разыгрывает? Какая-то сука ни с того ни с сего заявилась сюда и убила Трума! Трума и еще одного парня. Везде кровь! Когда женщина заплетающимся языком упомянула «Эйвон», Линни была на девяносто процентов уверена, что это розыгрыш или звонок чокнутой; теперь она была на восемьдесят процентов уверена, что это правда. Женщина так тараторила, что Линни с трудом ее понимала, учитывая местный выговор. Если бы Линни не родилась в Минк-Кроссинг, округ Канова, что в Западной Виргинии, то могла бы подумать, что говорит с иностранкой. – Как вас зовут, мэм? – Тиффани Джонс, но при чем здесь мое имя? Они мертвы, и я не знаю, почему она оставила меня в живых. А если она вернется? Линни наклонилась к сегодняшнему расписанию дежурств: кто под рукой, кто на патрулировании. Автомобильный парк управления шерифа включал всего девять патрульных машин, и одна или две почти всегда были в ремонте. Округ Дулинг был самым маленьким в штате, однако не самым бедным. Эта сомнительная честь принадлежала соседнему округу Макдоуэлл, той еще глухомани. – Я не вижу вашего номера на дисплее. – Конечно, не видите. Это одноразовая мобила Трума. Он что-то с ними делает. Он… – Пауза, треск, голос Тиффани Джонс удалился и стал более визгливым. – Боже мой, лаборатория только что взорвалась! Почему она это сделала? Боже, боже, боже… Линни уже собралась спросить, о чем речь, потом услышала грохот взрыва. Не очень сильного, стекла не задребезжали, но что-то действительно взорвалось. Словно реактивный самолет из Лэнгли, штат Виргиния, преодолел звуковой барьер. И с какой скоростью распространяется звук? – спросила себя Линни. Вроде бы мы это изучали на уроках физики. Но школа с уроками физики осталась в далеком прошлом. Почти в другой жизни. – Тиффани? Тиффани Джонс? Вы еще там? – Вы должны кого-то прислать, пока огонь не перекинулся на лес! – завопила Тиффани так громко, что Линни отодвинула трубку от уха. – Принюхайтесь, черт бы вас побрал! Посмотрите на дым! Он уже столбом валит! Это рядом с Боллс-Хилл, за паромом и лесопилкой. – Эта женщина, как вы сказали, из «Эйвон»… Тиффани засмеялась сквозь слезы. – Копы сразу узнают ее, если увидят. Она вся в крови Трумана Мейвезера. – Позвольте записать ваш ад… – У жилого автофургона никакого адреса нет! Трум почту не получал! Просто заткни пасть и пришли кого-нибудь! На этом Тиффани бросила трубку. Линни пересекла пустой основной офис и вышла в солнечное утро. Несколько человек стояли на тротуарах Мэйн-стрит, заслоняя глаза рукой, и смотрели на восток. Там, милях в трех, поднимался черный дым. Столбом уходил в небо, слава богу, не расползался в стороны. И да, это было неподалеку от лесопилки Адамса, места, которое она хорошо знала, сначала по поездкам на пикапе с отцом, потом – по поездкам на пикапе с мужем. У мужчин бывали странные пристрастия. Лесопилки, возможно, значительно уступали турнирам по стрельбе, но обгоняли «Шоу пикапов-монстров». – И что там у нас? – спросил Дрю Т. Бэрри, владелец «Гарантии Дрю Т. Бэрри», стоявший перед витриной своего заведения. Линни буквально видела колонки компенсационных сумм, которые скользили в голове Дрю Т. Бэрри. Она молча вернулась в здание, чтобы сначала позвонить в пожарную охрану (хотя догадывалась, что там уже звонят телефоны), потом Терри Кумбсу и Роджеру Элуэю, находившимся в патрульном автомобиле номер четыре, и, наконец, боссу, которая, вероятно, спала, сказавшись больной прошлым вечером. 2 Но Лайла Норкросс не спала. Она прочитала в журнальной статье, вероятно, ожидая приема у стоматолога или окулиста, что в среднем человеку требовалось от пятнадцати до тридцати минут, чтобы уснуть. Однако имелось условие, о котором Лайла и сама прекрасно знала: спокойствие. Она же о спокойствии могла только мечтать. К тому же она лежала одетая, хотя расстегнула брюки и пуговицы коричневой форменной рубашки, а также сняла форменный ремень. Еще она не привыкла лгать мужу даже по мелочам – и до этого утра никогда не лгала по-крупному. Авария на Маунтин-Рест-роуд, написала она в сообщении. Не звони, нам нужно расчистить дорогу. Этим утром она даже добавила вполне реалистичных подробностей – и теперь не находила себе места: Наполнитель для кошачьих лотков на дороге! Понадобился бульдозер! Такое событие не могла обойти вниманием еженедельная газета Дулинга, верно? Правда, Клинт никогда ее не читал, так что опасаться было нечего. Однако люди не могли не комментировать столь забавное происшествие, а раз не комментировали, у него наверняка возникли бы вопросы… «Он хочет, чтобы его поймали, – сказала она Клинту, когда они смотрели по каналу Эйч-би-оу документальный сериал, который назывался «Тайны миллиардера»: о богатом и эксцентричном серийном убийце Роберте Дерсте. Случилось это в самом начале второй из шести серий. – Он никогда не согласился бы говорить с этими документалистами, если бы не хотел». И действительно, Роберт Дерст теперь сидел в тюрьме. Но хотела ли она, чтобы ее поймали? Если нет, зачем отправила сообщение? В тот момент она нашла оправдание: если бы он позвонил и услышал шум в спортивном зале средней школы Кофлина – крики толпы, скрип кроссовок по паркету, рев горна, – то вполне мог спросить, где она и что там делает. Но она могла не принимать вызов и отправить его на голосовую почту, верно? Чтобы перезвонить позже. Я об этом не подумала, сказала она себе. Нервничала, очень расстроилась. Правда это или ложь? Утро показало, что скорее последнее. К первой небылице она добавила вторую. Хотела заставить Клинта вырвать у нее признание, хотела, чтобы он потянул за ниточку, которая распутает клубок. Она с сожалением подумала что, несмотря на опыт, накопленный за время службы в полиции, ее муж, психиатр, проявил бы себя куда лучшим преступником. Клинтон знал, как хранить секрет. Лайле казалось, что она вдруг обнаружила в своем доме еще один этаж. Совершенно случайно нажала потайную кнопку, и открылась неизвестная дверь, за которой находилась лестница. А дальше, дальше она нашла крючок, на котором висел пиджак Клинта. Потрясение было велико, боль – еще хуже, но самым ужасным стал стыд: как ты могла ничего не замечать? А когда все узнала, когда открылись реалии жизни, как могла не выкрикнуть это во весь голос? Если известие о том, что у твоего мужа, с которым ты более пятнадцати лет общалась каждый день, отца твоего ребенка, есть еще дочь, о которой он никогда не упоминал, если это не заставило тебя издать крик, вопль ярости и обиды, тогда что заставит? Вместо этого она пожелала ему хорошего дня и откинулась на подушку. Усталость наконец-то начала брать верх и вытеснять печаль. Лайла проваливалась в небытие, и это радовало. Все будет проще после пяти или шести часов сна. Она более-менее успокоится, сможет поговорить с ним, и, возможно, Клинт поможет ей понять. Ведь это его работа, так? Находить смысл в хаосе жизни. Что ж, она устроила хаос и ему. Наполнитель для кошачьих лотков по всей дороге. Кошачье дерьмо в потайном коридоре, кошачий наполнитель и кошачье дерьмо на баскетбольной площадке, где девушка по имени Шейла выставила плечо, оттолкнула защитницу и рванула к кольцу, чтобы забросить очередной мяч. Слеза скатилась по щеке, и Лайла выдохнула, уже почти засыпая. Что-то защекотало ей лицо. То ли прядь волос, то ли нитка, вылезшая из наволочки. Она смахнула ее, чуть глубже провалилась в сон и уже почти отключилась, когда зазвонил мобильник, хранившийся в чехле на ремне, который сейчас лежал на сундуке из кедра в изножье кровати. Лайла открыла глаза и села. Нитка, или прядь волос, или что-то еще вновь коснулось щеки. Она отбросила это что-то в сторону. Клинт, если это ты… Взяла мобильник, посмотрела на экран. Не Клинт. «БАЗА». Часы показывали 7:57. Лайла нажала кнопку «ОТВЕТ». – Шериф? Лайла? Вы проснулись? – Нет, Линни, это сон. – Я думаю, у нас большая проблема. Линни говорила четко и по существу, как и полагалось профессионалу. За это Лайла поставила ей высший балл, но в голосе диспетчера слышался акцент, и это означало, что она встревожена, то есть дело серьезное. Лайла широко раскрыла глаза, словно надеялась, что это поможет проснуться. – Звонившая сообщила о нескольких убийствах в районе лесопилки Адамса. Возможно, она ошиблась, или солгала, или у нее галлюцинации, но там что-то взорвалось. Вы не слышали? – Нет. В точности перескажи, что тебе известно. – Я могу прокрутить наш… – Просто скажи. Линни сказала: обкуренная женщина, в истеричном состоянии, говорит, что двое убиты. Это сделала некая женщина из «Эйвон», что-то взорвалось, виден столб дыма. – И ты отправила… – Четвертый. Терри и Роджера. Согласно их последнему выходу на связь, они менее чем в миле. – Ясно. Это хорошо. – А вы… – Уже еду. 3 На полпути к патрульному автомобилю она заметила, что Антон Дубчек вытаращился на нее. Без рубашки, с блестящими на солнце бугрящимися мускулами, в штанах, едва не спадающих с бедер, уборщик бассейнов выглядел так, будто прибыл на кастинг моделей для майской странички настенного календаря «Чиппендейлс». Антон стоял на тротуаре рядом со своим пикапом, доставал из кузова какое-то оборудование для чистки. По борту тянулась надпись флорентийским шрифтом: «Уборка бассейнов от Антона». – Куда уставился? – спросила Лайла. – На утреннюю зарю, – ответил Антон и одарил ее улыбкой, которая, вероятно, покорила бы любую официантку в Триокружье. Посмотрев вниз, Лайла обнаружила, что не застегнула и не заправила форменную рубашку. Простой белый бюстгальтер был не эффектнее любого из ее двух бикини (да и выглядел не столь презентабельно), но нижнее белье странным образом действовало на мужчин: стоило им увидеть женщину в бюстгальтере, как создавалось впечатление, будто они только что выиграли пятьдесят баксов в пятидолларовой мгновенной лотерее «Доллары из грязи». Черт, да в свое время Мадонна сделала на этом карьеру. Скорее всего до рождения Антона, внезапно поняла Лайла. – Эта фраза срабатывает, Антон? – спросила она, застегивая пуговицы и заправляя рубашку. – Хоть иногда? Улыбка стала шире. – Вы не поверите. Ах, какие белые зубы. Вполне поверит. – Если захочешь колу, дверь черного хода открыта. Запри ее, когда будешь уходить, хорошо? – Будет исполнено. – Он шутливо отдал честь. – Но никакого пива. Слишком рано даже для тебя. – А где-то уже пять часов… – Давай без этой песни, Антон. У меня была долгая ночь, и, если только мне не удастся вздремнуть, день тоже будет долгим. – Тоже будет исполнено. Но, шериф, у меня плохие новости: я практически уверен, что у ваших вязов голландская болезнь. Хотите, чтобы я оставил вам телефон моего специалиста по деревьям? Вы же не позволите этой болезни… – Оставь, заранее благодарю. – Деревья Лайлу совершенно не волновали, тем более этим утром, но она не могла не отметить все свалившиеся на нее зараз неприятности: ее ложь, недомолвки Клинта, усталость, пожар, трупы, теперь еще заболевшие деревья – и все это до девяти часов. Не хватало разве что перелома руки у Джареда или чего-то такого. В этом случае Лайле не останется ничего другого, кроме как пойти в церковь Святого Луки и умолить отца Лафферти позволить ей исповедаться. Она выехала задним ходом с подъездной дорожки, направилась на восток по Тримейн-стрит, миновала знак «Стоп» без остановки, за что обязательно получила бы штрафную квитанцию, если бы не возглавляла полицию округа, увидела дым, поднимающийся над шоссе номер 17, и включила мигалку. Сирену она припасла для трех кварталов, составлявших деловой центр Дулинга. Пусть знают, что она при исполнении. 4 Остановившись на красный сигнал светофора напротив школы, Фрэнк Джиэри постукивал пальцами по рулевому колесу. Он ехал к дому судьи Сильвера. Старик позвонил ему по мобильнику. Судя по всему, совсем потерял голову. Его кошку, Какао, сбила машина. Знакомая бомжиха в несметном количестве одежек, скрывавших ее ноги, перешла дорогу перед его пикапом, толкая тележку из супермаркета. Бомжиха разговаривала сама с собой, а ее лицо было таким веселым, таким жизнерадостным. Вероятно, одна из населяющих ее разум личностей планировала вечеринку-сюрприз по случаю дня рождения другой личности. Фрэнк иногда думал, что хорошо быть безумным – не таким безумным, каким считала его Элейн, но действительно безумным, разговаривающим-с-самим-собой-и-толкающим-тележку-из-супермаркета-с-мусорными-мешками-и-верхней-половиной-мужского-манекена. Какие у безумных людей поводы для волнений? Безумные, разумеется, хотя в своей фантазии о безумии Фрэнк воображал, что все гораздо проще. Вылить хлопья с молоком себе на голову или в почтовый ящик? Если ты рехнулся, это трудное решение, чреватое стрессом. У Фрэнка стресс вызывали грядущие сокращения муниципального бюджета Дулинга, которые могли оставить его без работы. Другой причиной для стресса была необходимость держать себя в руках на выходных, когда он виделся с дочерью, и знать, что Элейн не верит, что он способен держать себя в руках. Жена копала под него, это ли не почва для стресса? Так что с дилеммой, куда выливать хлопья с молоком, себе на голову или в почтовый ящик, он бы разобрался легко. Хлопья – на голову, молоко – в почтовый ящик. И все дела. Вспыхнул зеленый свет, и Фрэнк повернул налево, на Мэллой-стрит. 5 На противоположной стороне улицы бомжиха – Старая Эсси для волонтеров в ночлежке, Эсси Уилкокс в далеком прошлом – вкатывала тележку по невысокой, заросшей травой насыпи, что окружала школьную автомобильную стоянку. Добравшись до асфальта, Эсси направилась к спортплощадкам и чахлому лесу за ними, где жила в теплые месяцы. – Поторопитесь, детки, – сказала она, глядя прямо перед собой, словно обращаясь к дребезжащему содержимому тележки, но в действительности беседуя с четырьмя абсолютно одинаковыми маленькими девочками, ее невидимыми дочками, которые шли следом за ней, словно утята. – Нам нужно успеть домой к ужину… Иначе сами станем ужином! В котле ведьмы! Эсси рассмеялась, но девочки расплакались и захныкали. – Да ладно вам, глупышки! – сказала она. – Я же шучу. Миновав парковку, Эсси покатила тележку по футбольному полю. Девочки повеселели. Они знали, что мама убережет их от любой напасти. Они были хорошими девочками. 6 Иви стояла между двумя поддонами недавно напиленных сосновых досок в левой части лесопилки Адамса, когда патрульный автомобиль номер четыре проскочил мимо. Один из поддонов закрывал ее от зевак, собравшихся перед основным корпусом лесопилки, но не от шоссе. Впрочем, патрульные не обратили на нее внимания, хотя из одежды на ней по-прежнему была лишь рубашка Трумана Мейвезера, а ее лицо и руки пятнала его кровь. Копы смотрели только на дым, поднимавшийся на границе иссушенного леса. Терри Кумбс наклонился вперед и показал пальцем: – Видишь большую скалу, на которой краской из баллончика написано: «ТИФФАНИ ДЖОНС СОСЕТ»? – Да. – Сразу за ней проселочная дорога. Сворачивай на нее. – Ты уверен? – спросил Роджер Элуэй. – До дыма еще не меньше мили. – Уверен. Я бывал здесь раньше, когда Трум Мейвезер считал себя сутенером на полную ставку и заводчиком конопли на полставки. Судя по всему, он вышел на более высокий уровень. На проселке автомобиль сперва занесло, потом сцепление колес с дорогой восстановилось. Роджер мчался на сорока милях в час, поэтому иной раз машину крепко подбрасывало, несмотря на усиленную подвеску. Высокие сорняки между колеями шуршали по днищу. Теперь чувствовался запах дыма. Терри схватил микрофон. – Четвертый вызывает базу. База, это четвертый. – Четвертый, это база, – тут же откликнулась Линни. – Будем на месте через три минуты, если только Роджер не загонит нас в кювет. – Роджер оторвал руку от руля, чтобы показать напарнику палец. – Что там с пожарными? – Уже едут. Все четыре машины плюс «Скорая». И волонтеры, конечно. Прямо за вами. Ищите женщину из «Эйвон». – Женщину из «Эйвон», принято. Конец связи. Терри как раз вешал микрофон на крючок, когда на очередном ухабе они на мгновение взлетели в воздух. Роджер резко затормозил. Впереди дорогу покрывали куски гофрированного металла, разорванные пропановые баллоны, пластмассовые канистры, тлеющие обрывки бумаги. Заметил Роджер и черно-белый диск, напоминавший ручку газовой плиты. Часть стены ангара привалилась к сухому дереву, которое пылало, как факел тики. Две сосны, росшие рядом с теперь искореженной задней стеной ангара, тоже горели. Как и придорожные кусты. Роджер открыл багажник, схватил огнетушитель и принялся заливать пеной подлесок. Терри достал пожарное покрывало, чтобы тушить мусор на дороге. Скоро прибудут пожарные; следовало приложить все силы, чтобы не допустить распространения огня. Подбежал Роджер с огнетушителем в руках. – У меня пусто, да и тебе похвастаться нечем. Давай сваливать отсюда, пока нам не врезали в задний бампер. Что скажешь? – По-моему, идея прекрасная. Лучше взглянем, что творится в имении Мейвезера. Пот катился по лбу Роджера и блестел на коротко стриженных редких светлых волосах. Он сощурился. – Чего Мейвезера? Напарник Терри нравился, тут двух мнений быть не могло, но он никогда не взял бы Роджера в свою команду на викторинах, которые проводились по средам в «Скрипучем колесе». – Не важно. Поехали. Роджер поспешил за руль. Терри уселся на пассажирское сиденье. Из-за поворота в сорока ярдах от них показалась пожарная машина, цепляя бортами ветки деревьев. Терри помахал пожарным рукой, потом снял закрепленный под приборным щитком дробовик. Береженого Бог бережет. Они въехали на поляну, где на домкратах стоял трейлер, выкрашенный в отвратительный бирюзовый цвет аквариумных камушков. Ступенями служили бетонные блоки. Компанию трейлеру составлял тронутый ржавчиной пикап «F-150» с двумя спущенными колесами. На заднем откидном борту, ссутулившись, сидела женщина. Ее лицо скрывали тусклые рыжеватые волосы. Одета в джинсы и топ. Вся кожа в татуировках. На правом предплечье Терри прочитал: «ЛЮБОВЬ». Босые ноги женщины покрывала грязь. Она была невероятно худа. – Терри… – Роджер вдохнул, и в горле что-то булькнуло: похоже, он подавлял рвотный рефлекс. – Вон там! Увиденное напомнило Терри забаву, в которой он мальчишкой участвовал на окружной ярмарке. Человек всовывал голову в дыру в картонном Моряке Попае, и за десять центов ты мог бросить в него три полиэтиленовых пакетика с цветной водой. Только под головой, торчавшей из стены трейлера, была не вода. Внезапно на Терри навалилась безмерная усталость. Тело набрало вес, будто внутренности превратились в бетон. Такое с ним случалось и раньше, обычно на месте автомобильных аварий с человеческими жертвами, и он знал, что это быстро пройдет, но пока оно длилось, чувство это было чудовищным. Оно возникало, когда ты смотрел на ребенка, по-прежнему сидевшего в детском кресле, но с вспоротым животом… или на торчавшую из стены трейлера голову с содранной кожей… И ты поневоле задавался вопросом, а на кой черт создали этот мир. Хорошего в нем было мало, зато отвратительного хватало с лихвой. Женщина на заднем борту пикапа подняла голову. Бледное лицо, глаза обведены черными кругами. Она протянула к полицейским руки, но тут же опустила их на колени, словно они были слишком тяжелыми, очень-очень тяжелыми. Терри ее знал: одна из проституток Трума Мейвезера, прежде чем тот принялся варить мет. Может, осталась здесь, потому что ее повысили в подружки Трума… если такое можно назвать повышением. Он вылез из патрульного автомобиля. Она соскользнула с заднего борта и упала бы на колени, если бы Терри не подхватил ее. Под ледяной кожей прощупывались ребра. Вблизи стало видно, что часть татуировок – синяки. Женщина вцепилась в него и заплакала. – Ну, будет, будет, – попытался успокоить ее Терри. – Перестань, девочка. Ты в порядке. Что бы здесь ни случилось, ты жива и невредима. При других обстоятельствах он бы посчитал единственную выжившую главной подозреваемой, а бред про «Эйвон» – полной ахинеей, но мешок с костями в его руках никогда бы не смог пробить стену трейлера головой человека. Терри не знал, как давно Тиффани подсела на зелье Трумана, но, по его представлениям, в нынешнем состоянии ей требовались огромные усилия даже для того, чтобы высморкаться. Подошел Роджер, выглядевший на удивление веселым. – Это вы звонили, мэм? – Да… Роджер достал блокнот. – Ваше имя? – Это Тиффани Джонс, – ответил Терри. – Я не ошибаюсь, Тифф? – Нет, сэр, и я видела вас раньше. Когда приезжала, чтобы забрать Трума из тюрьмы. Я помню. Вы были таким милым. – А этот парень? Кто он? – Роджер махнул блокнотом в сторону головы, словно указывал на некую местную достопримечательность, а не на убитое человеческое существо. Такая обыденность поражала… и вызывала у Терри зависть. Если бы он научился адаптироваться к подобным зрелищам так же легко, как и Роджер, стал бы более счастливым человеком… и, возможно, лучше исполнял бы профессиональные обязанности. – Не знаю, – ответила Тиффани. – Какой-то друг Трума. Или кузен. Он приехал на прошлой неделе из Арканзаса. А может, на позапрошлой. С дороги доносились крики пожарных и шум бьющей из шлангов воды: ее, конечно, подавали из цистерны, потому что водопровода здесь не было. Терри на мгновение увидел радугу, пляшущую на фоне уже побледневшего дыма. Терри мягко взял Тиффани за тощие запястья и заглянул в налитые кровью глаза. – А что ты знаешь о женщине, которая это сделала? Ты сказала диспетчеру, что это была женщина. – Друг Трума сказал, что она из «Эйвон», но она, конечно, не оттуда. – Тиффани чуть отошла от шока, и ее лицо ожило. Она выпрямилась и испуганно огляделась. – Она ведь ушла, да? Хорошо, если так. – Как она выглядела? Тиффани покачала головой: – Я не помню. Но она украла рубашку Трума. Думаю, под рубашкой ничего не было. Она закрыла глаза, потом медленно их открыла. Терри узнал симптомы. Сначала психологическая травма от неистового, внезапного насилия, потом истеричный звонок по номеру девять-один-один, а теперь посттравматический шок. Плюс наркотики, которые она принимала неизвестно сколько времени. Такие вот американские горки. Насколько он мог судить, Труман Мейвезер, Тиффани и арканзасский кузен Трумана Мейвезера вполне могли устроить себе трехдневный марафон. – Тифф? Я хочу, чтобы ты села в патрульный автомобиль, пока мы с напарником тут все осмотрим. Посидишь на заднем сиденье. Успокоишься. – Девочке пора баиньки, – ухмыляясь, добавил Роджер, и на мгновение Терри ощутил чрезвычайно сильное желание дать ему крепкого пинка. Но вместо этого он открыл заднюю дверцу патрульного автомобиля, вызвав еще одно воспоминание: лимузин, который он арендовал, чтобы отвезти на школьный бал Мэри Джин Стаки. Она – в обнажающем плечи розовом платье с пышными рукавами, на руке – подаренный им цветочный браслет; он – во взятом напрокат смокинге. Происходило это в ту счастливую пору, когда он еще не видел труп красивой девушки с закатившимися глазами и дырой в груди от выстрела из дробовика, или мужчину, повесившегося на сеновале, или подсаженную на мет проститутку с ввалившимися глазами, которая выглядела так, словно жить ей осталось месяцев шесть. Слишком я стар для такой работы, подумал Терри. Мне пора на пенсию. Ему было сорок пять. 7 Хотя Лайла никогда не стреляла в человека, она пять раз доставала пистолет, а однажды выстрелила в воздух (и сколько же ей потом пришлось заполнять бумажек!). Как Терри, Роджеру и всем остальным в ее маленьком отряде синих рыцарей, ей приходилось очищать дороги округа от человеческих останков (обычно запах спиртного еще висел в воздухе). Она уворачивалась от летящих предметов, обрывала семейные ссоры, переходящие в рукоприкладство, делала искусственное дыхание, накладывала шины на сломанные конечности. Она и ее парни нашли двух ребятишек, заблудившихся в лесу. Случалось, что на нее блевали. За четырнадцать лет работы в полиции она много чего повидала, но впервые столкнулась с перемазанной в крови женщиной, одетой в одну лишь фланелевую рубашку, идущей по разделительной полосе главного шоссе округа Дулинг. Все когда-то случается впервые. На вершину Боллс-Хилл Лайла влетела на восьмидесяти милях в час, и до женщины оставалось меньше ста футов. Она не попыталась метнуться вправо или влево, и в эти короткие мгновения Лайла не увидела в ее глазах оцепенения оленя, внезапно освещенного фарами: лишь спокойную сосредоточенность. Лайла отметила кое-что еще: женщина была очень красива. Лайла не сумела бы затормозить вовремя, даже если бы как следует выспалась: только не на восьмидесяти милях в час. Вместо этого она повернула руль вправо, на считаные дюймы разминувшись с женщиной на проезжей части, но все-таки ее зацепив: раздался глухой удар, и мгновением позже в боковом зеркале возникла сама Лайла, а не дорога позади. При этом ей пришлось сражаться с патрульным автомобилем номер один, так и норовившим вырваться из-под контроля. Она снесла почтовый ящик, который взмыл к небу. Столб ящика крутанулся, как жезл мажоретки, прежде чем удариться оземь. Сзади поднялся шлейф пыли, Лайла почувствовала, как тяжелый автомобиль тащит в кювет. Торможение ее бы не спасло, поэтому она надавила на педаль газа, увеличивая скорость. Колеса вгрызлись в обочину, гравий застучал по днищу. Автомобиль сильно накренился. Если бы его все-таки затащило в кювет, он бы перевернулся, и шансы Лайлы побывать на выпускном вечере Джареда сошли бы на нет. Лайла немного повернула руль влево. Поначалу автомобиль продолжил скользить, но потом выровнялся и с ревом вернулся на проезжую часть. Когда все четыре колеса оказались на асфальте, Лайла ударила по тормозам. Передний бампер едва не клюнул землю, а саму Лайлу с такой силой бросило на ремень безопасности, что она почувствовала, как глаза вылезают из орбит. Автомобиль замер, оставив за собой две полосы сожженной резины. Сердце Лайлы стучало, как отбойный молоток. Перед глазами плясали черные точки. Заставляя себя дышать, чтобы не потерять сознание, она посмотрела в зеркало заднего вида. Женщина не убежала в лес и не стала подниматься на Боллс-Хилл, где еще одна дорога уходила к парому через Боллс-Крик. Просто стояла, оглянувшись через плечо. И этот полуоборот, в сочетании с голым задом, видневшимся из-под рубашки, выглядел на удивление кокетливо. Женщина словно сошла с рисунка Альберто Варгаса. Учащенно дыша, с металлическим привкусом выплеснувшегося адреналина во рту, Лайла задним ходом въехала на подъездную дорожку небольшого ухоженного фермерского дома. На крыльце стояла женщина с младенцем на руках. Лайла опустила стекло. – Уйдите в дом, мэм. Немедленно. Не дожидаясь выполнения приказа, Лайла включила переднюю передачу и вновь покатила к Боллс-Хилл и стоявшей на разделительной полосе женщине. Аккуратно объехала валявшийся на асфальте почтовый ящик. Было слышно, как помятое переднее крыло цепляет колесо. Ожила рация. Терри Кумбс вышел на связь. – Первый, это четвертый. Где вы, Лайла? Прием. У нас двое убитых варщиков мета. Мы за лесопилкой. Она схватила микрофон, сказала: «Не сейчас, Тер», – и бросила микрофон на пассажирское сиденье. Остановилась перед женщиной, расстегнула кобуру и, вылезая из автомобиля, достала табельный пистолет, шестой раз за полицейскую карьеру. Глядя на длинные загорелые ноги и высокую грудь, мысленно вернулась на свою подъездную дорожку. Неужели прошло лишь пятнадцать минут? Куда уставился? – спросила она. На утреннюю зарю, ответил Антон. Если женщина, стоявшая посреди Дулинг-Таун-роуд, не была утренней зарей, значит, Лайла никогда ее не видела. – Руки вверх. Поднимите их, быстро. Женщина из «Эйвон», она же Утренняя Заря, подняла руки. – Вы знаете, как близко были от смерти? Иви улыбнулась. Ее лицо засияло. – Не слишком, – ответила она. – У вас все было под контролем, Лайла. 8 Голос старика чуть дрожал. – Мне не хотелось ее трогать. Кошка, коричневая табби, лежала на траве. Оскар Сильвер, несмотря на то что пачкал брюки цвета хаки, стоял рядом с ней на коленях. Растянувшаяся на боку кошка выглядела бы нормально, если бы не правая передняя лапа, изогнутая буквой V. Вблизи также были видны кровавые завитушки в глазах, вокруг зрачков. Поверхностное дыхание сопровождалось – таков парадоксальный инстинкт раненых кошек – мурлыканьем. Фрэнк присел рядом. Сдвинул вверх солнцезащитные очки и прищурился от яркого утреннего света. – Сожалею, судья. Сейчас Сильвер не плакал, однако его глаза были красные от слез. Фрэнка это огорчило, но не удивило: люди любили домашних питомцев и зачастую выставляли напоказ свои чувства, чего не позволяли себе с людьми. Как это называли мозгоправы? Вымещение? Что ж, любовь зла. Фрэнк знал одно: те, кого действительно следовало опасаться в этом мире, не могли полюбить ни кошку, ни собаку. И следовало опасаться себя. Держать все под контролем. Сохранять спокойствие. – Спасибо, что приехал так быстро, – поблагодарил его судья. – Это моя работа, – ответил Фрэнк, пусть и кривя душой. Единственный сотрудник службы по контролю за бездомными животными муниципалитета Дулинга с полной занятостью, он занимался енотами и бездомными собаками, но никак не умирающими кошками. Оскара Сильвера Фрэнк считал своим другом или кем-то вроде этого. До того, как из-за проблем с почками судье пришлось завязать со спиртным, они с Фрэнком не раз и не два пили пиво в «Скрипучем колесе». Именно Оскар Сильвер порекомендовал Фрэнку хорошего адвоката по разводам и предложил договориться о встрече. Он также посоветовал Фрэнку обратиться к «консультанту», когда Фрэнк признался, что иногда повышал голос на жену и дочь (о том, что однажды он пробил кулаком стену кухни, Фрэнк упоминать поостерегся). Фрэнк не пошел ни к адвокату, ни к консультанту. Касательно первого он по-прежнему верил, что и сам сумеет наладить отношения с Элейн. А по части второго чувствовал, что сможет держать себя в руках, если люди (Элейн, к примеру, но также и Нана, их дочь) поймут, что он всегда и прежде всего исходит из их интересов. – Она появилась у меня еще котенком, – говорил судья. – Нашел ее за гаражом. Сразу после смерти Оливии, моей жены. Нелепо, конечно, но мне показалось, что это… знак свыше. – Он провел указательным пальцем по голове кошки, мягко поглаживая ее между ушками. И хотя кошка продолжала мурлыкать, она не вытянула шею навстречу пальцу, вообще не отреагировала. Налитые кровью глаза смотрели на зеленую траву. – Может, так и было, – согласился Фрэнк. – Какао назвал ее мой внук. – Судья покачал головой, губы дернулись. – Это был чертов «мерседес». Я видел. Выходил за газетой. Мчался со скоростью миль шестьдесят. И это в жилом районе! Ради чего? – Да просто так. Какого цвета был «мерседес»? – Фрэнк вспомнил, что рассказывала ему Нана несколько месяцев назад. Она развозила газеты, и у хозяина одного из больших домов на вершине Бриара появился дорогой автомобиль. «Мерседес». Вроде бы она говорила, что зеленый. – Зеленый, – ответил судья Сильвер. – Он был зеленый. К мурлыканью добавился клокот. Теперь бок кошки поднимался и опускался чаще. Она явно мучилась. Фрэнк положил руку на плечо Сильвера, сжал. – Лучше сделать это сейчас. Судья откашлялся, но ничего не сказал. Просто кивнул. Фрэнк расстегнул кожаную сумку. Достал шприц и два пузырька. – Этот снимет боль. – Он набрал полный шприц из первого пузырька. – А этот ее усыпит. 9 В свое время, задолго до описываемых здесь событий, Триокружье (округа Макдоуэлл, Бриджер и Дулинг) подало петицию с предложением перестроить закрывшееся исправительное заведение для несовершеннолетних правонарушителей в столь необходимую женскую тюрьму. Штат заплатил за землю и здания; тюрьму назвали в честь округа Дулинг, который обеспечил большую часть средств на ремонт. Двери тюрьмы открылись в 1969 году, сотрудников набрали среди жителей Триокружья, которые отчаянно нуждались в работе. Тогда это заведение назвали «передовым» и «эталоном женских тюрем». Действительно, оно больше напоминало среднюю школу в богатом пригороде, чем тюрьму, если не обращать внимания на колючую проволоку поверх сетчатого забора, огораживавшего территорию. Теперь, почти полвека спустя, тюрьма по-прежнему напоминала среднюю школу, но переживающую тяжелые времена вместе со снижающейся налоговой базой. Здания начали ветшать. Краска (по слухам, содержащая свинец) облупилась. Канализационные трубы протекали. Котельная полностью устарела, так что зимой только в административном крыле поддерживалась температура выше шестидесяти пяти градусов[10]. Летом в крыльях, где находились камеры заключенных, стояла дикая жара. Освещение было тусклым, древняя электрическая проводка таила опасность пожара, а жизненно важная система видеонаблюдения отключалась не реже раза в месяц. При этом тюрьма могла похвалиться прекрасным стадионом с беговой дорожкой, залом с баскетбольной площадкой, кортом для шаффлборда, крошечной площадкой для софтбола и огородом, примыкавшим к административному крылу. Именно там, рядом с цветущим горохом и кукурузой, сидела на синем пластмассовом ящике для молока начальник Джейнис Коутс. Ее бежевая вязаная сумка лежала на земле у ног, она курила «Пэлл-Мэлл» без фильтра и наблюдала за приближением автомобиля Клинта Норкросса. Он показал удостоверение (напрасный труд, его и так все знали, но инструкция есть инструкция), и главные ворота со скрипом поползли по направляющей. Заехав в шлюз, Клинт дождался, пока закроются ворота. Когда на пульте дежурной, в тот день – Милли Олсон, загорелась зеленая лампочка, возвещая о закрытии главных ворот, она открыла внутренние ворота. «Приус» Клинта покатил вдоль забора к стоянке для сотрудников, въезд на которую тоже перегораживали ворота. Надпись на большом щите предупреждала: «БУДЬТЕ БДИТЕЛЬНЫ! ВСЕГДА ЗАПИРАЙТЕ АВТОМОБИЛЬ!» Две минуты спустя Клинт стоял рядом с начальником, подпирая плечом кирпичную стену, подставив лицо утреннему солнцу. Последовавший диалог вполне мог иметь место в фундаменталистской церкви. – Доброе утро, доктор Норкросс. – Доброе утро, начальник Коутс. – Готовы еще к одному дню в удивительном мире исполнения наказаний? – Правильный вопрос – готов ли ко мне удивительный мир исполнения наказаний? Вот насколько я готов. А как насчет вас, Джейнис? Она пожала плечами и выдохнула дым. – Та же история. Он указал на ее сигарету: – Вы вроде бы бросили? – Да. Обожаю бросать, поэтому проделываю это раз в неделю. Иногда два. – Все тихо? – Утром – да. А вот ночью рвануло. – Не говорите, сам догадаюсь. Энджел Фицрой? – Нет. Китти Макдэвид. Клинт приподнял брови. – Этого я никак не ожидал. Рассказывайте. – По словам ее сокамерницы – Клавдии Стивенсон, которую другие дамы прозвали… – Бомбовой Клавдией, – подхватил Клинт. – Очень гордится своими имплантами. Клавдия затеяла свару? Клинт ничего не имел против Клавдии, но надеялся, что так оно и было. Врачи тоже люди, у них есть любимчики, и Китти Макдэвид была любимицей Клинта. В тюрьму Китти прибыла в жутком состоянии: склонность к причинению вреда самой себе, резкие перемены настроения, повышенная тревожность. С тех пор они прошли долгий путь. Антидепрессанты сделали свое дело, но Клинт надеялся, что психотерапия тоже помогла. Как и он, Китти выросла в аппалачских приемных семьях. На одной из первых встреч она мрачно спросила, есть ли у него, выходца из богатого пригорода, хоть малейшее представление о том, каково это, не иметь ни семьи, ни дома. Клинт ответил без запинки: «Я не знаю, что чувствовали вы, Китти, но я чувствовал себя зверем. То есть либо охотником, либо добычей». Ее глаза широко раскрылись. «Вы?..» «Да, я», – ответил он, подразумевая: И я такой же. Сейчас Китти почти всегда вела себя примерно; более того, она дала согласие выступить свидетелем обвинения в деле братьев Грайнеров. Речь шла о крупнейшей операции против наркоторговцев, которую в ту зиму провела непосредственно шериф округа Дулинг Лайла Норкросс. Если Лоуэлл и Мейнард Грайнеры сядут в тюрьму, шансы Китти на условно-досрочное освобождение сильно возрастут. Клинт полагал, что если ее выпустят, у нее все наладится. Теперь она понимала, что в поисках своего места в этом мире должна опираться на постоянную поддержку, как медикаментозную, так и общественную. Клинт считал Китти достаточно сильной, чтобы обратиться за такой поддержкой, бороться за нее. И с каждым днем она становилась сильнее. У Джейнис Коутс оптимизма было поменьше. По ее убеждению, имея дело с заключенными, следовало избегать радужных надежд. Может, поэтому она была начальником, то есть главной в тюрьме, а Клинт – постояльцем-мозгоправом в этом каменном отеле. – Стивенсон говорит, что Макдэвид разбудила ее, – сказала Джейнис. – Сначала говорила во сне, потом кричала, наконец завопила. Что-то насчет прихода Черного Ангела. А может, Черной Королевы. Это все изложено в рапорте о случившемся. «С паутиной в волосах и смертью на кончиках пальцев». Фраза из хорошего телешоу, правда? По каналу научной фантастики. – Начальник хохотнула без тени улыбки. – Уверена, для вас такой случай – просто праздник. – Больше похоже на фильм, – возразил Клинт. – Может, один из тех, что она видела в детстве. Коутс закатила глаза. – Видите? Цитируя Ронни Рейгана: «Вы опять за свое». – Что? Вы не верите в психологические травмы детства? – Я верю в тихую, спокойную тюрьму, вот во что я верю. Они отправили ее в крыло А, Землю безумных. – Политически некорректно, начальник Коутс. Более предпочтительный термин – Централ двинутых. Ее пришлось сажать на смирительный стул? – Хотя иной раз и возникала такая необходимость, Клинт терпеть не мог смирительный стул, который напоминал ковшовое сиденье спортивного автомобиля, переоборудованное в орудие пытки. – Нет. Ей вкололи желтое лекарство, и она угомонилась. Не знаю, какое именно, да мне и без разницы, это будет в рапорте, если вам захочется с ним ознакомиться. В Дулинге лекарственные средства делились на три группы. Красные прописывали только врачи, желтые могли давать заключенным дежурные, а зеленые заключенные держали в своих камерах, если не находились в крыле В и не имели провинностей. – Ясно, – кивнул Клинт. – И теперь твоя девочка Макдэвид отсыпается… – Она не моя девочка… – Этим утренние новости исчерпываются. – Джейнис зевнула, затушила окурок о кирпич и засунула под молочный ящик, словно надеялась, что, скрывшись с глаз, окурок растворится в воздухе. – Я тебя задерживаю, Джейнис? – Дело не в тебе. Вчера я заказала мексиканскую еду. И теперь не могу лечь, пока не воспользуюсь сортиром. Знаешь, это чистая правда: то, что выходит, подозрительно напоминает то, что вошло. – Избыток информации, начальник. – Ты врач, справишься. Осмотришь Макдэвид? – Этим утром обязательно. – Хочешь услышать мою версию? В младенчестве ее растлила какая-то женщина, называвшая себя Черной Королевой. Что скажешь? – Вполне возможно, – ответил Клинт, не заглотив наживку. – Вполне возможно. – Джейнис покачала головой. – Зачем анализировать их детство, Клинт, когда они по-прежнему дети? В этом основная причина их пребывания здесь: инфантильное поведение с отягощающими обстоятельствами. Ее слова напомнили Клинту о Джанетт Сорли, которая оборвала годы все нарастающего семейного насилия, вонзив в мужа шлицевую отвертку и проследив, чтобы он истек кровью. Не сделай она этого, Дэмиен Сорли обязательно убил бы ее, в этом сомнений у Клинта не было. Этот поступок он назвал бы не детским поведением, а проявлением инстинкта самосохранения. Однако скажи он это начальнику Коутс, та отказалась бы его слушать: она принадлежала к старой школе. Поэтому он предпочел завершить разговор. – Итак, начальник Коутс, мы начинаем очередной день в женской тюрьме у Королевского канала. Она подняла сумку, встала, отряхнула сзади форменные брюки. – Не совсем канала, но поскольку паром Болла от нас недалеко, то да. Давайте начнем день. И они вместе вошли в первый день сонной болезни, закрепляя на груди идентификационные бейджи. 10 Магда Дубчек, мать симпатичного молодого чистильщика городских бассейнов, известного по фирме «Уборка бассейнов от Антона» (зарегистрированной фирмы, так что, пожалуйста, выписывайте чеки на «Уборку бассейнов от Антона», КОО), проковыляла в гостиную двухэтажной квартиры, которую делила с сыном. В одной руке она держала клюку, в другой несла стакан со спиртным. Она плюхнулась в кресло, перднула, вздохнула и включила телевизор. Обычно в это время она смотрела второй час туристической программы «Хороший день на колесах», но сегодня переключилась на «Новости Америки». Ее интересовало одно текущее событие, что уже было хорошо, и она знала одну женщину-репортера из тех, кто это событие освещал, что было еще лучше. Микаэла Коутс, или Микаэла Морган, как она теперь себя называла, навеки осталась маленькой Микки для Магды, которая сидела с ней много лет тому назад, пока мать Микки работала. В то далекое время Джен Коутс была обычной дежурной в женской тюрьме, которая находилась в южной части города, овдовевшей матерью-одиночкой, пытавшейся хоть как-то продержаться. Теперь она стала начальником, боссом того заведения, а ее дочь Микки выросла в известную всей стране корреспондентку, ведущую репортажи из округа Колумбия, знаменитую острыми вопросами и короткими юбками. Мать и дочь Коутс добились многого. Магда ими гордилась, а если иногда ощущала легкую грусть – Микки никогда не звонила и не писала, Джейнис никогда не заглядывала, чтобы поболтать ни о чем, – то говорила себе: обеим надо работать. Магда признавала, что ей не понять, какое им приходится выдерживать напряжение. В это утро новостной выпуск вел Джордж Олдерсон. В очках, сутулый, с редеющими волосами, он ничем не напоминал идолов утренних информационных выпусков, которые обычно сидели за большими столами и зачитывали новости. Он выглядел сотрудником похоронного бюро. И голос у него был неподходящий для телеведущего. Крякающий. Магда полагала, что именно по этой причине «Новости Америки» были на третьем месте, уступая Си-эн-эн и «Фокс». Она с нетерпением ждала того дня, когда Микаэла перейдет в одну из этих телесетей. Тогда Магде больше не придется терпеть этого Олдерсона. – В этот час мы продолжаем следить за происходящим в Австралии, – сообщил Олдерсон. Он пытался изобразить озабоченность, не лишенную скептицизма, но выглядел так, будто мучился от запора. Тебе бы на пенсию и лысеть в тишине и спокойствии собственного дома, подумала Магда и отсалютовала ему первым за день стаканом рома с колой. Натирай голову автомобильным воском, Джордж, и освободи дорогу моей Микаэле. – Медицинские чиновники на Оаху, штат Гавайи, сообщают о продолжающемся распространении азиатской сонной болезни, которую также называют австралийским сонным гриппом. Никто, похоже, не знает, где возникла эта болезнь, но пока ее жертвами становились только женщины. Теперь нам сообщают, что первые случаи заболевания выявлены и на наших берегах, сначала в Калифорнии, потом в Колорадо и, наконец, в Каролинах. Сейчас Микаэла Морган сообщит подробности. – Микки! – воскликнула Магда и вновь отсалютовала телевизору, выплеснув часть напитка на рукав кардигана. В голосе Магды едва слышался чешский акцент, но к пяти часам дня, когда Антон вернется с работы, она уже будет говорить так, словно только что сошла с корабля, а не прожила в Триокружье почти сорок лет. – Маленькая Микки Коутс! Я гонялась за твоим голым задом по гостиной матери, и мы смеялись до коликов в боку! Я меняла твои обкаканные подгузники, моя дорогая малышка, и посмотрите, какая ты теперь! Микаэла Морган, она же Коутс, в блузке без рукавов и фирменной короткой юбке стояла перед хаотично построенным жилищным комплексом, выкрашенным в ярко-красный цвет. Магда думала, что короткие юбки Микки идут. Даже известных политиков зачаровывала видневшаяся из-под юбки верхняя часть бедра, и правда иногда срывалась с их лживых губ. Само собой, не всегда, но такое случалось. По части нового носа Микаэлы Магду грызли сомнения. Ей недоставало дерзкой кнопки, какая была у ее девочки в детстве, да и с заостренным новым носом Микки уже не выглядела прежней. С другой стороны, смотрелась она теперь потрясающе! Просто глаз не оторвешь. – Я нахожусь рядом с хосписом «Любящие руки» в Джорджтауне, где этим ранним утром отмечены первые случаи заболевания так называемым австралийским сонным гриппом. В хосписе почти сто пациентов, в основном преклонного возраста, больше половины – женщины. Администрация отказывается подтвердить или опровергнуть эпидемию, но несколько минут назад я говорила с санитаром, и хотя он был краток, его слова вызывают тревогу. Он просил не называть его имени. Вот что он сказал. Записанное интервью действительно было коротким. Микаэла разговаривала с человеком в белой больничной униформе. Его лицо было размыто, измененный голос напоминал речь зловещего военачальника пришельцев из научно-фантастического фильма. – Что здесь происходит? – спросила Микаэла. – Вы можете прояснить ситуацию? – Большинство женщин спят и не думают просыпаться, – ответил санитар голосом инопланетного военачальника. – Совсем как на Гавайях. – Но мужчины… – Мужчины как огурчики. Поднялись, умылись и завтракают. – С Гавайских островов поступили сообщения, что на лицах спящих женщин… что-то выросло. Здесь происходит то же самое? – Я… Не думаю, что мне следует говорить об этом. – Пожалуйста. – Микки похлопала глазами. – Люди встревожены. – Давай! – Магда опять отсалютовала экрану и выплеснула еще чуть-чуть рома с колой на рукав кардигана. – Будь секси! Как только у них потекут слюнки, ты вытянешь из них что угодно. – Это не похоже на опухоли, – ответил санитар. – Все выглядит так, будто на них налипла вата. Я должен идти. – Еще один вопрос… – Я должен идти. Но… она растет. Вата… И это… мерзко. Вновь включился прямой эфир. – Пугающая информация, полученная из первых уст… если это правда. Тебе слово, Джордж. Появление Микки на экране всегда радовало Магду, но она надеялась, что все это выдумки. Вероятно, еще одна страшилка, вроде проблемы 2000 года или атипичной пневмонии, однако сама идея чего-то не просто усыпляющего женщин, а вызывающего появление каких-то наростов… Как и сказала Микки, это пугало. Магде хотелось, чтобы Антон был дома. В компании с телевизором все-таки одиноко. Она не будет жаловаться. И не будет тревожить своего трудолюбивого мальчика. Нет, нет. Она одолжила ему денег на открытие дела, но именно его стараниями фирма приносила прибыль. Но теперь можно пропустить еще стаканчик, совсем маленький, а потом немного вздремнуть. Глава 3 1 Надев на женщину наручники, Лайла укрыла ее одеялом, которое на всякий случай держала в багажнике, и затолкала на заднее сиденье, одновременно зачитывая права. Женщина молчала, ее ослепительная улыбка потускнела и стала мечтательной, она не пыталась сбросить руку Лайлы с правого плеча. Арест и задержание подозреваемой не заняли и пяти минут. Пыль, поднятая колесами патрульного автомобиля, еще не успела осесть, а Лайла уже направлялась к водительскому сиденью. – Тех, кто наблюдает за мотыльками, называют мотери. Почти как матери. Лайла разворачивала патрульный автомобиль, чтобы вернуться в город, когда арестованная поделилась с ней этой интересной информацией. В зеркале заднего вида Лайла поймала взгляд незнакомки. У нее был мягкий, но не слишком женственный голос. И говорила она немного бессвязно. Лайла не поняла, обращалась ли женщина к ней или говорила сама с собой. Наркотики, подумала Лайла. Скорее всего «ангельская пыль». А может, кетамин. – Вы знаете мое имя, – сказала Лайла. – Где мы познакомились? На ум приходили три варианта: родительский комитет (маловероятно), газетные статьи… или Лайла арестовывала ее за последние четырнадцать лет, но не помнила этого. Она бы поставила на третий. – Меня все знают, – ответила Иви. – Я в каком-то смысле Девушка-Оно. – Наручники звякнули, когда она подняла плечо, чтобы почесать подбородок. – В каком-то смысле. Оно и Девушка. Я, сама я и снова я. Отец, сын и святая Ив. Ив, как в сливе. Ив, от evening[11]. Когда мы все ложимся спать. Мотерь, понимаете? Почти как матерь. Штатские понятия не имели, какую чушь приходится слушать, если ты коп. Общественность рукоплескала сотрудникам полиции за храбрость, но ни у кого не возникало и мысли похвалить их за выдержку, которую приходилось проявлять изо дня в день, сталкиваясь с таким вот бредом. И хотя храбрость – прекрасное качество для полицейского, по мнению Лайлы, не менее важным качеством являлась врожденная стойкость ко всякому бреду. Именно поэтому оказалось довольно сложно заполнить последнюю свободную вакансию помощника шерифа. По этой причине она оставила без внимания заявление Фрэнка Джиэри, сотрудника службы по контролю за бездомными животными, и наняла Дэна Тритера, молодого ветеринара, пусть он и не имел опыта работы в правоохранительных органах. В том, что Джиэри умен и вежлив, сомнений не было, но по работе он рассылал ворох служебных записок и выписывал слишком много штрафов. Между строк читалось – конфликтен, то есть относится к тем людям, которые не оставляют без внимания даже малейшего упущения. И это никуда не годилось. Не то чтобы ее сотрудники были идеальным отрядом по борьбе с преступностью. И что с того? Такова жизнь. Ты отбираешь лучших из тех, кто приходит к тебе, а потом стараешься им помочь. Взять, к примеру, Роджера Элуэя и Терри Кумбса. Роджеру, пожалуй, слишком крепко досталось, когда он играл нападающим в футбольной команде средней школы Дулинга, которую тренировал Уиттсток. Терри был умнее, но терялся в ситуациях, когда что-то шло не так, и слишком много пил на вечеринках. С другой стороны, Роджер и Терри не вспыхивали как порох, а это означало, что она могла им доверять. По большей части. Лайла никому об этом не говорила, но все больше укреплялась во мнении, что воспитание маленьких детей – лучший испытательный срок для потенциального сотрудника полиции. (Особенно Клинту, потому что для него такое признание стало бы настоящим праздником. Она легко представляла, как он склоняет голову набок, кривит рот в присущей ему довольно раздражающей манере и говорит: «Это интересно», или: «Вполне возможно».) Матери были прирожденными полицейскими, потому что малыши, как и преступники, частенько агрессивны и опасны. И если женщина, воспитывая ребенка, проходила эти ранние годы, сохраняя спокойствие и самообладание, она вполне могла работать и с настоящими преступниками. Главное, что требовалось от копа, – не поддаваться эмоциям, оставаться взрослым. И думала ли она о голой, залитой кровью женщине, определенно имевшей отношение к насильственной смерти двоих мужчин, – или о более близком, гораздо более близком ей человеке, который каждую ночь спал на соседней подушке? (Когда время матча истекло, в зале раздался громкий гудок, мальчишки и девчонки радостно заорали. Счет на табло: Женская команда округа Бриджер, ЛСС[12], 42: Женская команда Файетта, ЛСС, 34.) Как мог бы сказать Клинт: «Ха, это интересно. Хочешь рассказать мне что-то еще?» – Сейчас сплошные распродажи, – болтала Иви. – Стиральные машины. Грили. Куклы, которые едят пластмассовую еду, а потом какают ею. В магазин войдешь – скидки сплошь. – Понятно, – ответила Лайла с таким видом, будто женщина говорила по делу. – Как вас зовут? – Иви. Лайла обернулась. – А фамилия? Какая у вас фамилия? Скулы женщины были точеными и высокими. Светло-карие глаза поблескивали. Ее смуглая кожа имела, по мнению Лайлы, была того оттенка, как если бы она родилась на берегу Средиземного моря, указывала на средиземноморское происхождение, а эти черные волосы!.. Пятно крови засохло на лбу. – А она мне нужна? – спросила Иви. И эта фраза подтверждала уже сделанный Лайлой вывод: ее новая знакомая определенно находилась под сильным наркотическим кайфом. Лайла отвернулась, нажала педаль газа, взяла микрофон. – База, это первый. Мною арестована женщина, я встретила ее к северу от лесопилки на Боллс-Хилл. Она в крови, так что нам понадобится оборудование для анализов. Еще ей нужен защитный комбинезон из тайвека. И вызови «Скорую». Она чем-то закинулась. – Принято, – ответила Линни. – Терри говорит, в том трейлере жуткое месиво. – Принято. – Иви радостно рассмеялась. – Жуткое месиво. Принесите еще полотенца. Только не новые, ха-ха-ха. Принято. – Первый, конец связи. – Лайла повесила микрофон на крючок. Посмотрела на Иви в зеркало заднего вида. – Сидите тихо, мэм. Я арестовала вас по подозрению в убийстве. Это серьезно. Они приближались к административной границе города. Лайла остановила патрульный автомобиль у знака «Стоп» на перекрестке Боллс-Хилл и Уэст-Лейвин. Уэст-Лейвин вела к тюрьме. На противоположной стороне дороги стоял щит с предупреждением: подсаживать попутчиков опасно. – Вы ранены, мэм? – Еще нет, – ответила Иви. – Но, хей! Трипл-дабл. Очень даже неплохо. Что-то сверкнуло в голове Лайлы, мысленный эквивалент блестящего пятнышка на песке, тут же смытого следующей волной. Она вновь посмотрела в зеркало заднего вида. Иви закрыла глаза и откинулась на спинку. Надумала отключиться? – Мэм, вас тошнит? – Вам лучше поцеловать вашего мужа перед сном. Поцелуйте его на прощание, пока у вас еще есть шанс. – Конечно… – начала Лайла, но тут женщина метнулась вперед, врезавшись головой в разделительную сетку. Лайла инстинктивно дернулась при ударе. Сетчатый барьер зазвенел и завибрировал. – А ну хватит! – крикнула она, аккурат перед тем, как Иви врезалась в сетку второй раз. Лайла заметила улыбку на лице, кровь на зубах, потом сетку сотряс третий удар. Лайла уже собралась вылезти, чтобы обойти машину сзади и обездвижить женщину разрядом тазера, для ее же собственного блага, но третий удар оказался последним. Иви упала на заднее сиденье, шумно и радостно дыша, словно бегунья, только что пересекшая финишную черту. Кровь текла у нее изо рта, носа, пореза на лбу. – Трипл-дабл! Все точно! – воскликнула Иви. – Трипл-дабл! Трудный день! Лайла взяла микрофон и сообщила Линни о перемене планов. Она хотела, чтобы по приезде их встретил государственный защитник. И судья Сильвер, если старик сделает им одолжение и придет в управление шерифа. 2 Лис наблюдал из зарослей комптонии, доходившей ему до живота, как Эсси распаковывает тележку. Конечно, он не называл ее Эсси или каким-то другим именем. Для него она была еще одним человеческим существом. Но в любом случае лис наблюдал за ней достаточно давно – как под солнцем, так и под луной, – чтобы считать жалкий навес из полиэтиленовой пленки и кусков брезента лисьей норой. Лис также понимал, что четыре куска зеленого стекла, которые она расставила полукругом и называла «девочками», имели для нее большое значение. В отсутствие Эсси лис обнюхал их – никакой жизни – и ознакомился со всеми ее небогатыми пожитками. Его внимание привлекли только банки из-под супа, которые он тщательно вылизал. Он точно знал, что Эсси не представляет угрозы, но он был старым лисом, а с избытком уверенности старым лисом не стать. Таковым становятся благодаря осмотрительности и предприимчивости, спариваясь как можно чаще, но избегая постоянства, никогда не пересекая дорогу при дневном свете и зарываясь как можно глубже в добрый мягкий суглинок. Однако этим утром он мог особо не осторожничать. Поведение Эсси целиком и полностью укладывалось в привычные рамки. Вытащив из тележки мешки и различные загадочные предметы, она сообщила стекляшкам, что мамочке нужно немного вздремнуть. «Не дурачьтесь, девочки», – предупредила Эсси, залезла под навес и легла на кучу чехлов для перевозки мебели, которая служила ей матрасом, при этом ее голова оказалась за пределами навеса. Пока Эсси засыпала, лис молчаливо оскалился на верхнюю половину мужского манекена, которую бомжиха поставила на листья у навеса, но манекен никак не отреагировал. Вероятно, был таким же дохлым, как зеленое стекло. Лис грыз лапу и ждал. Скоро дыхание старой женщины обрело ритм сна: после каждого глубокого вдоха следовал свистящий выдох. Лис неторопливо поднялся с комптонии и сделал несколько шагов к навесу. Ему требовалось точно просчитать, каковы намерения манекена, или убедиться в полном их отсутствии. Лис оскалился шире. Манекен не отреагировал и на это. Да, определенно дохлый. Лис подошел к навесу поближе и остановился. Что-то белое появлялось на голове спящей женщины, какие-то белые нити, вроде паутины. Поднимались со щек, расправлялись, прилипали к коже, покрывая ее. Новые нити вытягивались из тех, что уже лежали, быстро формируя маску, которая сначала закрыла лицо, а потом и всю голову. В сумраке навеса кружили мотыльки. Лис отступил на несколько шагов, принюхался. Ему не нравились эти белые нити. Они точно были живые, но с такой живностью он еще не сталкивался. Даже на расстоянии от этой белизны шел сильный запах, который тревожил лиса: в нем смешивались плоть и кровь, разум и голод, а еще пахло глубокой-преглубокой землей, норой всех лисьих нор. И кто спал в этой великой норе? Не лис, насчет этого двух мнений быть не могло. Принюхивание перешло в скулеж, лис развернулся и потрусил на запад. Уловил новые звуки – кто-то шел по лесу следом за ним – и помчался со всех лап. 3 После того как он помог Оскару Сильверу предать завернутую в потертое махровое полотенце Какао земле, Фрэнк проехал два коротких квартала до дома 51 по Смит-лейн, за который продолжал выплачивать ипотеку и в котором, после их с Элейн разрыва, жили только она и их двенадцатилетняя дочь. Еще два года назад, пока бюджет штата это позволял, Элейн была социальным работником, но теперь работала на полставки в одном из магазинов благотворительной организации «Гудвилл» и была волонтером на двух продуктовых складах и в Центре планирования семьи в Мейлоке. Плюс заключался в том, что отпала необходимость нанимать человека, который присматривал бы за Наной. Когда заканчивался учебный день, никто не возражал, если Нана находилась в магазине с матерью. Минус состоял в другом: они могли лишиться дома. Фрэнка это тревожило больше, чем Элейн. Собственно, ее это, похоже, совершенно не тревожило. Она, конечно, все отрицала, но Фрэнк подозревал, что она рассчитывала использовать продажу дома как предлог для переезда в другой регион, возможно, в Пенсильванию, где проживала ее сестра. Если бы это произошло, Фрэнк виделся бы с дочерью не раз в две недели по выходным, а раз в два месяца, в лучшем случае. За исключением этих гостевых дней он всеми силами старался избегать дома. А если удавалось договориться с Элейн, чтобы та привезла дочь к нему, предпочитал этот вариант. Воспоминания, связанные с домом, рвали душу: чувство несправедливости и неудачи, заделанная дыра в стене на кухне. Фрэнк чувствовал, что его обманом вышвырнули из собственной жизни, лучшая часть которой прошла именно в доме 51 по Смит-лейн, аккуратном, простеньком фермерском доме с уткой на почтовом ящике, которую нарисовала его дочь. Однако из-за зеленого «мерседеса» визит стал неизбежным. Сворачивая к тротуару, он заметил Нану, рисовавшую мелом на подъездной дорожке. Этим обычно занимались дети помладше, но у его дочери открылся талант к рисованию. В прошлом учебном году она получила второй приз на конкурсе закладок, который провела местная библиотека. Нана нарисовала «стаю» книг, летящих, как птицы, на фоне облаков. Фрэнк заказал для рисунка рамку и поставил в своем кабинете. Он все время на него смотрел. Это же прекрасно – книги, летящие в воображении маленькой девочки. Нана сидела, скрестив ноги, в солнечном свете, подсунув под попу автомобильную шину и разложив веером радугу мелков. Помимо художественного дара, а может, именно благодаря ему, Нана умела везде устраиваться поудобнее. Она была неторопливым, мечтательным ребенком, скорее в отца, чем в энергичную мать, которая никогда не ходила вокруг да около, а сразу брала быка за рога. Фрэнк наклонился, распахнул дверцу пикапа. – Эй, Ясноглазка. Подойди сюда. Она прищурилась, глядя на него. – Папуля? – Насколько мне известно, да. – Он старательно улыбнулся. – Пожалуйста, подойди. – Прямо сейчас? – Она уже смотрела на свой рисунок. – Да. Немедленно. – Фрэнк глубоко вдохнул. Он начал, как выражалась Элейн, «заводиться», только когда собрался уезжать от судьи. То есть начал выходить из себя. Но с ним такое случалось крайне редко, что бы она ни думала. А сегодня? Поначалу все было хорошо. Потом, сделав пять шагов по лужайке Оскара Сильвера, он словно задел невидимый переключатель. Иногда такое происходило. Как в тот вечер, когда Элейн достала его из-за криков на родительском собрании и он пробил дыру в стене. Нана убежала наверх, плача, не понимая, что иногда ты бьешь что-то, чтобы не ударить кого-то. Или эта история с Фрицем Мишемом, когда он действительно отчасти потерял контроль над собой. Но Мишем получил по заслугам. Любой, кто делает такое с животным, заслуживает наказания. На месте кошки мог оказаться мой ребенок, подумал он, шагая по траве. А потом – бум! Словно время – шнурок, и его следующий отрезок, до того момента, как он сел за руль, завязался в тугой узел. Потому что внезапно он оказался за рулем, по пути к своему дому на Смит-лейн, но не мог вспомнить, как пересекал тротуар и залезал в кабину. Его ладони вспотели, щеки раскраснелись, и думал он только, что на месте кошки мог оказаться его ребенок, только это была не мысль, а, скорее, мигающее послание на светодиодном экране: недосмотр недосмотр недосмотр мой ребенок мой ребенок мой ребенок Нана не спеша положила пурпурный мелок на пустое место между оранжевым и зеленым. Поднялась с автомобильной шины, постояла пару секунд, отряхивая цветастые желтые шорты и задумчиво потирая перепачканные мелом подушечки пальцев. – Милая. – Фрэнк едва сдерживался, чтобы не перейти на крик. Потому что, смотрите сами, она прямо здесь, на подъездной дорожке, где какой-то пьяный говнюк на дорогом автомобиле мог ее раздавить! мой ребенок мой ребенок мой ребенок Нана шагнула к нему, остановилась, вновь посмотрела на пальцы с очевидным недовольством. – Нана! – Фрэнк все еще перегибался через консоль. Он хлопнул по пассажирскому сиденью. Сильно. – Сядь сюда! Девочка вскинула голову, на лице отразился испуг, словно ее внезапно разбудил раскат грома. Волоча ноги, она двинулась к пикапу, а когда добралась до распахнутой дверцы, Фрэнк схватил ее за футболку на груди и потянул к себе. – Эй! Ты растянешь мою футболку! – воскликнула Нана. – Не важно, – ответил Фрэнк. – Твоя футболка – ерунда. Я скажу тебе, что не ерунда, поэтому слушай внимательно. Кто ездит на зеленом «мерседесе»? В каком он живет доме? – Что? – Нана пыталась оторвать его пальцы от своей футболки. – О чем ты говоришь? Ты порвешь мне футболку! – Ты меня слышишь? Забудь про эту гребаную футболку! – Слова сорвались с губ, и он сразу об этом пожалел, но при этом ощутил удовлетворенность, потому что ее взгляд сместился с футболки на его лицо. Наконец-то она обратила на него внимание. Нана моргнула, глубоко вдохнула. – Ну вот, а теперь, когда твоя голова не витает в облаках, давай во всем разберемся. Ты говорила мне о человеке, в дом которого завозишь газету. Он ездит на зеленом «мерседесе». Как его зовут? В каком он живет доме? – Имени не помню. Извини, папуля. – Нана прикусила нижнюю губу. – Он живет рядом с домом, перед которым большой флаг. У него забор. На Бриаре. Вершина холма. – Ладно. – Фрэнк отпустил футболку. Нана не шевельнулась. – Ты перестал злиться? – Милая, я не злился. – Она молчала. – Хорошо, злился. Немного. Но не на тебя. Дочь не смотрела на него. Вновь терла свои чертовы пальцы. Он ее любил, она была ему дороже всех на свете, но иногда у него возникали сомнения, а в реальном ли мире она живет? – Спасибо тебе. – Кровь отхлынула от лица, пот холодил кожу. – Спасибо тебе, Ясноглазка. – Само собой, – ответила Нана и отступила на шаг. Этот звук соприкосновения подошвы кроссовки с тротуаром Фрэнку показался настоящим грохотом. Он выпрямился на водительском кресле. – И вот еще что. Окажи мне услугу, уйди с подъездной дорожки. По крайней мере, на это утро, пока я кое с чем не разберусь. Кто-то носится по улицам как полоумный. Порисуй на бумаге, в доме. Хорошо? Девочка кусала нижнюю губу. – Хорошо, папуля. – Ты не собираешься плакать? – Нет, папуля. – Отлично. Это моя девочка. Увидимся на следующих выходных, идет? Он осознал, что у него пересохли губы. Спросил себя, а что еще ему следовало сделать, и внутренний голос тут же ответил: «А что еще ты мог сделать? Может, мог, ну, не знаю, Фрэнк, наверное, это звучит дико, но, может, ты мог не беситься?» Этот голос был некой веселенькой версией собственного голоса Фрэнка и принадлежал человеку в солнцезащитных очках, который откинулся на шезлонге на лужайке и, возможно, пил ледяной чай. – Идет. – Она кивнула, как робот. У нее за спиной было нарисовано дерево. Раскидистая крона занимала половину подъездной дорожки, сучковатый ствол пересекал ее. Мох свисал с ветвей, вокруг росли цветы. Корни уходили к подземному озеру. – Мне нравится твой рисунок. – Он улыбнулся. – Спасибо, папуля, – ответила Нана. – Я просто не хочу, чтобы ты пострадала. – Его улыбку словно прибили к лицу гвоздями. Дочь шмыгнула носом и снова автоматически кивнула. Фрэнк знал, что она борется со слезами. – Эй, Нана… – начал он, но слова застряли в горле, потому что вновь вмешался внутренний голос, говоря, что на сегодня с нее хватит. Нужно просто оставить дочь в покое. – Пока, папа. Она протянула руку и мягко захлопнула дверцу пикапа. Развернулась и пошла по подъездной дорожке, разбрасывая мелки, топча дерево, смазывая зеленое и черное. Опустив голову, с подрагивающими плечами. Дети, сказал он себе, не всегда могут оценить твои старания сделать все правильно. 4 За ночь на столе Клинта добавились три рапорта. Первый был предсказуемым, но настораживающим: один из дежурных ночной смены опасался, что Энджел Фицрой что-то замышляет. Перед самым отбоем Энджел пыталась втянуть дежурного в семантический спор. Администрация тюрьмы жестко требовала единого обращения к сотрудникам: дежурный. Синонимы вроде охранника или тюремщика не принимались, не говоря уже о говнюке или мудиле. Энджел спросила дежурного Уэттермора, понимает ли тот английский. Разумеется, они были охранниками, сказала Энджел. Они могли быть и дежурными, само собой, но не могли не быть охранниками, потому что охраняли. Ведь они охраняли заключенных? Если ты печешь хлеб, разве ты не пекарь? Если копаешь землю, разве не землекоп? Предупредил заключенную, что рациональная дискуссия закончена и ее ждут последствия, если она немедленно не замолчит и не войдет в камеру, написал Уэттермор. Заключенная подчинилась и вошла в камеру, но потом спросила: «Как заключенные могут следовать правилам, если слова в этих правилах лишены здравого смысла?» Угрожающим тоном. Энджел Фицрой входила в число тех немногих женщин в тюрьме, которых Клинт считал по-настоящему опасными. Основываясь на общении с ней, он практически не сомневался, что она социопат. Он не видел в ней ни проблеска эмпатии, а ее послужной список за время заключения пестрел нарушениями: наркотики, драки, угрожающее поведение. «Что бы ты почувствовала, Энджел, если бы мужчина, на которого ты напала, скончался от полученных травм?» – как-то спросил он ее на сеансе групповой терапии. «Э… – Энджел глубже вжалась в спинку стула, прошлась взглядом по стенам его кабинета. – Я бы почувствовала… Наверное, очень бы огорчилась. – Она чмокнула губами, уставилась на репродукцию Хокни. – Посмотрите на картину, девочки. Не хотите оказаться в том месте?» И хотя срок за умышленное нанесение телесных повреждений она получила приличный – мужчина на стоянке для грузовиков сказал Энджел что-то ей не понравившееся, и она сломала ему нос бутылкой кетчупа, – судя по всему, ей удавалось выйти сухой из воды после куда более тяжелых преступлений. Детектив из Чарлстона приезжал в Дулинг, рассчитывая на помощь Клинта в одном расследовании, связанном с Фицрой. Детектива интересовала информация, имевшая отношение к смерти хозяина дома, в котором Энджел снимала квартиру. Случилось это за пару лет до ее нынешнего тюремного заключения. Энджел была единственной подозреваемой, но с преступлением ее связывало только проживание в квартире убитого, не было даже мотива. Однако Клинт знал, что никакого мотива Энджел и не требовалось. Она могла взорваться, не досчитавшись двадцати центов в сдаче. Чарлстонский детектив буквально смаковал подробности, описывая труп хозяина дома. «Все выглядело так, будто старик упал с лестницы и сломал шею. Но коронер сказал, что жертве пришлось помучиться. По его словам, яйца жертвы… не помню точно, как он выразился, кажется, размозжили. В общем, расплющили». У Клинта не было привычки делиться конфиденциальной информацией о своих пациентах, о чем он и сказал детективу, но потом упомянул о его визите в разговоре с Энджел. Она с неискренним изумлением спросила: «Яйца можно размозжить?» Теперь он сделал себе мысленную пометку заглянуть сегодня к Энджел, составить сейсмический прогноз. Второй рапорт касался показаний заключенной, которая прошлым вечером занималась уборкой. Она сообщила о нашествии мотыльков на тюремной кухне. Дежурный Мерфи никаких мотыльков не обнаружил. Заключенная добровольно сдала мочу на анализ. Ни спиртного, ни наркотиков не обнаружено. Из этого рапорта следовало: заключенная приложила немало сил, чтобы довести дежурного до белого каления, а дежурный нашел, как с ней расплатиться. Клинт не испытывал ни малейшего желания углубляться в ситуацию. Просто зарегистрировал и убрал рапорт. Последнее ночное происшествие касалось Китти Макдэвид. Дежурный Уэттермор записал некоторые из ее высказываний: Черная Ангелица поднялась из корней и спустилась с ветвей. Ее пальцы – смерть, ее волосы полны паутины, сон – царствие ее. Ей вкололи дозу галоперидола и переправили в крыло А. Клинт вышел из кабинета и через административную зону направился в восточную часть тюрьмы, где находились камеры. Формой тюрьма напоминала строчную букву t. Длинная центральная линия – коридор, известный как Бродвей, – тянулась параллельно шоссе номер 17, или Уэст-Лейвин-роуд. Административные офисы, коммуникационный центр, комната дежурных, комната персонала и учебные классы находились в западной части Бродвея. Другой коридор, Главная улица, шел перпендикулярно Уэст-Лейвин. Главная улица начиналась от парадной двери тюрьмы. На ней находились мастерская, подсобное помещение, прачечная и спортивный зал. По другую сторону Главной улицы Бродвей продолжался на восток, минуя библиотеку, столовую, комнату для посещений, лазарет и приемник-распределитель, прежде чем подойти к трем крыльям с камерами. Защитная дверь отделяла камеры от Бродвея. Клинт остановился перед ней, нажал кнопку вызова, сообщая дежурному в Будке, что хочет войти. Загудел зуммер, замки открылись. Клинт вошел. Три крыла, А, Б и В, напоминали клешню, в основании которой находилась Будка, похожее на сарай сооружение из пуленепробиваемого стекла. В Будке стояли мониторы системы видеонаблюдения и пульт связи. Хотя заключенные по большей части находились вместе и во дворе, и в других местах, по крыльям их расселяли в соответствии с теоретической опасностью, которая могла исходить от каждого. В тюрьме было шестьдесят четыре камеры. Двенадцать в крыле А, двенадцать в крыле В, сорок в крыле Б. В крыльях А и В камеры находились на первом этаже, крыло Б было двухэтажным. Крыло А служило медицинским целям, хотя там жили некоторые заключенные, которые считались «спокойными». Их камеры располагались в дальнем конце коридора. В крыле Б жили не только «спокойные», но и «остепенившиеся», вроде Китти Макдэвид. Крыло В предназначалось для бунтарок. Это крыло было наименее населенным, половина камер там пустовала. На случай нервного срыва или серьезного нарушения дисциплины существовала официальная процедура перевода заключенной из отведенной ей камеры в «наблюдательную» крыла В. Эти камеры заключенные называли «дрочильными», потому что видеонаблюдение там велось круглосуточно. Подразумевалось, что мужчины-дежурные могли ублажать себя, шпионя за заключенными. Но этот контроль был необходим. Только так дежурные успели бы вмешаться, если бы какая-нибудь заключенная захотела причинить себе вред или даже наложить на себя руки. В это утро в Будке дежурила капитан Ванесса Лэмпли. Она отвернулась от пульта и открыла дверь Клинту. Он сел рядом и попросил вывести на экран камеру А-12, чтобы проверить, как там Макдэвид. – Давайте просмотрим видеопленку! – радостно воскликнул Клинт. Лэмпли недоуменно посмотрела на него. – Давайте просмотрим видеопленку! Любимая фраза Уорнера Вольфа. Лэмпли вновь пожала плечами и открыла камеру А-12 для визуальной инспекции. – Он спортивный комментатор. Ванесса вновь пожала плечами. – Извини. Должно быть, не застала. Клинт подумал, что это странно, Уорнер Вольф был легендой, но не стал развивать тему, а внимательно всмотрелся в экран. Китти лежала в позе эмбриона, уткнувшись лицом в руки. – Заметила что-то необычное? Лэмпли покачала головой. Она заступила на вахту в семь утра, и Макдэвид все это время крепко спала. Клинта это не удивило. Галоперидол был действенным препаратом. Клинт тревожился за Китти, мать двоих детей, которую посадили за подделку рецептов. В идеальном мире Китти никогда не попала бы в тюрьму. Она была биполярной наркоманкой, не закончившей школу. Удивляло, как в данном случае проявилась ее биполярность. В прошлом она была депрессивной. Маниакальный приступ, случившийся с ней этой ночью, стал для Клинта полнейшей неожиданностью. Ему казалось, что прописанный им курс лития давал прекрасные результаты. Более полугода Китти отличало ровное настроение, по большей части приподнятое, без заметных пиков или спадов. И она приняла решение выступить свидетелем обвинения на процессе братьев Грайнеров, не только проявив личную смелость, но и заложив неплохую основу для пересмотра своего приговора. Были все основания верить, что вскоре после процесса она вполне может выйти на свободу, пусть и условно-досрочно. Они уже начали обсуждать условия жизни в реабилитационном центре для бывших заключенных, что сделает Китти, когда впервые поймет, что кто-то ее поддерживает, как она будет налаживать отношения с детьми. Или такое будущее показалось ей слишком радужным? Лэмпли, должно быть, почувствовала его озабоченность. – С ней все будет хорошо, док. Это был единичный случай, вот что я думаю. Возможно, полнолуние. Со всем прочим у нас задница, сам понимаешь. Коренастая Ванесса Лэмпли, ветеран тюремной службы, была прагматичной и добросовестной, это, собственно, и требовалось от руководителя. К тому же, что было не лишним, она активно и успешно занималась армрестлингом. Под серыми рукавами формы бугрились бицепсы. – Ах да, – кивнул Клинт, вспомнив автомобильную аварию, упомянутую Лайлой. Пару раз он приходил на вечеринки, которые устраивала Ван по случаю дня рождения. Она жила по другую сторону горы. – Тебе, наверное, пришлось ехать на работу кружным путем. Лайла мне говорила, что перевернулась фура. По ее словам, дорогу пришлось расчищать бульдозером. – Хм, – ответила Ван. – Ничего такого я не видела. Должно быть, расчистили раньше. До того, как я выехала. Я про Уэст и Рикман. – Джоди Уэст и Клер Рикман работали в тюрьме фельдшерами. Как и Клинт, только в дневную смену, с девяти до пяти. – Они не пришли на работу. Так что по медицинской части у нас никого. Коутс рвет и мечет. Говорит, что она… – Ты ничего не видела на горе? – Разве Лайла не сказала, что авария произошла на Маунтин-Рест-роуд? Клинт не сомневался – точнее, почти не сомневался, – что она так и сказала. Ван покачала головой. – Не первый раз, между прочим. – Она улыбнулась, продемонстрировав полный рот желтеющих зубов. – Прошлой осенью на той дороге фура уже переворачивалась. Это был тихий ужас. Из «Пэтсмарта», знаешь ли. Всю дорогу завалило наполнителем для кошачьих лотков и собачьей едой. 5 Трейлер, принадлежавший покойному Труману Мейвезеру, выглядел хреново и раньше, когда Терри Кумбс приезжал сюда в последний раз (чтобы утихомирить домашнюю склоку, в которой оказалась замешана одна из многочисленных «сестер» Трумана, вскоре уехавшая), но этим утром он навевал мысли о чаепитии в аду. Мейвезер распластался под обеденным столом, часть его мозгов прилипла к голой груди. Повсюду валялась мебель (по большей части купленная на придорожных распродажах или в магазинах вроде «Доллар дисконт» и «Чептер 11»[13]. Телевизор лежал экраном вниз на ржавом поддоне душевой кабинки. В раковине тостер соседствовал с кроссовкой «Конверс», заклеенной изолентой. Стены были забрызганы кровью. Второй труп стоял на коленях, голова торчала снаружи, а над джинсами без ремня виднелся голый зад. В бумажнике на полу нашлось удостоверение личности мистера Джейкоба Пайла из Литл-Рока, штат Арканзас. Это какая нужна сила, чтобы пробить стену головой человека? – задался вопросом Терри. Да, стены у трейлера тонкие, но тем не менее. Он все сфотографировал, как положено, потом снял круговую панораму на один из айпадов управления шерифа. Задержался на пороге, чтобы переслать фотоулики Линни Марс, дабы та распечатала весь комплект фотографий для Лайлы и завела два дела, одно электронное, одно бумажное. Лайле Терри отправил короткое сообщение: Знаю, что вы устали, но вам лучше приехать. Вдали послышался характерный приближающийся шум единственной полностью оборудованной «Скорой» из больницы Святой Терезы. Ее сирена не мощно ревела, а суетливо подвывала. Роджер Элуэй натягивал желтую ленту с повторяющейся надписью «МЕСТО ПРЕСТУПЛЕНИЯ. НЕ ПЕРЕСЕКАТЬ». Из уголка его рта свисала сигарета. Терри крикнул ему со ступенек трейлера: – Если Лайла застанет тебя на месте преступления с дымящейся сигаретой, она оторвет тебе все, что болтается. Роджер вытащил сигарету изо рта, внимательно оглядел, словно никогда прежде не видел, затушил о подошву и сунул окурок в нагрудный карман. – Кстати, а где Лайла? Помощник окружного прокурора уже в пути, он наверняка рассчитывает ее увидеть. Подкатила «Скорая», двери раскрылись, Дик Бартлетт и Энди Эмерсон, фельдшеры, с которыми Терри пересекался раньше, выскочили из автомобиля, натягивая перчатки. Один нес носилки, второй – укладку со всем необходимым для оказания первой помощи, которую они называли «Первой сумкой». Терри хмыкнул. – Только помощник, да? У нас два трупа, но главного козла мы не заслужили? Роджер пожал плечами. Бартлетт и Эмерсон тем временем сбавили взятый поначалу темп и остановились у трейлера, неподалеку от торчавшей из стены головы. – Не думаю, что этому господину наши усилия принесут хоть какую-то пользу, – заметил Эмерсон. Бартлетт указал затянутым в латекс пальцем на шею покойника: – По-моему, у него вытатуирован мистер Хэнки. – Рождественская какашка из «Южного Парка»? Серьезно? – Эмерсон подошел ближе, пригляделся. – Да. Так и есть. – Приве-е-етики! – пропел Бартлетт. – Эй, – крикнул Терри. – Это, конечно, здорово, парни. Вам следует попробовать себя на ютьюбе. Но сейчас у нас еще один труп в трейлере, а в нашем патрульном автомобиле сидит женщина, которой нужна помощь. – Ты уверен, что хочешь ее будить? – Роджер кивнул на четвертый. Прядь тусклых, грязных волос прилипла к стеклу. – Подруга в отключке. Одному Богу известно, чем она закинулась. Бартлетт и Эмерсон через замусоренный двор направились к патрульному автомобилю. Бартлетт постучал в стекло. – Мэм? Мисс? – Никакой реакции. Он постучал громче. – Давай, просыпаемся, просыпаемся! – Тот же результат. Он взялся за ручку, попытался открыть дверцу, когда не получилось, повернулся к Терри и Роджеру. – Здесь нужна ваша помощь. – Ох, – сказал Роджер. – Верно. Он нажал кнопку на брелоке. Дик Бартлетт распахнул дверцу, и Тиффани Джонс вывалилась, как куль грязного белья. Бартлетт успел подхватить ее, прежде чем она ударилась головой о поросший сорняками гравий. Эмерсон бросился к ним. Роджер остался на месте, на его лице отражалось раздражение. – Если она откинет копыта, Лайла выпрыгнет из штанов. Она единственная свидетельница… – Что с ее лицом? – спросил Эмерсон потрясенным голосом. – Что с ее чертовым лицом? После этих слов Терри не мог оставаться в стороне. Он направился к патрульному автомобилю, где фельдшеры осторожно уложили Тиффани на землю. Сам не зная почему, Терри схватил ее за волосы, но торопливо отпустил, когда что-то склизкое зашевелилось между пальцами. Он вытер руку о рубашку. В волосах виднелось нечто белое, напоминавшее мембрану. Эта же белая дрянь покрывала лицо, черты Тиффани смутно проглядывали сквозь белизну, словно она накинула плотную вуаль, какие пожилые дамы носили на шляпах в церкви, даже теперь, в этой благословенной Иисусом стране. – Что это такое? – Терри продолжал вытирать руку о рубашку. Белое вещество казалось отвратительно липким, кожу пощипывало. – Паутина? Роджер заглядывал ему через плечо, его глаза широко раскрылись от удивления и отвращения. – Это дерьмо вылезает из ее носа, Тер! И глаз! Да что это за хрень? Фельдшер Бартлетт ухватил щепоть белой мерзости с челюсти Тиффани и вытер руку о свою рубашку, но прежде чем он это сделал, Терри заметил, что неведомое вещество вроде бы начинает таять, как только отрывается от лица женщины. Он посмотрел на свою руку: кожа сухая и чистая. И на форме ничего нет, хотя несколько секунд назад было. Эмерсон прижал пальцы к шее Тиффани. – Пульс есть. Хороший, ровный. И дышит она нормально. Я вижу, как это дерьмо поднимается и всасывается. Доставай «МАБИС». Бартлетт вытащил из «Первой сумки» оранжевый универсальный набор «МАБИС». После короткого колебания достал также две упаковки одноразовых перчаток. Одну протянул Эмерсону, вторую оставил себе. Терри наблюдал, жалея о том, что прикоснулся к липкой гадости на коже Тиффани. А вдруг она ядовитая? Они измерили давление, и Эмерсон сказал, что оно в норме. Обсудили, очищать глаза от белой пленки, чтобы проверить зрачки, или нет, и, сами того не зная, приняли лучшее в своей жизни решение: не очищать. Пока они говорили, Терри заметил то, что ему решительно не понравилось: затянутый белой паутиной рот медленно открывался и закрывался, словно Тиффани жевала воздух. Язык стал белым. Волокна вырастали из него и покачивались, как планктон. Бартлетт поднялся. – Если у вас нет возражений, мы лучше отвезем ее в больницу. Если есть, так и скажите, потому что состояние у нее стабильное… – Он повернулся к Эмерсону, который кивнул. – Посмотрите на ее глаза, – сказал Роджер. – Они же белые. Меня сейчас вырвет. – Ладно, забирайте, – решил Терри. – Сомневаюсь, что нам удастся ее допросить. – А эти трупы? – спросил Бартлетт. – На них эта гадость тоже растет? – Нет. – Терри показал на торчавшую из стены голову. – Этого вы видите сами. На Трумане, который внутри, тоже ничего нет. – А в раковине? – уточнил Бартлетт. – В унитазе? В душевой? Я про места, где много влаги. – В душевой телевизор, – вырвалось у Терри. Он не ответил на вопрос, сказал глупость, но ничего другого ему в голову не пришло. Кроме разве что еще одной глупости: «Скрипучее колесо» уже открылось? Рановато, конечно, но в такое утро человек имеет право на один, а то и два стакана пива. Должна быть такая привилегия после отвратительных трупов и жуткой гадости на человеческих лицах. Терри продолжал смотреть на Тиффани Джонс, которую медленно, но верно поглощало это странное белое вещество. Однако заставил себя ответить на вопрос: – Только на ней. И тут Роджер Элуэй озвучил мысль, которая вертелась в голове у каждого: – Парни, а если эта хреновина заразная? Никто не ответил. Терри краем глаза уловил движение и развернулся к трейлеру. Поначалу решил, что с крыши поднялась туча бабочек, но бабочки всегда яркие, а эти были коричнево-серыми. Не бабочки – мотыльки. Сотни мотыльков. 6 Двенадцатью годами ранее, в душный день позднего лета, в службу по контролю за бездомными животными поступил звонок о еноте, забравшемся под амбар, который местная епископальная церковь переоборудовала под пастырский центр. Тревогу вызывало возможное бешенство животного. Фрэнк приехал сразу. Надел маску и перчатки до локтей, забрался под амбар, направил луч фонаря на енота, который тут же метнулся в сторону, как и положено здоровому зверю. На том бы все и закончилось (бешеные еноты – серьезная проблема, но не здоровые), если бы красивая женщина двадцати с небольшим лет, которая показала Фрэнку дыру под амбаром, не предложила ему стакан синего «Кул-эйда» с распродажи выпечки, проходившей на автомобильной стоянке. Вкус Фрэнку не понравился – слишком разбавленный, маловато сахара, – но он выпил этой бурды на три доллара, чтобы постоять на жухлой траве церковного двора, болтая с этой женщиной, потому что внутри у него все трепетало от ее восхитительного заливистого смеха и манеры упирать руки в бедра. – Не пора ли вам вернуться к выполнению своих обязанностей, мистер Джиэри? – наконец спросила Элейн присущим ей тоном, обрубая разговор ни о чем и переходя к делу. – Я с радостью позволю вам куда-нибудь меня пригласить, если вы избавите нас от этого безобразника, который убивает живых существ под полом церкви. Такое у меня предложение. И у вас губы посинели. Он вернулся после работы и заколотил досками дыру под амбаром – извини, енот, но мужчина должен делать то, что должен, – а потом повез свою будущую жену в кино. Двенадцать лет тому назад. Так что же случилось? Была ли причина в нем, или их совместная жизнь исчерпала себя? Долгое время Фрэнк думал, что у них все отлично. Ребенок, дом, хорошее здоровье. Разумеется, были и проблемы. Денег едва хватало. Нана была не самой прилежной ученицей. Иногда у Фрэнка возникало ощущение… ну… заботы выматывали его, а в таком состоянии он становился нервным. Но недостатки были у всех, и за двенадцать лет человек может сорваться. Вот только его жена воспринимала ситуацию иначе. И восемью месяцами ранее подробно объяснила ему, как именно. Своим мнением она поделилась с ним после знаменитого удара в стену. А незадолго до знаменитого удара в стену она сказала ему, что отдала восемьсот долларов своей церкви, которая проводила кампанию по сбору средств на прокорм детей в какой-то чудовищно далекой, никому не ведомой части Африки. Фрэнк не был бессердечным: он сочувствовал страдающим. Но ты не отдаешь деньги, которые не можешь позволить себе отдать. Ты не рискуешь благополучием собственного ребенка, чтобы помочь чьим-то еще детям. И вот что странно: известие о том, что ежемесячный взнос по ипотеке улетел за океан, не стало причиной знаменитого удара в стену. Удар этот вызвали последующие слова Элейн и выражение лица, пренебрежительное и непреклонное, с которым она их произносила: Это было мое решение, потому что это были мои деньги. Как будто брачные обеты, которые она давала, ничего не значили для нее все эти одиннадцать лет, как будто она могла делать все, что заблагорассудится, не ставя его в известность. Вот тогда он и врезал по стене (стене – не Элейн), и Нана убежала наверх, рыдая, а Элейн безапелляционно заявила: «Скоро ты сломаешься и начнешь срывать злость на нас, малыш. Придет день, когда это будет не стена». И ни слова, ни дела Фрэнка не могли ее переубедить. Она предоставила ему выбор: разъехаться или развестись. Фрэнк выбрал первое. И ее предсказание не сбылось. Он не сломался. И точно знал, что такого не случится. Он чувствовал в себе силу. Потому что ему было кого защищать. Но без ответа оставался весьма важный вопрос: что она пыталась этим доказать? Какая ей польза от того, что она ему все это устроила? Дело в каком-то неразрешенном конфликте детства? Или обычном, простом садизме? Как бы там ни было, происходящее казалось нереальным. И чертовски бессмысленным. Естественно, он, как и любой афроамериканец в Триокружье (да и в любом округе Соединенных Штатов), к тридцати восьми годам повидал много чего бессмысленного: расизм, в конце концов, – идеальный пример. Он вспомнил дочь какого-то шахтера, с которой учился в первом или втором классе. Ее передние зубы торчали во все стороны, а косички были такими короткими, что напоминали обрубки пальцев. Она вдавила палец в его запястье и сказала: «Ты гнилого цвета, Фрэнк. Совсем как ногти моего папаши». На лице девочки читалось веселье и изумление – а также беспросветная тупость. Даже ребенком Фрэнк узнал черную дыру неизлечимой глупости. Его это поразило и ошарашило. Позже он видел ее на других лицах, что пугало и злило, но тогда его охватил благоговейный страх. Подобная глупость обладала собственным гравитационным полем. Она затягивала. Только Элейн не была глупой. Совсем наоборот. Элейн знала, каково это – чувствовать на себе взгляд белого парня, который даже не смог окончить школу, но преследовал тебя в супермаркете, изображая Бэтмена и надеясь поймать на краже банки арахиса. Элейн проклинали протестующие, собиравшиеся у местного отделения Центра планирования семьи, ей предрекали адские муки люди, даже не знавшие ее имени. Так чего она добивалась? Зачем причиняла ему такую боль? Один из возможных ответов вызывал беспокойство: она имела право тревожиться. И, отправляясь на поиски зеленого «мерседеса», Фрэнк мысленным взором видел Нану, убегающую от него, раскидывающую аккуратно разложенные мелки, топчущую свой рисунок. Фрэнк знал, что несовершенен, но знал и другое: по сути, он – хороший человек. Он помогал людям, помогал животным. Любил дочь и сделал бы все, чтобы уберечь ее. И он никогда не поднимал руку на жену. Допускал ли он ошибки? Был ли знаменитый удар в стену одной из них? Это Фрэнк признавал. Признал бы в зале суда. Но он никогда не причинял вред тем, кто этого не заслуживал, и собирался только поговорить с владельцем того «мерседеса», верно? Фрэнк свернул на подъездную дорожку, миновав раскрытые затейливые ворота из кованого металла, и припарковался позади зеленого «мерседеса». Левое переднее крыло покрывала дорожная пыль, зато правое сверкало. Не составляло труда увидеть, где этот сукин сын протирал автомобиль. Фрэнк зашагал по выложенной каменной плиткой тропе, ведущей от подъездной дорожки к входной двери большого белого дома. Вдоль тропы тянулись бермы с американскими лаврами; их кроны смыкались над головой, образуя тоннель. В ветвях щебетали птицы. В конце тропы, у самого крыльца, в каменной кадке росла цветущая сирень. Фрэнк подавил желание вырвать ее. Он поднялся на крыльцо. На массивной дубовой двери висела бронзовая колотушка в форме кадуцея. Фрэнк велел себе развернуться и ехать домой. Вместо этого схватился за колотушку и принялся колотить по пластине. 7 Гарту Фликинджеру потребовалось время, чтобы отлепиться от дивана. – Подождите, подождите, – сказал он гостю, но напрасно: дверь была слишком толстой, а голос слишком севшим. Он непрерывно курил наркоту после возвращения домой из трейлера удовольствий Трумана Мейвезера. Если кто-то спрашивал его о наркотиках, Гарт старался создать впечатление, будто пользуется ими лишь изредка, чтобы расслабиться, но это утро стало исключением. Не каждый день ты справляешь нужду в трейлере наркоторговца, и в этот момент по ту сторону хлипкой сортирной двери начинается третья мировая война. Что-то случилось: грохот, выстрелы, крики, – и в приступе крайнего идиотизма Гарт приоткрыл дверь, чтобы посмотреть, что происходит. Забыть увиденное будет трудно. Даже невозможно. В дальнем конце трейлера стояла черноволосая женщина, голая от талии до пяток. Она держала арканзасского дружка Трума за волосы и пояс джинсов и вколачивала лицом в стену: чвак! чвак! чвак! Это напоминало таран, проламывающий массивным бревном ворота замка. Голову мужчины заливала кровь, руки бессильно свешивались вниз. Сам Труман кулем сидел на полу, с дырой от пули во лбу. А незнакомая женщина? Ее лицо было устрашающе спокойным. Словно она занималась привычным делом, без особого интереса, по долгу службы, вот только дело это было весьма необычным: использование головы человека в качестве тарана. Гарт осторожно закрыл дверь, встал на сиденье унитаза и вылез в окно. Рванул к своему автомобилю и помчался домой со скоростью света. Случившееся встряхнуло его нервную систему, а такое случалось нечасто. Гарт Фликинджер, дипломированный пластический хирург, уважаемый коллегами член Американского общества пластических хирургов, редко нервничал. Сейчас он чувствовал себя лучше, крэк тому поспособствовал, но стук в дверь определенно не радовал. Гарт обошел диван и пересек гостиную, приминая коробки от фастфуда, во множестве разбросанные по полу. На плоском экране невероятно сексуальная журналистка с очень серьезным видом рассказывала что-то о пожилых женщинах, которые находились в коматозном состоянии в доме престарелых, расположенном в округе Колумбия. Серьезность журналистки только повышала ее сексуальность. У нее первый размер бюстгальтера, подумал Гарт, хотя фигура просто молит о втором. – Почему только женщины? – размышляла вслух журналистка с плоского экрана. – Поначалу мы думали, что болезни подвержены только очень старые и совсем юные, но теперь ясно, что заболевают женщины любого возраста… Гарт прижался лбом к двери, хлопнул по ней ладонью. – Прекратите! Хватит! – Открывайте! Голос был низкий и злобный. Гарт набрался сил и оторвал голову от двери, чтобы посмотреть в глазок. На крыльце стоял афроамериканец лет тридцати пяти, широкоплечий, с потрясающими чертами лица. Бежевая униформа мужчины заставила сердце Гарта учащенно забиться: коп! Но потом он заметил нашивку: «СЛУЖБА ПО КОНТРОЛЮ ЗА БЕЗДОМНЫМИ ЖИВОТНЫМИ». Ага, собаколов. Красавец собаколов, но все равно собаколов. Здесь сбежавших собак не прячут, сэр, так что никаких проблем. Или проблема все-таки была? Как знать? А вдруг этот парень – приятель полуголой гарпии из трейлера? Гарт полагал, что лучше быть ей другом, чем врагом, но гораздо, гораздо, гораздо лучше держаться от нее подальше. – Тебя послала она? – спросил Гарт. – Я ничего не видел. Так ей и скажи, хорошо? – Я не знаю, о ком вы говорите! Я пришел сюда по своим делам! А теперь открывайте! – снова крикнул мужчина. – С какой стати? – спросил Гарт и тут же добавил, для пущей убедительности: – И не подумаю. – Сэр! Я только хочу с вами поговорить! – Собаколов попытался понизить голос, но Гарт видел, как кривится его рот, борясь с потребностью – да, потребностью – продолжить орать. – Не сейчас. – Кто-то сбил кошку. Этот человек ехал на зеленом «мерседесе». У вас зеленый «мерседес». – Это печально. – Гарт имел в виду кошку. Не «мерседес». Пластический хирург любил кошек. И футболку свою, с изображением «Flamin’ Groovies», тоже любил. Сейчас она комком лежала на полу у лестницы. Гарт воспользовался футболкой, чтобы стереть кровь с крыла своего автомобиля. Да уж, обложили со всех сторон. – Но я ничего об этом не знаю. У меня выдалось трудное утро, поэтому вам лучше уйти. Извините. Удар, дверь сильно тряхнуло. Гарт отпрянул. Незнакомец врезал по двери ногой. В дверной глазок Гарт видел, как натянуты жилы на шее собаколова. – Моя дочь живет у подножия холма, придурок! А если бы это была она? Если бы ты сбил ее, а не кошку? – Я звоню копам. – Гарт надеялся, что для собаколова его слова прозвучат более убедительно, чем для него самого. Он вернулся в гостиную, плюхнулся на диван, взял трубку. Мешочек с крэком лежал на кофейном столике. До Гарта донесся звон разбитого стекла. Потом скрежет металла. Сеньор Собаколов набросился на его «мерседес»? Гарта это совершенно не волновало, во всяком случае, сегодня. Все равно автомобиль застрахован. Бедная наркоманка. Ее звали Тиффани, она была такой больной и такой милой. Мертва ли она? Убили ли ее люди, которые напали на трейлер (он предполагал, что странная женщина была частью банды)? Гарт сказал себе, что Тифф, какой бы милой она ни была, не его проблема. Лучше не зацикливаться на том, чего нельзя изменить. Мешочек был из синей пленки, поэтому и кристаллы казались синими, пока ты их не доставал. Возможно, так Трум Мейвезер неумело намекал на сериал «Во все тяжкие». Что ж, после этого утра уже не будет никаких бестолковых намеков от Трума. Гарт выбрал кристалл, бросил в трубку. Измывательства сеньора Собаколова над «мерседесом» запустили сигнализацию: бип-бип-бип. На экране телевизора показывали светлую больничную палату. Две женщины лежали под больничными простынями. Их головы покрывали клочковатые коконы. Словно женщины натянули пчелиные ульи. Гарт раскурил трубку, глубоко затянулся, задержал дыхание. Бип-бип-бип. У Гарта была дочь, Кэти. Ей было восемь лет, она страдала гидроцефалией и жила в специализированном интернате, очень хорошем, неподалеку от побережья Северной Каролины, где в воздухе чувствовался соленый привкус. Он платил за все, потому что мог себе это позволить. Для девочки было лучше, когда за ней приглядывала мать. Бедная Кэти. Что он сказал себе насчет той наркоманки? Точно: лучше не зацикливаться на том, чего нельзя изменить. Проще сказать, чем сделать. Бедный Гарт. Бедные старушки с головами, всунутыми в пчелиные ульи. Бедная кошка. Красавица журналистка стояла на тротуаре перед собирающейся толпой. Если честно, она была хороша и с первым размером. Насчет второго он, пожалуй, погорячился. Был ли ее нос продуктом пластической операции? Гарт не мог сказать точно, для этого следовало разглядеть его с близкого расстояния. Работа была превосходной, нос казался естественным, даже с чуть вздернутым кончиком. – ЦКЗ[14] только что выпустил информационный бюллетень, – объявила журналистка. – Ни при каких обстоятельствах не пытайтесь удалить наросты. – Назовите меня психом, – изрек Гарт, – но от этого лишь возникает желание поступить наоборот. Устав от новостей, устав от сотрудника службы по контролю за животными, устав от воя автомобильной сигнализации (хотя Гарт полагал, что должен отключить ее, как только собаколов решит убраться вместе со своим дурным настроением), устав зацикливаться на том, чего нельзя изменить, Гарт переключал каналы, пока не наткнулся на информационный рекламный ролик: как накачать себе роскошный пресс за шесть дней. Попытался записать номер, который начинался с 800, но единственная ручка, которую он сумел найти, на ладони не писала. Глава 4 1 Общая численность населения округов Макдоуэлл, Бриджер и Дулинг составляла порядка семидесяти двух тысяч душ: пятьдесят пять процентов – мужчины, сорок пять – женщины. На пять тысяч меньше показателей последней переписи населения США, то есть Триокружье официально относилось к «территориям с убывающим населением». Здесь располагались две больницы: одна в округе Макдоуэлл («Отличный магазин сувениров», – гласил единственный комментарий на сайте больницы) и вторая, гораздо крупнее, в округе Дулинг, где проживала большая часть – тридцать две тысячи – населения Триокружья. В трех округах насчитывалось десять поликлиник и две дюжины так называемых «болевых клиник», разбросанных среди сосновых лесов, где можно было получить различные опийные препараты по выписанному на месте рецепту. Когда-то, до закрытия большинства шахт, Триокружье называли Республикой Мужчин-без-пальцев. Нынче это была Республика Мужчин-без-работы, но имелась и светлая сторона: практически у всех мужчин моложе пятидесяти все пальцы были на месте и вот уже десять лет никто не погибал при аварии на шахте. В то утро, когда Иви Доу (так ее записала Лайла Норкросс, потому что арестованная не назвала свою фамилию) заглянула в дом на колесах Трумана Мейвезера, большинство из четырнадцати тысяч женщин округа Дулинг проснулись как обычно и начали свой день. Многие увидели телевизионные репортажи о распространении неизвестного заболевания, которое сначала называли австралийской сонной болезнью, потом женским сонным гриппом и, наконец, гриппом Авроры, по имени принцессы из диснеевской версии сказки «Спящая красавица». Мало кого из женщин Триокружья эти репортажи напугали: Австралия, Гавайи и Лос-Анджелес были слишком далеко. И хотя репортаж Микаэлы Морган из дома престарелых в Джорджтауне вызвал легкую тревогу – Вашингтон, округ Колумбия, находился менее чем в дне пути на автомобиле, – но округ Колумбия был мегаполисом, а это совершенно другая категория. Кроме того, не так много людей в Триокружье смотрели «Новости Америки», предпочитая «День на колесах» или «Шоу Эллен Дедженерес». Первый тревожный звонок, свидетельствовавший о том, что новая болезнь может дать о себе знать и здесь, в Богом забытой глубинке, раздался в начале девятого утра. Им стало прибытие в больницу Святой Терезы местной жительницы Иветты Куинн, которая припарковала свой старенький «джип-чероки» под углом к тротуару и влетела в отделение неотложной помощи с двумя близнецами-младенцами женского пола на руках. Лица девочек – Иветта прижимала их к груди – покрывал белый кокон. Она вопила, как пожарная сирена, и на крик тут же сбежались врачи и медсестры. – Помогите моим крошкам! Они не просыпаются! Вообще не просыпаются! Тиффани Джонс, много старше, но тоже запеленатую, доставили чуть позже, а к трем часам дня отделение неотложной помощи было забито до отказа. Однако женщины продолжали поступать: отцы и матери привозили дочерей, девушки – младших сестер, дядья – племянниц, мужья – жен. В этот день в зале ожидания никто не смотрел судью Джуди, доктора Фила или викторины. Только новости – и только о загадочной сонной болезни, которая поражала исключительно обладательниц двух Х-хромосом. Точную минуту или секунду, когда женские особи Homo sapiens перестали просыпаться и начали формировать коконы, установить так и не удалось. Но исходя из информации, полученной из самых разных источников, ученые сумели сузить период возникновения болезни в Триокружье до двадцатиминутного интервала, с 7:37 до 7:57 по восточному поясному времени. – Мы можем только ждать, пока они проснутся, – заявил Джордж Олдерсон в очередном информационном выпуске «Новостей Америки». – Сейчас Микаэла Морган сообщит нам новые подробности. 2 К тому времени, когда Лайла Норкросс прибыла к приземистому кирпичному зданию, которое делили между собой управление шерифа округа Дулинг и департамент по делам муниципалитета, там собрались уже все сотрудники. Помощник шерифа Рид Барроуз ждал на тротуаре, чтобы заняться арестованной Лайлы. – Будь хорошей девочкой, Иви, – сказала Лайла, открывая дверцу. – Я скоро вернусь. – Будь хорошей девочкой, Лайла, – ответила Иви. – Я буду тебя ждать. – Она рассмеялась. Кровь из носа подсыхала на щеках растрескавшейся глазурью, кровь из пореза на лбу превратила часть волос в маленький хохолок. Когда Лайла вылезала из-за руля, чтобы уступить место Риду, Иви добавила: – Трипл-дабл. – И вновь рассмеялась. – Криминалисты уже едут к трейлеру, – доложил Рид. – А также заместитель окружного прокурора и шестой экипаж. – Хорошо, – кивнула Лайла и быстрым шагом направилась к двери управления. Трипл-дабл, думала она. Это значит как минимум десять набранных очков, десять результативных передач и десять подборов. Именно это и сделала та девочка в игре, которую Лайла смотрела прошлым вечером. Девочка, думала про нее Лайла. Но ее звали Шейла. Вины девочки в этом не было. Вины Шейлы. Ее имя было первым шагом к… чему? Лайла этого не знала. Просто не знала. И Клинт. Чего хотел Клинт? Она понимала, что ей должно быть без разницы, учитывая обстоятельства, но ее это интересовало. Он оказался для нее полнейшей загадкой. Перед мысленным взором возник знакомый образ: ее муж сидит на кухне, смотрит на вязы во дворе, водит большим пальцем по костяшкам, кривит лицо. Давным-давно она перестала спрашивать, все ли с ним в порядке. Просто думаю, всегда отвечал он, просто думаю. Но о чем? И о ком? А ведь это были очевидные вопросы, верно? Лайла не могла поверить тому, какой слабой и усталой она себя чувствовала; она словно вытекла из формы на свои туфли за двадцать с чем-то шагов между патрульным автомобилем и ступенями. Внезапно все, все оказалось под вопросом, и если Клинт не был Клинтом, то кем была она? Кем были все? Ей требовалось сосредоточиться. Двое мужчин убиты. Женщина, которая, вероятно, это сделала, расположилась на заднем сиденье патрульного автомобиля, обдолбанная по самое не могу. Лайла могла быть слабой и усталой, но не в такой момент. Оскар Сильвер и Барри Холден уже ждали ее. – Господа, – поздоровалась Лайла. – Шериф, – ответили те, почти в унисон. Судья Сильвер был старше Бога, и походка у него стала нетвердой, но голова осталась ясной. Барри Холден зарабатывал на жизнь себе и своему женскому выводку (одна жена, четыре дочери), составляя завещания и контракты, а также улаживая страховые дела (по большей части с безжалостным Дрю Т. Бэрри из «Гарантии Дрю Т. Бэрри»). Холден входил в шестерку адвокатов Триокружья, которые по очереди служили государственными защитниками. Он был хорошим парнем, и Лайле не потребовалось много времени, чтобы объяснить, чего она от него хочет. Он согласился, но пожелал получить аванс. Сказал, что доллара ему вполне хватит. – Линни, у тебя есть доллар? – спросила Лайла диспетчера. – Забавно, что мне приходится нанимать адвоката для женщины, которую я арестовала по обвинению в двух убийствах. Линни протянула Барри доллар. Он сунул его в карман, повернулся к судье Сильверу и заговорил голосом, который приберегал для судебных заседаний: – Получив аванс от Линетты Марс на обеспечение юридической защиты женщины, только что арестованной шерифом Норкросс, я требую и подаю петицию о том, что… как ее зовут, Лайла? – Иви, фамилии пока нет. Зовите ее Иви Доу. – Что Иви Доу должна быть отправлена к доктору Клинту Норкроссу для проведения психиатрической экспертизы. Провести вышеуказанную экспертизу следует в женской тюрьме Дулинга. – Петиция удовлетворена, – с важным видом изрек судья Сильвер. – А как же окружной прокурор? – спросила из-за своего стола Линни. – Разве Джэнкер ничего не должен сказать? – Джэнкер выражает согласие заочно, – ответил судья Сильвер. – Я с полной уверенностью могу это утверждать, потому что не раз и не два спасал его заплывший жиром зад в зале суда. Я приказываю немедленно отправить Иви Доу в женскую тюрьму Дулинга и оставить ее там на… как насчет сорока восьми часов, Лайла? – Лучше на девяносто шесть, – вставил Барри Холден, очевидно, желая что-то сделать для своей новой клиентки. – Не возражаю против девяноста шести, судья, – ответила Лайла. – Я просто хочу поместить ее туда, где она не сможет причинить себе вред, пока я стараюсь получить кое-какие ответы. Снова заговорила Линни. По мнению Лайлы, она определенно лезла не в свое дело. – Клинт и начальник Коутс согласятся принять гостью? – Это я возьму на себя, – ответила Лайла – и вновь подумала об арестованной. Иви Доу, загадочная убийца, которая знала ее имя и что-то там болтала насчет трипл-даблов. Очевидно, совпадение, но крайне неприятное и так не вовремя. – Давайте снимем у нее отпечатки пальцев. Кроме того, нам с Линни придется отвести ее в одну из камер и переодеть в форму. Ее рубашку необходимо приобщить к делу как вещественное доказательство, а больше на ней ничего нет. Не могу же я отправить ее в тюрьму с голым задом, правда? – Будучи ее адвокатом, я бы это не одобрил, – согласился Барри. 3 – Итак, Джанетт… что происходит? Джанетт обдумала вступительную фразу Клинта. – Гм-м. Давайте поглядим. Ри сказала, что прошлой ночью ей приснилось, как она ела торт с Мишель Обамой. Тюремный психиатр и пациентка-заключенная медленно нарезали круги по тюремному двору. Утром он обычно пустовал. Большинство заключенных работали (столярка, изготовление мебели, хозяйственные работы, стирка, уборка), или учились, готовясь к экзаменам для получения школьного аттестата (в тюрьме Дулинга эти занятия назывались Школой для тупых), или просто лежали на своих койках, коротая время. К бежевой спецовке Джанетт крепился бейдж «Пропуск во двор», выписанный лично Клинтом. То есть он нес за нее ответственность. Его это не смущало. Она была одной из его любимых заключенных (одной из его зверушек, как раздражающе говорила начальник Джейнис Коутс) и никому не причиняла хлопот. По мнению Клинта, место Джанетт было на воле – не в каком-то ином закрытом заведении, а именно на воле. Но мнением своим он с Джанетт не делился, потому что никакой пользы оно ей принести не могло. Это были Аппалачи, а в Аппалачах убийство не оставалось безнаказанным, в том числе и убийство без отягощающих обстоятельств. О своей уверенности в том, что вины Джанетт в убийстве Дэмиена Сорли нет, он мог сказать разве что своей жене, а может, даже этого делать не стоило. В последнее время Лайла была какой-то отстраненной. Погруженной в себя. Как этим утром, хотя, вероятно, ей просто хотелось спать. И Ванесса Лэмпли говорила о фуре с едой для домашних животных, которая в прошлом году перевернулась на Маунтин-Рест-роуд. Какова вероятность двух одинаковых странных инцидентов с разрывом в несколько месяцев? – Эй, доктор Эн, вы здесь? Я сказала, что Ри… – Приснилось, что она ела торт с Мишель Обамой, я понял. – Так она сказала поначалу. Но это была выдумка. На самом деле ей снился разговор с учительницей, которая убеждала ее, что она пришла не в тот класс. Тревожный сон, вы согласны? – Вполне возможно. – Это был один из десятка ни к чему не обязывающих вариантов, которые он держал наготове, отвечая на вопросы пациентов. – Эй, док, вы думаете, Том Брейди может приехать сюда? Произнести речь, раздать автографы? – Вполне возможно. – Знаете, он мог бы расписаться на маленьких игрушечных футбольных мячах. – Конечно. Джанетт остановилась. – Что я сейчас сказала? Клинт задумался, потом рассмеялся. – Понятия не имею. – Где вы этим утром, док? Эта ваша привычка… Извините, если лезу в вашу личную жизнь, но у вас дома все в порядке? И неожиданно для себя Клинт вдруг понял, что больше в этом не уверен, а вопрос Джанетт – ее догадка – выбил его из колеи. Лайла ему солгала. Никакой аварии на Маунтин-Рест-роуд не было. Во всяком случае, прошлой ночью. Теперь он в этом совершенно не сомневался. – Дома все хорошо. О какой привычке ты говоришь? Джанетт нахмурилась, подняла кулак, принялась водить большим пальцем по костяшкам. – Когда вы так делаете, я знаю, что вы ушли в астрал. Словно вспоминаете драку, в которой участвовали. – А. – Точность ее догадок не радовала. – Давняя привычка. Давай поговорим о тебе, Джанетт. – Моя любимая тема. – Звучало неплохо, но Клинт знал, что все не так просто. Если бы он позволил Джанетт вести разговор, они бы провели целый час на солнце, обсуждая Ри Демпстер, Мишель Обаму, Тома Брейди и всех прочих, кто придет в голову Джанетт. По части свободных ассоциаций ей не было равных. – Ладно. Что снилось прошлой ночью тебе? Если будем говорить о снах, давай сосредоточимся на твоих, а не Ри. – Я не помню. Ри спросила меня, и я ответила ей то же самое. Думаю, дело в новом лекарстве, на которое вы меня перевели. – Значит, тебе что-то снилось. – Да… Наверное… – Джанетт смотрела на огород, а не на него. – Может, что-то связанное с Дэмиеном? Раньше он тебе часто снился. – Конечно, то, как он выглядел. Совсем синий. Но мне давно уже не снился этот синюшный мужчина. Вы помните этот фильм? «Омен»? О сыне дьявола. Того ребенка тоже звали Дэмиен. – У тебя есть сын… – И что? – Теперь она смотрела на него с недоверием. – Можно сказать, что Дэмиен был дьяволом в твоей жизни, поэтому Бобби… – Сын дьявола! «Омен-два»! – Она пронзительно рассмеялась, наставила на него палец. – Очень смешно! Бобби – самый милый ребенок в мире, пошел в мамину родню. Раз в два месяца приезжает с моей сестрой из Огайо, чтобы повидаться со мной. Вам это известно! – Она вновь рассмеялась; на этой огороженной и строго охраняемой территории звук был необычным, но очень приятным. – Знаете, что я думаю? – Нет, – ответил Клинт. – Я мозгоправ, а не телепат. – Я думаю, это классический случай переноса. – Она вскинула руки с двумя согнутыми пальцами, чтобы выделить ключевое слово кавычками. – Словно вы волнуетесь, а не ваш ли мальчик – сын дьявола? Теперь пришла очередь Клинта смеяться. Сама идея, что в Джареде было что-то дьявольское, была абсурдной: Джаред смахивал с руки комаров, вместо того чтобы их прихлопнуть. Он тревожился о своем сыне, понятное дело, но не боялся, что тот попадет за решетку и колючую проволоку, как Джанетт, и Ри Демпстер, и Китти Макдэвид, и эта тикающая бомба Энджел Фицрой. Черт, ему не хватило смелости пригласить Мэри Пак на Весенние танцы. – Джаред – отличный парень, и я уверен, твой Бобби тоже. Лекарство помогает с твоими… как ты их называешь? – Помутнениями. Когда я не могу четко видеть или слышать людей. Все стало лучше после перехода на новые таблетки. – Ты не просто так это говоришь? Ты должна быть со мной откровенной, Джанетт. Помнишь, что я всегда говорю? – Три пэ. Правда приносит плоды. И я с вами откровенна. Стало лучше. Хотя иногда настроение у меня все-таки падает, я начинаю терять связь с реальностью и возвращаются помутнения. – Есть исключения? Видишь и слышишь ли ты четко кого-нибудь, когда у тебя депрессия? И может, этот кто-то способен тебя перезагрузить? – Перезагрузить! Мне это нравится. Да, Бобби может. Ему было пять, когда я попала сюда. Сейчас двенадцать. Он играет на клавишных в музыкальной группе. И поет! – Ты должна очень им гордиться. – Я и горжусь. Ваш, должно быть, того же возраста, да? Клинт, который легко улавливал момент, когда его подопечные дамы пытались сменить тему, буркнул что-то невнятное вместо того, чтобы сказать, что Джаред скоро получит право голосовать. Ему самому это казалось странным. Джанетт хлопнула его по плечу. – Следите за тем, чтобы у него всегда были при себе презервативы. Из-под зонта наблюдательного поста у северной стены проревел усиленный мегафоном голос дежурного: – ЗАКЛЮЧЕННАЯ! НИКАКИХ ФИЗИЧЕСКИХ КОНТАКТОВ! Клинт помахал дежурному рукой (мегафон искажал голос, но он предположил, что на садовом стуле под зонтом сидит этот говнюк Дон Питерс), чтобы показать, что все тип-топ, и повернулся к Джанетт. – Что ж, придется мне обсудить этот момент с моим психоаналитиком. Она довольно рассмеялась. А Клинт подумал, и не в первый раз, что при других обстоятельствах он бы хотел, чтобы у него была такая подруга, как Джанетт Сорли. – Эй, Джанетт. Ты знаешь, кто такой Уорнер Вольф? – Давайте просмотрим видеопленку, – тут же ответила она. – Почему вы спрашиваете? Хороший вопрос. Почему он спросил? К чему мог иметь отношение престарелый спортивный комментатор? В чем его важность, если ключевая фраза (как и внешний вид) Уорнера утратили свою актуальность? А вот вопрос получше: почему Лайла ему солгала? – Э… Кто-то недавно упомянул его в разговоре. Мне это показалось забавным. – Мой отец любил его слушать, – сказала Джанетт. – Твой отец. Его мобильник выдал мелодию «Эй, Джуд». Клинт посмотрел на дисплей и увидел фотографию жены. Лайла, которой следовало быть в стране снов. Лайла, которая могла помнить Уорнера Вольфа, а могла и не помнить. Лайла, которая солгала. – Надо ответить, – сказал он Джанетт, – но много времени это не займет. Пойди в огород, займись прополкой. Поглядим, вдруг ты вспомнишь, что тебе приснилось прошлой ночью. – Что-то личное, поняла, – кивнула Джанетт и пошла в огород. Клинт помахал рукой северной стене, показывая дежурному, что поведение Джанетт санкционировано, затем нажал «ПРИНЯТЬ». – Привет, Лайла, как дела? – Едва слова сорвались с языка, он понял, что часто начинал с них беседу с пациентами. – Все как обычно, – ответила она. – Взрыв лаборатории по изготовлению мета, двойное убийство, преступница задержана. Я арестовала ее, когда она поднималась по шоссе на Боллс-Хилл, практически в чем мать родила. – Это шутка, да? – Боюсь, что нет. – Срань господня, ты в порядке? – На ногах только благодаря адреналину, а так все хорошо. Но мне нужна помощь. Она изложила подробности. Клинт слушал, не задавая вопросов. Джанетт пропалывала горох, напевала что-то веселенькое о том, как приятно идти к реке Гарлем, чтобы утопиться[15]. У северной стены тюремного двора Ванесса Лэмпли подошла к садовому стулу Дона Питерса, поговорила с Доном и заняла его место, а Дон направился к административному крылу понурив голову, словно нашкодивший ученик, вызванный к директору. И если кто заслуживал наказания, так прежде всего этот олух. – Клинт? Ты еще здесь? – Да. Просто думаю. – Просто думаешь, – повторила Лайла. – И о чем? – О процедуре. – Клинт удивился, что она так давила. Словно издевается. – Теоретически это возможно, но я должен кое-что согласовать с Джейнис… – Тогда, пожалуйста, согласуй. Я могу приехать через двадцать минут. И если потребуется убеждать Джейнис, найди необходимые доводы. Мне нужна помощь, Клинт. – Успокойся, я справлюсь. Возможность причинения себе вреда – веское основание. – Джанетт закончила прополку одного ряда и по второму приближалась к нему. – Я просто хочу сказать, что при обычных обстоятельствах тебе следовало бы сперва заглянуть с ней в больницу, чтобы ее там осмотрели. Судя по твоим словам, она серьезно повредила лицо. – Ее лицо не входит в число моих первоочередных забот. Одному человеку она чуть не оторвала голову, а головой второго пробила стену трейлера. Ты действительно думаешь, что я оставлю ее в смотровой наедине с двадцатипятилетним врачом? Он хотел вновь спросить, в порядке ли она, но в ее теперешнем состоянии она могла просто взорваться, потому что именно так ведет себя человек, если устал и раздражен: набрасывается на того, кто не даст сдачи. Иногда, чего там – часто, Клинту не нравилось, что набрасывались именно на него. – Скорее нет, чем да. Теперь он слышал уличный шум: Лайла вышла из здания. – И дело не только в том, что она опасна. И не в наркотиках. Просто… как сказал бы Джаред: «Мое паучье чутье подает сигналы». – Может, и сказал бы, лет в семь. – Раньше я ее не видела, могу поклясться на стопке Библий, но она меня знает. Она назвала меня по имени. – Если ты в форме, а я уверен, так и есть, достаточно взглянуть на твой нагрудный карман. – Правильно, но там написано «НОРКРОСС». Она же назвала меня Лайлой. Мне нужно заканчивать разговор. Просто скажи, что ее будут встречать, как дорогую гостью, когда я привезу ее к тебе. – Не сомневайся. – Спасибо. – Он услышал, как она откашлялась. – Спасибо, милый. – Всегда пожалуйста, но ты должна кое-что сделать для меня. Не привози ее одна. Ты измотана. – За рулем будет Рид Барроуз. Я поеду рядом. – Хорошо. Люблю тебя. Послышался звук открываемой автомобильной дверцы, вероятно, патрульного автомобиля Лайлы. – Я тоже, – сказала она и отключилась. Помедлила ли она, прежде чем ответить? Сейчас не было времени обдумывать это, вертеть эту мысль туда-сюда, пока она не превратится в то, чем, возможно, не является. Клинта это устраивало. – Джанетт! – Она повернулась к нему. – Мне придется завершить нашу встречу пораньше. Возникли проблемы. 4 Своим заклятым врагом Коутс считала дерьмо, с которым приходилось сталкиваться по жизни. Немногие дружили с ним, мало кому оно нравилось, но большинство как-то примирялось, начинало его понимать – и вносило в него свою лепту. Начальник Джейнис Табита Коутс это самое дерьмо не терпела. Она по складу характера не имела с дерьмом ничего общего, что в любом случае было бы контрпродуктивно. Тюрьма в принципе была большой фабрикой дерьма, ей бы вполне подошло название «Дулингское женское заведение по производству дерьма», и работа Джейнис состояла в том, чтобы удерживать это производство под контролем. Волны дерьмовых предписаний накатывали из столицы штата, требуя, чтобы она одновременно снижала расходы и улучшала работу тюрьмы. Устойчивый поток дерьма шел из судов – заключенные, адвокаты и прокуроры состязались друг с другом, – и Коутс почему-то всегда вымазывалась по уши. Департамент здравоохранения обожал присылать дерьмовые проверки. Специалисты, которые приезжали, чтобы ремонтировать электрику, всегда обещали, что больше поломок не будет, но их обещания были все тем же дерьмом. Электрика продолжала выходить из строя. Дерьмо никуда не девалось, даже когда Коутс уходила домой. Пока она спала, дерьмо накапливалось, его количество росло, как сугроб в снегопад, коричневый такой сугроб из дерьма. Вот и сегодня, когда у Китти Макдэвид поехала крыша, два фельдшера выбрали это самое утро, чтобы без предупреждения не выйти на работу. Так что куча дерьма дожидалась момента, когда она переступит порог. Норкросс был серьезным мозгоправом, но дерьма он накладывал в достатке, требуя особого отношения и привилегий для своих пациенток. Она бы находила почти трогательной его хроническую неспособность признать, что подавляющее большинство этих пациенток, заключенных Дулинга, были гениями по части дерьма, женщинами, которые проводили жизнь, лелея дерьмовые оправдания своего поведения, да только махать лопатой приходилось именно ей, Коутс. С другой стороны, под всем этим дерьмом у некоторых женщин скрывались веские причины. Джейнис Коутс не была глупой и бессердечной. Большинству заключенных Дулинга не повезло в жизни. Коутс это знала. Тяжелое детство, жуткие мужья, безвыходные ситуации, душевные болезни, которые лечились наркотиками и алкоголем. Они были жертвами дерьма, не только его производителями. Однако не дело начальника тюрьмы – отделять одно от другого. Жалость не должна мешать исполнять свой долг. Они сидели в тюрьме, и ей вменялось в обязанность заботиться о них. А это означало, что она должна разобраться с Доном Питерсом, который сейчас находился перед ней и из которого дерьмо так и перло. Вот и сейчас он заканчивал свою последнюю дерьмовую историю, честный, несправедливо обвиненный трудяга. Когда он добавил последние мазки, она сказала: – Не надо вешать мне лапшу на уши по поводу профсоюза. Еще одна жалоба, и ты отсюда вылетишь. Одна заключенная говорит, что ты лапал ее грудь. Другая говорит, что ты прихватил ее за зад. Третья говорит, что ты обещал ей полпачки «Ньюпортс», если она тебе отсосет. Если профсоюз захочет с тобой возиться, это их дело, но я в этом сомневаюсь. Коротышка-дежурный сидел на ее диване, широко расставив ноги (словно ей нравилось смотреть на его хозяйство) и скрестив руки на груди. Он дунул на кудряшки а-ля Бастер Браун, нависавшие над бровями. – Я никого не трогал, начальник. – В уходе по собственному желанию нет ничего постыдного. – Я не собираюсь уходить и не делал ничего такого, за что мне может быть стыдно! – Его обычно бледные щеки покраснели. – Какой молодец. У меня вот целый список постыдных деяний. И чуть ли не первым пунктом – решение взять тебя на работу. Ты – как сопля, которую я не могу стряхнуть с пальца. Губы Дона хитро изогнулись. – Я знаю, вы пытаетесь меня разозлить, начальник. Не получится. Дураком он не был, в этом следовало отдать ему должное. Именно по этой причине его до сих пор не удавалось прижать к ногтю. Питерс всегда действовал осторожно, выбирал момент, когда рядом никого не было. – Пожалуй, что нет. – Сидевшая на краю стола Коутс переставила сумку на колени. – Но попытка – не пытка. – Вы знаете, что они лгут. Они же преступницы. – Сексуальное домогательство – тоже преступление. Ты получил свое последнее предупреждение. – Коутс рылась в сумке в поисках бальзама для губ «Чэпстик». – Кстати, почему только полпачки? Давай, Дон, колись. – Она вытащила упаковку бумажных салфеток, зажигалку, таблетницу, айфон, бумажник и только тогда нашла то, что искала. Колпачок свалился, на помаду налипли ворсинки. Джейнис все равно смазала губы. Питерс молчал. Она посмотрела на него. Мелкий подонок с шаловливыми руками, но невероятно везучий: ни один дежурный пока не выразил желания дать показания по его проступкам. Однако Коутс знала, что прищучит Питерса. Время у нее было. А время, по существу, еще один синоним тюрьмы. – Что? Хочешь смазать губы? – Коутс протянула ему «Чэпстик». – Нет? Тогда за работу. Питерс хлопнул дверью так, что она задребезжала в коробке, и протопал по приемной. Прямо истеричный подросток. Довольная тем, что дисциплинарная нотация прошла по плану, Коутс вновь занялась грязным «Чэпстиком»: принялась искать в недрах сумки колпачок. Завибрировал мобильник. Коутс поставила сумку на пол и пошла к опустевшему дивану. Прикинула, насколько сильно не любила того, чей зад только что восседал на нем, и опустилась слева от выемки на центральной подушке. – Привет, мамуля. – Голос Микаэлы накладывался на другие голоса, крики, сирены. Коутс подавила первоначальный импульс отчитать дочь, которая не звонила три недели. – Что случилось, дорогая? – Подожди. Посторонние звуки стали тише; Джейнис ждала. Ее отношения с дочерью пережили и подъемы, и спады. Решение Микаэлы уйти из юридической школы и переключиться на телевизионную журналистику (такую же фабрику дерьма, как и тюремная система, и наверняка так же набитую преступниками) сильно ухудшило эти отношения, а последовавшая пластика носа на какое-то время опустила их, можно сказать, ниже уровня моря. Однако Микаэла проявляла настойчивость в достижении поставленной цели, которую Коутс постепенно начала уважать. Пришло осознание, что они не слишком отличаются друг от друга. Недалекая Магда Дубчек, местная жительница, которая сидела с Микаэлой, когда та только начала ходить, однажды сказала: «Она так похожа на тебя, Джейнис. Ей нельзя отказать! Скажи ей: одно печенье, и она сделает все, чтобы съесть три. Будет улыбаться, хихикать, ластиться, пока ты не сдашься». Два года тому назад Микаэла делала ерундовые репортажи для местных новостей. Теперь работала в «Новостях Америки» и быстро поднималась по карьерной лестнице. – Вот и я, – вновь послышался голос Микаэлы. – Пришлось найти более тихое место. Мы сейчас около ЦКЗ. Долго говорить не могу. Ты смотрела новости? – Естественно, Си-эн-эн. – Джейнис никогда не упускала шанса вставить свою любимую колкость в разговор. На этот раз Микаэла не отреагировала. – Ты слышала о гриппе Авроры? Сонной болезни? – Что-то слышала по радио. Старухи, которые не проснулись на Гавайях и в Австралии… – Это настоящая болезнь, мама, и она поражает всех женщин. Старых, новорожденных, молодых, среднего возраста. Всех, кто спит. Поэтому не ложись спать. – Не поняла. – Что-то не складывалось. На часах было одиннадцать утра. С какой стати ей ложиться спать? Или Микаэла имеет в виду, что она больше никогда не должна спать? Если так, то не получится. Все равно что попросить ее никогда не справлять малую нужду. – Какая-то бессмыслица. – Включи новости, мама. Или радио. Или выйди в Интернет. Невыполнимость задачи повисла между ними. Джейнис не знала, что и сказать, за исключением: «Хорошо». Ее девочка могла ошибаться, но лгать ей никогда бы не стала. Дерьмо это или нет, однако Микаэла верила, что так оно и есть. – Я только что разговаривала с одной женщиной, она ученый и моя подруга, работает на федералов. Я ей доверяю. У нее есть доступ к закрытой информации. Она говорит, что, по их расчетам, примерно восемьдесят пять процентов женщин, живущих по тихоокеанскому времени, уже в отключке. Никому не говори, это приведет к хаосу, как только просочится в Интернет. – Как это – в отключке? – Речь о том, что они не просыпаются. На них вырастает… что-то похожее на кокон. Мембраны, оболочки. Коконы вроде состоят частично из ушной серы, частично из кожного сала, которое выделяется на крыльях носа, частично из слизи и… еще чего-то непонятного, какого-то странного белка. Кокон формируется очень быстро и восстанавливается, как только его снимешь. Но не пытайся его снять. За этим следует… реакция. Поняла? Не пытайся его снять! – На последних словах, в которых было не больше смысла, чем в прочих, Микаэла проявила несвойственную ей жесткость. – Мама? – Да, Микаэла, я внимательно тебя слушаю. По голосу чувствовалось, что дочь взволнованна… и сосредоточенна. – Все началось между семью и восемью часами по нашему времени, то есть между четырьмя и пятью по тихоокеанскому, поэтому так сильно ударило по женщинам на западе. Значит, у нас есть целый день. У нас почти полный бак. – Полный бак… часов бодрствования? – Бинго! – Микаэла глубоко вдохнула. – Я понимаю, это звучит безумно, но я не шучу. Ты не должна спать. И тебе предстоит принять трудные решения. Ты должна определиться, что делать с твоей тюрьмой. – Тюрьмой? – Твои заключенные скоро начнут засыпать. – Ох… – Внезапно Джейнис поняла. Вроде бы. – Я должна идти, мамуля. У меня прямое включение, и продюсер выпрыгивает из штанов. Я позвоню, как только смогу. Коутс осталась на диване. Взглядом нашла фотографию в рамке, которая стояла на столе. Покойный Арчибальд Коутс, в хирургическом костюме, с широкой улыбкой держит на сгибе руки новорожденную дочь. Он умер от инфаркта – чудовищная несправедливость – в тридцать лет. С тех пор минуло почти столько же. На фотографии на лбу Микаэлы белел кусочек плаценты, напоминавший паутину. Начальник тюрьмы пожалела, что не сказала дочери о своей любви, но сантименты задержали Джейнис лишь на несколько секунд. Потому что ее ждала работа. Оценка проблемы не заняла много времени, и Джейнис пришла к выводу, что вариантов – как поступить с заключенными – у нее немного. Собственно, от нее требовалось то же, что и всегда: поддерживать порядок и опережать поток дерьма. Она попросила свою секретаршу, Бланш Макинтайр, снова позвонить фельдшерам домой. А еще позвонить Лоренсу Хиксу, заместителю начальника, и сообщить ему, что больничный после удаления зуба мудрости окончен и он должен немедленно прибыть на службу. И, наконец, она велела Бланш по очереди известить всех дежурных: в силу чрезвычайной ситуации национального масштаба они остаются на вторую смену. Начальник сомневалась, что может рассчитывать на явку сотрудников, которые сейчас находились дома: когда надвигалась катастрофа, люди предпочитали быть рядом с родными. – Что? – изумилась Бланш. – Национального масштаба? Что-то случилось с президентом? И ты хочешь, чтобы все остались на вторую смену? Им это не понравится. – Плевать я хотела на то, что им нравится. Включи новости, Бланш. – Я не понимаю. Что происходит? – Если моя дочь права, поймешь, как только услышишь. После этого Коутс пошла в кабинет Норкросса. Она хотела, чтобы они вместе проведали Китти Макдэвид. 5 Джаред Норкросс и Мэри Пак сидели на трибунах на третьем уроке физкультуры, на время отложив теннисные ракетки. Они и группа Глупых десятиклассников расположились на нижних рядах и наблюдали за двумя учениками выпускного класса, игравшими на центральном корте. При каждом ударе те ухали, как Моника Селеш. Сухощавый Курт Маклеод и мускулистый рыжий Эрик Бласс. Моя погибель, подумал Джаред. – Не думаю, что это хорошая идея, – сказал он. Мэри посмотрела на него, приподняв брови. Она была высокой и (по мнению Джареда) идеально сложенной. Черные волосы, серые глаза, длинные загорелые ноги, безупречно белые теннисные туфли. Касательно Мэри безупречным было все. По мнению Джареда. – И что это должно означать? Как будто ты не знаешь, подумал Джаред. – Что ты едешь на «Arcade Fire» с Эриком. – Гм. – Она вроде бы задумалась. – В таком случае хорошо, что с ним едешь не ты. – Эй, помнишь экскурсию в Музей игрушек и железных дорог на Крюгер-стрит? В пятом классе? Мэри улыбнулась и провела рукой с бархатисто-синими ногтями по длинным волосам. – Такое не забудешь. Мы могли туда не попасть, потому что Билли Мирс написал на руке что-то непристойное. Миссис Колби оставила его в автобусе с водителем, тем, что заикался. Эрик подкинул мяч, приподнялся на цыпочки и подал навылет. Мяч просвистел над самой сеткой. Вместо того чтобы попытаться его отбить, Курт отпрянул. Эрик вскинул руки над головой, совсем как Рокки на ступенях Художественного музея Филадельфии. Мэри захлопала в ладоши. Эрик повернулся к ней и поклонился. – На руке Билли было написано: «МИССИС КОЛБИ ЕСТ ГОВНО», – но он этого не писал. Написал Эрик. Пока Билли крепко спал. Но Билли предпочел промолчать. Лучше остаться в автобусе, чем близко познакомиться с кулаками Эрика. – И что? – То, что Эрик – задира. – Был задирой, – возразила Мэри. – С тех пор прошло много лет. – Как веточка согнется, так сук и сформируется. – Таким педантичным тоном иной раз говорил его отец, и Джаред тут же пожалел о сказанном. Мэри оценивающе смотрела на него серыми глазами. – И что это означает? Остановись, сказал себе Джаред, просто пожми плечами и смени тему. Он часто давал себе этот хороший совет, но желание ответить обычно брало верх. Как и сейчас. – Это означает, что люди не меняются. – Иногда меняются. Мой отец раньше слишком много пил, но теперь завязал. Ходит на собрания Анонимных алкоголиков. – Ладно, некоторые меняются. Я рад, что твой отец из таких. – И это правильно. – Взгляд ее серых глаз по-прежнему был устремлен на него. – Но большинство людей не меняется. Сама посуди. Кто в пятом классе был спортсменом – вроде Эрика, – тот им и остался. Ты была умной тогда – и умная сейчас. А те, кто были неудачниками в пятом классе, останутся ими и в одиннадцатом, и в двенадцатом. Ты хоть раз видела Эрика и Билли вместе? Нет? Дело закрыто. На этот раз Курт сумел отбить подачу Эрика, но едва-едва. Эрик хищной птицей метнулся к сетке, ударил сильно, прицельно, и мяч попал в пряжку на ремне Курта. – Ты это прекрати, чувак! – воскликнул Курт. – Вдруг я когда-нибудь захочу иметь детей! – Плохая идея, – ответил Эрик. – А теперь давай за ним, это мой счастливый мяч. Неси, песик. И пока Курт, надувшись, ходил за мячом, Эрик повернулся к Мэри и вновь ей поклонился. Она одарила его лучезарной улыбкой. Когда Мэри перевела взгляд на Джареда, улыбка сохранилась, но заметно поблекла. – Мне нравится, что ты оберегаешь меня, Джер, но я большая девочка. Это всего лишь концерт, а не брачные узы. – Просто… – Просто – что? – От улыбки не осталось и следа. Просто будь с ним настороже, хотел сказать Джаред. Потому что рисунок на руке Билли – это ерунда. Шалость, достойная пятого класса. В старших классах были отвратительные подлости в раздевалке, о которых я не хочу говорить. Отчасти потому, что ни разу не вмешался. Только наблюдал. Еще один дельный совет, но прежде чем Джаред смог подавить желание что-либо ответить, Мэри развернулась на сиденье, посмотрела в сторону школы. Должно быть, что-то привлекло ее внимание, и теперь Джаред видел, что именно. Коричневое облако поднялось с крыши спортзала. Достаточно большое, чтобы распугать ворон, которые сидели на дубах, окружавших автомобильную стоянку для персонала. Пыль, подумал Джаред, но вместо того чтобы рассеяться, облако заложило резкий вираж и двинулось на север. Оно напоминало птичью стаю, однако состояло определенно не из птиц. Слишком мелкие даже для воробьев. – Облако мотыльков! – воскликнула Мэри. – Надо же! Кто бы знал! – Это так называется? Облако? – Да! Кто знал, что они сбиваются в стаи? И большинство мотыльков оставляют день бабочкам. Мотыльки – ночные летуны. Во всяком случае, обычно. – Откуда ты все это знаешь? – В восьмом классе делала научный проект по мотылькам. На староанглийском они mott, как и личинки. Отец уговорил меня на этот проект, потому что я их боялась. Когда я была маленькой, кто-то сказал мне, что я ослепну, если пыльца с крыльев мотылька попадет мне в глаза. Отец сказал, что это старушечьи басни и если я сделаю научный проект по мотылькам, то, возможно, подружусь с ними. Он сказал, что бабочки – королевы красоты мира насекомых, их всегда приглашают на бал, а бедные мотыльки остаются дома, как Золушка. Он тогда еще пил, но история получилась забавной. Она с вызовом смотрела на него серыми глазами. – Точно, клевая. И что ты? – Что – я? – Подружилась с ними? – Не совсем, но выяснила много интересного. Бабочки, когда отдыхают, складывают крылья на спине. Мотыльки используют свои, чтобы прикрывать живот. У мотыльков есть френулумы, зацепки, скрепляющие крылья попарно, а у бабочек нет. У бабочек – твердые куколки. У мотыльков – коконы, мягкие и шелковистые. – Эй! – Кент Дейли, с рюкзаком и теннисной ракеткой за плечом, на велосипеде выехал из зарослей на поле для софтбола. – Норкросс! Пак! Вы видели, как взлетели эти птицы? – Это были мотыльки, – поправил его Джаред. – Те, что с френулумами. А может, с френулами. – Что? – Не важно. Что ты здесь делаешь? Сегодня учебный день, знаешь ли. – Мама попросила вынести мусор. – Наверное, его было очень много, – сказала Мэ-ри. – Уже третий урок. Кент ухмыльнулся, потом увидел Эрика и Курта на центральном корте и бросил велосипед на траву. – Присядь, Курт, и позволь мужчине взяться за дело. Ты не сможешь принять подачу Эрика, даже если бы от этого зависела жизнь твоей собаки. Курт уступил свою половину корта Кенту, бонвивану, который не ощущал никакой необходимости заглянуть в административное крыло и объяснить опоздание. Эрик подал, и Джаред обрадовался, увидев, как только что прибывший Кент четким ударом вернул ему мяч. – Ацтеки верили, что черные мотыльки – знак беды, – продолжала Мэри, полностью потеряв интерес к продолжавшемуся внизу теннисному матчу. – В горных долинах до сих пор есть люди, которые верят, что белый мотылек в доме – к чьей-то смерти. – Мэри, да ты у нас просто эксперт по мотылькам. – Она фыркнула. – Постой, за всю жизнь ты ни разу не бывала в горных долинах. Ты это выдумала, чтобы напугать меня. Между прочим, получилось! – Нет, не выдумала! Прочитала в книге! Она ударила его в плечо. Больно, но Джаред прикинулся, будто ничего не почувствовал. – Эти коричневые. Что означает появление коричневых мотыльков? – Это интересно. Черноногие индейцы считают, что коричневые мотыльки приносят дрему и сновидения. 6 Джаред одевался на скамье в дальнем конце раздевалки. Глупые десятиклассники отбыли, опасаясь, что их отхлещут мокрыми полотенцами – этой забавой славились Эрик и его дружки. А может, правильнее сказать, позорились? Ты говоришь френулум, я говорю френула, подумал Джаред, надевая кроссовки. Скажем так: проехали. В душевой Эрик, Курт и Кент визжали, плескались и выкрикивали привычные остроты: пошел на хрен, имел я твою мать, а я твою, пидор, поцелуй меня в зад, твоя сестра – шлюха, и т. д. Это утомляло, а до окончания школы было еще так далеко. Вода перестала течь. Эрик и компания босиком прошлепали в ту часть раздевалки, которую считали своей вотчиной – только для выпускного класса, будьте любезны, – а это означало, что Джаред лишь мгновение лицезрел их голые зады, исчезнувшие за углом. Его это полностью устроило. Он понюхал теннисные носки, поморщился, сунул их в спортивную сумку, застегнул молнию. – По пути сюда я видел Старую Эсси, – говорил Кент. – Бездомную старуху? – спросил Курт. – Ту, что с тележкой? – Ага. Чуть не переехал ее и не свалился на говняный навес, где она живет. – Кто-то должен очистить от нее территорию, – сказал Курт. – Вчера вечером она, должно быть, высосала всю свою винную заначку, – продолжал Кент. – Лежала в отключке. И она в чем-то извалялась. Лицо покрывала паутина. Такая мерзопакость. Я видел, как она колышется от ее дыхания. Я ей крикнул: «Эсси, что с тобой, девочка? Что с тобой, беззубая старая сука?» Никакой реакции, чувак. Гребаный ноль. – Жаль, что нет волшебного зелья, усыпляющего девчонок, чтобы ты мог их трахнуть без предварительных обхаживаний, – сказал Курт. – Есть, – возразил Эрик. – Называется рогипнол. Когда они оглушительно заржали, Джаред подумал: И этот парень везет Мэри на концерт «Arcade Fire». Этот самый парень. – К тому же в той маленькой лощине, где она спит, столько всякого странного дерьма, включая верхнюю половину манекена из универмага, – сказал Кент. – Я бы трахнул кого угодно, друг, но пьяная в жопу бездомная сука, покрытая паутиной? Эту черту – толстую черту – я пересечь не могу. – А моя черта сплошь пунктирная. – В голосе Курта слышалась тоска. – Ситуация отчаянная. Я бы трахнул даже зомби из «Ходячих мертвецов». – Ты уже трахнул, – сказал Эрик. – Харриет Давенпорт. Вновь дикий смех. Зачем я это слушаю? – спросил себя Джаред и снова подумал: Мэри собирается на концерт с одним из этих психов. Она понятия не имеет, какой Эрик на самом деле, а после нашего разговора на трибунах вряд ли поверит мне. – Ты бы не стал трахать эту козу, – заметил Кент. – Но глянуть на нее интересно. Давайте сходим после школы. Проверим, как там она. – А чего тянуть? – спросил Эрик. – Смоемся после шестого урока. Шлепающие звуки – хлопки ладони о ладонь – скрепили договор. Джаред схватил спортивную сумку и отбыл. Лишь во время обеденного перерыва Фрэнки Джонсон подсел к Джареду и сказал, что странная сонная болезнь, поражающая женщин, зафиксирована не только в Австралии и на Гавайях. Она добралась до округа Колумбия, Ричмонда и даже до Мартинсберга, а это совсем рядом. Джаред вспомнил, что говорил Кент о Старой Эсси – паутина на лице, – но решил, что быть такого не может. Только не здесь. В Дулинге никогда не происходило ничего интересного. – Они называют эту болезнь Авророй, – продолжил Фрэнки. – Слушай, у тебя куриный салат? Как он тебе? Хочешь махнуться? Глава 5 1 Всю обстановку камеры 12 крыла А составляли койка, стальной унитаз да видеокамеры в углах под потолком. Ни цветного квадрата на стене для фотографий и вырезок, ни стола. Коутс принесла в камеру пластмассовый стул, чтобы сидеть, пока Клинт осматривал лежавшую на койке Китти Макдэвид. – И что? – спросила Коутс. – Она жива. Все жизненные показатели в норме. – Сидевший на корточках Клинт выпрямился, сдернул латексные перчатки и осторожно положил их в полиэтиленовый пакет. Достал из кармана маленький блокнот и ручку, начал записывать. – Я не знаю, что это за вещество. Оно тянется, как смола, но при этом прочное. И проницаемое, потому что она дышит сквозь него. Оно пахнет… землей, на мой взгляд. И воском. Если ты спросишь, я скажу, что это какая-то плесень, но оно не похоже на плесень, которую я когда-либо видел или о которой слышал. – Пытаясь описать ситуацию, Клинт чувствовал себя так, будто карабкается на холм из пенсов. – Биолог мог бы взять образец и изучить под микроскопом… – Мне сказали, что пытаться убрать это вещество – плохая идея. Клинт щелкнул ручкой, сунул ее и блокнот в карман халата. – Что ж, я все равно не биолог. А раз она не испытывает никаких неудобств… Лицо Китти покрывал тонкий, просвечивающий слой белого вещества, плотно облегавший кожу. Будто саван. Клинт мог сказать, что глаза Китти закрыты, и мог сказать, что они движутся, как при быстром сне. Сама идея, что она видит сны, когда ее лицо затянуто этим веществом, тревожила его, хотя он и не мог объяснить почему. Клочки этого полупрозрачного материала появились на вялых запястьях и кистях, покачивались, словно под ветром, заползали на пояс униформы, соединялись между собой. Глядя, как распространяется это вещество, Клинт предположил, что со временем оно покроет все тело Китти. – Похоже на «платочек фей». – Начальник скрестила руки на груди. Она не выглядела расстроенной, лишь задумчивой. – «Платочек фей»? – Их плетут травяные пауки. Их можно увидеть утром, пока не высохла роса. – А-а-а. Понятно. Иногда я вижу их в своем дворе. Какое-то время они молчали, наблюдая за маленькими щупальцами полупрозрачного вещества. Глаза под опущенными веками Китти пребывали в непрерывном движении. Где она сейчас была? Снились ли ей наркотики? Китти однажды сказала Клинту, что процесс подготовки нравился ей даже больше, чем кайф. Сладкое предвкушение. Снилось ли ей, как она режет себя? Снился ли ей Лоуэлл Грайнер, торговец наркотиками, обещавший убить ее, если она кому-нибудь расскажет о том, чем он занимался? Или ее мозг отключился, блокированный вирусом (если это был вирус), который проявлял себя вот такой паутиной? Являлись ли ее движущиеся глаза нейронным эквивалентом оборванного провода, брызжущего искрами? – Все это страшно до усрачки, – призналась Джейнис. – А я такими фразами не разбрасываюсь. Клинта радовал скорый приезд Лайлы. Что бы между ними ни произошло, он хотел увидеть ее лицо. – Мне нужно позвонить сыну, – сказал Клинт, обращаясь скорее к самому себе. Рэнд Куигли, дежурный этажа, всунул голову в камеру. Бросил быстрый, обеспокоенный взгляд на неподвижно лежавшую женщину с покрытым паутиной лицом, потом повернулся к начальнику и откашлялся. – Шериф с арестанткой подъедет через двадцать или тридцать минут. – Он помолчал. – Бланш сказала мне о двойной смене, начальник. Я готов оставаться здесь столько, сколько потребуется. – Молодец. По пути в камеру Клинт рассказал Коутс о женщине, судя по всему, убившей двух мужчин, и о том, что Лайла привезет ее сюда. Начальник, куда в большей степени озабоченная словами Микаэлы, отнеслась к нарушению инструкций с нехарактерным для нее безразличием. Клинт вздохнул с облегчением, которое длилось считаные секунды, пока она не выложила все, что узнала об Авроре. Прежде чем Клинт успел спросить, шутит ли она, Коутс показала ему айфон с выведенной на экран первой страницей «Нью-Йорк таймс». ЭПИДЕМИЯ, – кричал огромный заголовок. В статье говорилось, что у женщин во сне образовывалось некое покрытие, что они не просыпались, что в западных часовых поясах происходили массовые волнения, а в Лос-Анджелесе и Сан-Франциско начались пожары. Ничего о том, что случалось при попытках снять эту «вуаль», заметил Клинт. Возможно, потому, что это был только слух. Возможно, потому, что это была чистая правда, но средства массовой информации пытались не допустить всеобщей паники. На текущий момент кто мог знать наверняка? – Ты сможешь позвонить сыну через несколько минут, но, Клинт, дело чрезвычайно серьезное. У нас в смене шесть дежурных, плюс ты, я, Бланш в офисе и Данфи из отдела обслуживания. А в тюрьме сто четырнадцать женщин-заключенных, и еще одну скоро привезут. Большинство дежурных, как и Куигли, знают, что такое долг, и я уверена, что они не подведут. За что я благодарю Бога, потому что понятия не имею, когда нам ждать подкрепления и в каком количестве. Ты понимаешь? Клинт понимал. – Хорошо. Для начала, док, что нам делать с Китти? – Мы свяжемся с ЦКЗ, попросим прислать парней в защитных костюмах, чтобы они увезли ее и обследовали, но… – Клинт раскинул руки, показывая, что смысла в этом нет. – Если эта зараза распространяется так быстро, как ты говоришь, а новости вроде бы это подтверждают, нам не помогут, пока не разберутся, что к чему. Коутс по-прежнему держала руки скрещенными на груди. Клинт задался вопросом, а не трясет ли ее? Мысль одновременно подбодрила его и напугала. – Надо полагать, в больницу Святой Терезы или еще куда-нибудь ее тоже вряд ли заберут. Очевидно, у них своих пациентов выше крыши. – Мы можем им позвонить, но, думаю, все именно так, – кивнул Клинт. – Так что давай запрем камеру и объявим карантин. Не нужно, чтобы к ней кто-то приближался или прикасался, даже в перчатках. Ван может следить за ней из Будки. Если что-то изменится, если ей станет плохо, если она проснется, мы сразу прибежим. – Похоже на план. – Она махнула рукой, отгоняя мотылька. – Паршивое насекомое. Как оно вообще сюда попало? Следующий вопрос: как насчет остальных? Что будем с ними делать? – В каком смысле? – Клинт попытался сбить мотылька, промахнулся, и тот кругами поднялся к флуоресцентным лампам на потолке. – Если они все уснут, как… – Начальник показала на Макдэвид. Клинт коснулся лба, ожидая почувствовать лихорадочный жар. У него в голове возник безумный вопрос и варианты ответа. * * * Как заставить заключенных бодрствовать? Выбери лучший ответ: А) Запустить по громкой связи «Metallica» и крутить без передышки. Б) Выдать каждой заключенной нож и сказать, чтобы резала себя, почувствовав сонливость. В) Выдать каждой заключенной мешок дексамфетамина. Г) «Metallica», нож и дексамфетамин в одном флаконе. Д) Никак. – Есть лекарственные препараты, помогающие бодрствовать, но, Джейнис, большинство женщин в этой тюрьме – наркоманки. Сама идея пичкать их таблетками, которые по большому счету те же наркотики, не выглядит безопасной и полезной. Взять, к примеру, модафинил. Я не смогу выписать рецепт на сотню таблеток. Надо полагать, фармацевт в «Райт-эйд» посмотрит на него косо. Короче, я не вижу способа им помочь. Все, что мы можем, так это поддерживать обычный порядок, не допускать паники, надеяться, что будет найдено объяснение происходящему или выход из создавшейся ситуации, и… – Клинт запнулся, прежде чем озвучить эвфемизм, который вроде бы подытоживал все вышесказанное, но казался фальшивым. – И не вмешиваться в естественный ход событий. – Хотя с таким естественным ходом ему сталкиваться не доводилось. Коутс вздохнула. Они вышли в коридор, и начальник попросила Куигли передать всем ее приказ: никому не прикасаться к веществу, покрывавшему Макдэвид. 2 Заключенные, работавшие в мебельном цехе, обычно ели в столовой, но в теплые солнечные дни им разрешалось обедать на свежем воздухе, в тени здания. Сегодня Джанетт Сорли только приветствовала такую возможность. В огороде, пока доктор Норкросс говорил по телефону, у нее заболела голова, и теперь боль усиливалась, проникала все глубже, словно кто-то вбивал стальной штырь в ее левый висок. Вонь лака тоже делала свое черное дело. Так что глоток свежего воздуха вполне мог помочь. Без десяти двенадцать две красноблузницы – бесконвойные заключенные – вкатили столик с сэндвичами, лимонадом и чашками с шоколадным пудингом. В двенадцать раздался гудок. Джанетт последний раз прокрутила ножку, обработку которой заканчивала, и выключила станок. Полдесятка заключенных последовали ее примеру. Уровень шума заметно снизился. Теперь тишину цеха – уже было жарко, хотя еще не наступил июнь – нарушал только пронзительный вой пылесоса, которым Ри Демпстер счищала опилки с пола между последним рядом станков и стеной. – Выключай пылесос, заключенная! – проревел Тиг Мерфи. В тюрьме он работал недавно. Как и все новенькие, он часто и много орал, потому что ему недоставало уверенности в себе. – Обед! Или ты не слышала гудок? – Дежурный, – начала Ри, – мне осталось совсем немного… – Выключай, я сказал! – Да, дежурный. Ри выключила пылесос, и от тишины по телу Джанетт разлилось облегчение. Руки в рабочих перчатках болели от усталости, голова – от запаха лака. Ей хотелось одного: быстрее вернуться в старую добрую камеру Б-7, где она сможет принять аспирин (он входил в зеленый список, но на месяц разрешалась только дюжина таблеток). А потом, возможно, ей удастся поспать до ужина, который в крыле Б начинался в шесть вечера. – Построились, подняли руки, – командовал дежурный Мерфи. – Дамы, построились, подняли руки, показали мне свои инструменты. Они построились. Ри, стоя перед Джанетт, прошептала: – Дежурный Мерфи жирноват, верно? – Вероятно, ел шоколадный торт с Мишель Обамой, – шепотом ответила Джанетт, и Ри захихикала. Они подняли свои инструменты: шлифовальные бруски, отвертки, дрели, стамески. Джанетт задалась вопросом, могли ли заключенные-мужчины получить доступ к таким потенциально опасным орудиям. Особенно к отверткам. Она прекрасно знала, что отверткой можно убить. И боль в левом виске вызывала мысли об отвертке. Будто кто-то вкручивал и вкручивал ее, терзая нежный мозг. – Не пообедать ли нам сегодня аl fresco, дамы? – Кто-то говорил, что дежурный Мерфи прежде работал учителем старших классов, но потерял место при сокращении преподавательского состава. – Это означает… – На свежем воздухе, – пробормотала Джанетт. – Это означает обед на свежем воздухе. Мерфи нацелил на нее палец. – Среди нас стипендиатка Родса. – Он улыбался, и в его словах не было злобы. Инструменты проверили, собрали и положили в стальной напольный ящик, который Мерфи запер на ключ. Работницы мебельного цеха поплелись к столику, разобрали сэндвичи и картонные стаканчики с напитком и застыли в ожидании, пока Мерфи их пересчитает. – Дамы, вас ожидают великие просторы. Кто-нибудь, возьмите мне сэндвич с ветчиной и сыром. – Ветчину уже можно делать из тебя, лапуся, – пробормотала Энджел Фицрой, за что удостоилась резкого взгляда Мерфи, на который ответила своим невинным взглядом. Джанетт даже немного пожалела дежурного. Однако на жалость продукты не купишь, как говорила ее мать. По мнению Джанетт, Мерфи мог продержаться три месяца. Самое большее. Женщины одна за другой вышли из цеха, сели на траву, привалились к стене здания. – Что у тебя? – спросила Ри. Джанетт изучила свой сэндвич. – Курица. – А у меня тунец. Хочешь махнуться? Джанетт было все равно, голода она не чувствовала, поэтому поменялась сэндвичами с Ри. Заставила себя поесть в надежде, что головная боль утихнет. Выпила лимонад, который горчил, но когда Ри протянула ей чашку с пудингом, покачала головой. Шоколад мог спровоцировать мигрень, а если боль усилится, придется идти в лазарет за зомигом, который она получит, только если доктор Эн еще на работе. Прошел слух, что фельдшеры этим утром не явились. Бетонная дорожка уходила к главному тюремному зданию, и кто-то нарисовал на ней классики. Несколько женщин поднялись, нашли камешки, начали играть, распевая песенки, которые, похоже, помнили с детства. Джанетт находила забавным, что в голове застревает столько мусора. Последний кусочек сэндвича она запила последним глотком горького лимонада, привалилась к стене и закрыла глаза. Не утихла ли боль? Возможно. В любом случае у них оставалось еще минут пятнадцать. Если она сможет немного поспать… В этот самый момент дежурный Питерс выскочил из столярного цеха, как маленький, шустрый черт из табакерки. Или как тролль из-под скалы. Посмотрел на прыгавших женщин, потом на сидевших у стены. Наконец его взгляд остановился на Джанетт. – Сорли. Иди сюда. У меня есть для тебя работенка. Гребаный Питерс. Любитель прихватить чужую грудь и пощупать чужой зад, всегда проделывающий это в одной из множества слепых зон, невидимых для камер видеонаблюдения. Он знал их все. А если ты возмущалась, грудь уже не прихватывали, а выкручивали. – У меня перерыв на обед, дежурный, – как можно любезнее ответила она. – На мой взгляд, он у тебя закончился. А теперь отрывай зад от земли и следуй за мной. На лице Мерфи отразилось сомнение, но одно правило женской тюрьмы ему вдолбили накрепко: мужчинам-дежурным не разрешалось оставаться один на один с заключенными. – Система напарников, Дон. Щеки Питерса зарумянились. Ему не хотелось вступать в перепалку с Училой, особенно после выговора Коутс и известия, только-только полученного от Бланш Макинтайр: «придется» отработать вторую смену из-за «национальной катастрофы». Дон проверил на телефоне новости: «национальная катастрофа» обернулась десятком старух, обросших какой-то плесенью. Коутс точно рехнулась. – Мне не нужны ее напарницы, – заявил Дон. – Я пришел только за ней. Он не станет спорить, подумала Джанетт. Здесь Мерфи – что дитя малое. Но Мерфи ее удивил. – Система напарников, – повторил он. Возможно, она ошиблась и дежурный Мерфи все-таки приживется. Питерс оценил ситуацию. Женщины, сидевшие у стены, смотрели на него. Игра в классики прекратилась. Они были заключенными, но при этом и свидетельницами. – Э-ге-гей! – Энджел величественно помахала ему рукой. – Э-ге-гей! Вы меня знаете, дежурный Питерс, я всегда готова помочь. И Дон в тревоге подумал – каким бы абсурдным это ни казалось, – что Фицрой прознала о его замысле. Разумеется, нет, такого просто быть не могло, она лишь старалась досадить ему, как и всегда. И хотя он с удовольствием остался бы с Фицрой наедине минуток на пять, ему совершенно не нравилась идея повернуться к ней спиной хотя бы на секунду. Нет, только не Фицрой, она совершенно не годилась. Он указал на Ри: – Ты, Дампстер[16]. – Некоторые женщины засмеялись. – Демпстер, – с достоинством поправила его Ри. – Демпстер, Дампстер, Дампжопель, мне насрать. Пойдете обе. И не заставляйте меня просить дважды, сегодня я не в духе. – Он посмотрел на Мерфи, этого умника. – Увидимся, учителегатор. Вновь смех, но уже подобострастный. Мерфи был новичком и уважением не пользовался, а никто из заключенных не хотел попасть в черный список дежурного Питерса. Они вовсе не глупы, подумал Дон, эти заключенные. 3 Миновав четверть Бродвея, дежурный Питерс остановил Джанетт и Ри у двери комнаты отдыха и встреч с посетителями, которая во время обеденного перерыва пустовала. У Джанетт появилось дурное предчувствие. Когда Питерс открыл дверь, она не сдвинулась с места. – Чего вы от нас хотите? – Ты ослепла, заключенная? Нет, не ослепла. Она видела ведро для мойки пола и прислоненную к нему швабру, а на одном из столов – второе пластмассовое ведро. С тряпками и чистящими средствами вместо чашек пудинга. – У нас обеденный перерыв. – Ри пыталась изобразить негодование, но дрожь в голосе испортила впечатление. – И потом, у нас уже есть работа. Питерс наклонился к ней, его губы растянулись, обнажив неровные зубы, и Ри прижалась к Джанетт. – Можешь записать это в свой лист жалоб и позже передать капеллану. А сейчас заходи и не спорь со мной, если не хочешь, чтобы я подал рапорт о твоем плохом поведении. У меня дерьмовый день, я в крайне дерьмовом настроении, так что проходи, или сама окажешься вся в дерьме. А потом, сдвинувшись вправо, чтобы не попасть на камеру, он схватил блузу Ри со спины, сунув пальцы под эластичную бретельку ее спортивного бюстгальтера, и толкнул Ри в комнату отдыха. Ри споткнулась, но успела опереться рукой о торговый автомат. – Хорошо, хорошо! – Хорошо кто? – Хорошо, дежурный Питерс. – Вы не должны нас толкать, – заявила Джанетт. – Это неправильно. Дон Питерс закатил глаза. – Прибереги это для тех, кому интересно. Завтра День посещений, а тут настоящий свинарник. Джанетт так не казалось. На ее взгляд, все было в порядке. Но ее мнение значения не имело. Если человек в форме говорил, что комната похожа на свинарник, значит, так оно и было. По таким правилам жили исправительные заведения в маленьком округе Дулинге – и, вероятно, во всем мире. – Вы двое вымоете здесь все от стены до стены, от пола до потолка, а я проверю, хорошо ли вы справились с порученным делом. – Он указал на ведро с чистящими средствами. – Это твое, Дампстер. А мисс Неправильно возьмется за швабру, и пол должен стать таким чистым, чтобы я мог с него есть. Я бы с удовольствием скормила тебе твой обед с пола, подумала Джанетт, но пошла к ведру на колесиках. Рапорт о плохом поведении ей был совершенно ни к чему. Если Питерс его напишет, она вряд ли окажется в этой комнате в ближайшие выходные, когда в тюрьму приедет сестра с ее сыном. Им предстояла долгая дорога на автобусе, и как же она любила Бобби за то, что он никогда не жаловался. Но головная боль только усиливалась, и больше всего на свете Джанетт хотелось выпить пару таблеток аспирина и поспать. Ри обследовала содержимое пластмассового ведра, выбрала баллончик со спреем и тряпку. – Хочешь нюхнуть «Пледжа», Дампстер? Пустить струю в нос и словить кайф? – Нет. – Ты ведь хотела бы словить кайф? – Нет. – Нет кто? – Нет, дежурный Питерс. Ри начала полировать стол. Джанетт наполнила ведро из раковины в углу, смочила швабру, отжала и принялась мыть пол. Через сетчатый забор, огораживавший территорию тюрьмы, она видела Уэст-Лейвин, по которой мчались в обе стороны автомобили со свободными людьми. Они ехали куда хотели: на работу, домой, на ланч в «Денниз», куда глаза глядят. – Подойди сюда, Сорли, – приказал Питерс. Он стоял между торговыми автоматами с закусками и газировкой, в слепой зоне видеокамер, где заключенные иной раз обменивались таблетками или сигаретами и целовались. Она покачала головой и продолжила мыть пол. Длинные влажные полосы на линолеуме быстро высыхали. – Подойди сюда, если хочешь увидеть своего сына в его следующий приезд сюда. Я должна сказать нет, подумала она. Должна сказать: оставь меня в покое, а не то я заявлю на тебя. Но он так долго выходил сухим из воды. Все знают насчет Питерса. Коутс тоже должна знать, но, несмотря на все ее разговоры о недопустимости сексуального насилия, ничего не меняется. Джанетт вошла в маленькую нишу между автоматами и встала перед Питерсом, опустив голову, со шваброй в руке. – Давай! Спиной к стене! Швабра тебе не нужна, оставь ее. – Я не хочу, дежурный. – Боль в голове нарастала, пульсировала и пульсировала. Камера Б-7 находилась чуть дальше по коридору, с аспирином на полочке. – Иди сюда, не то получишь отметку о плохом поведении и потеряешь право на свидание с родственниками. А потом я позабочусь, чтобы ты получила вторую отметку, и тогда – пуф – никакого примерного поведения. А значит, никаких шансов на условно-досрочное освобождение в следующем году, подумала Джанетт. Никакого примерного поведения, никакого условно-досрочного, полный срок, дело закрыто. Она протиснулась мимо Питерса, и он вжался в нее бедрами, чтобы она почувствовала его торчащий член. Джанетт встала спиной к стене. Питерс подступил к ней вплотную. Она чувствовала запахи его пота, лосьона после бритья, укрепляющего бальзама для волос. Ростом она была повыше и поверх его плеча видела соседку по камере. Ри перестала полировать стол. Ее глаза наполняли страх, смятение и, возможно, злость. Она крепко сжимала баллончик «Пледжа» и медленно поднимала его. Джанетт чуть качнула головой. Питерс ничего не заметил: он расстегивал ширинку. Ри опустила баллончик и вновь принялась полировать стол, который и так был хорошо отполирован. – А теперь бери мой конец. Мне нужно снять напряжение. Ты знаешь, чего бы я хотел? Чтобы на твоем месте была Коутси. Хотел бы я прижать ее тощий зад к стене. Будь она на твоем месте, дрочкой бы не обошлось. Он ахнул, когда Джанетт ухватила его за член. Такой жалкий. Не длиннее трех дюймов – нечем похвастать перед мужиками, – но твердый. И она знала, что делать. Большинство женщин знали. У парня пистолет. Ты его разряжаешь. Он идет по своим делам. – Полегче, Господи! – прошипел он. У него изо рта воняло, чувствовался привкус чего-то острого, «Слим-джим» или пеперони. – Погоди, дай мне руку. – Она дала, и он плюнул ей на ладонь. – Теперь продолжай. И немного пощекочи яйца. Она сделала, как велено, а пока делала, смотрела в окно над его плечом. Этой технике она начала учиться в одиннадцать лет с отчимом – и довела ее до совершенства с ныне покойным мужем. Если ты находила, на что смотреть, на чем сосредоточиться, тебе почти удавалось выйти из тела, притвориться, будто тело само по себе, а ты совсем в другом месте, неожиданно вызвавшем у тебя большой интерес. К тюрьме подъехал автомобиль шерифа округа, и Джанетт наблюдала, как он миновал наружные ворота, постоял в шлюзе, вкатился во двор, когда открылись внутренние. Начальник Коутс, доктор Норкросс и дежурная Лэмпли вышли из главного корпуса, чтобы встретить шерифа. Джанетт забыла о дежурном Питерсе, тяжело дышавшем ей в ухо. Двое копов вылезли из патрульного автомобиля. Женщина – с водительской стороны, мужчина – с пассажирской. Оба достали пистолеты. Следовательно, они привезли опасную преступницу, путь которой лежал в крыло В. Женщина-коп открыла заднюю дверцу, и появилась еще одна женщина. Джанетт она опасной не показалась. Красавица, несмотря на синяки на лице. Черные волосы падали на спину. Формы приковывали взгляд, и даже в мешковатой полицейской форме выглядела она круто. Что-то кружило над ее головой. Большой комар? Мотылек? Джанетт попыталась разглядеть, но точно сказать так и не смогла. Ахи Питерса перешли в сладострастные хрипы. Мужчина-коп взял черноволосую женщину за плечо и повел к входу, где ждали Норкросс и Коутс. Когда они войдут внутрь, начнется процедура. Женщина взмахом руки отогнала кружившего над головой летуна, при этом открыв широкий рот и подняв лицо к небу. Джанетт увидела, что она смеется, увидела сверкающие идеальные зубы. Питерс начал биться об нее, его сперма выплеснулась ей в руку. Он отступил на шаг. Его щеки пылали. Маленькое толстое лицо расплылось в улыбке, он застегнул ширинку. – Вытри руку о заднюю стенку автомата с колой, Сорли, а потом домой этот гребаный пол. Джанетт вытерла ладонь от его спермы, потом покатила ведро с водой к раковине, чтобы вымыть руку. Когда вернулась, Питерс сидел на одном из столов и пил колу. – Ты в порядке? – прошептала Ри. – Да, – шепотом ответила Джанетт. Все будет хорошо, как только она примет аспирин, который снимет головную боль. Последних четырех минут просто не было. Она наблюдала, как женщина вылезает из патрульного автомобиля, ничего больше. Не нужно думать о последних четырех минутах. Главное для нее – увидеть Бобби, когда он приедет в следующий раз. Хсст-хсст, прошипел баллончик. Несколько секунд блаженной тишины, потом шепот Ри: – Ты видела новенькую? – Да. – Она действительно красотка, или мне показалось? – Она красотка. – Эти окружные копы достали пушки, ты видела? – Да. – Джанетт покосилась на Питерса, который включил телевизор и теперь смотрел какой-то выпуск новостей. Кто-то сидел в автомобиле, навалившись на руль. Не представлялось возможным определить, мужчина это или женщина, потому что его или ее завернули в какой-то полупрозрачный материал. В нижней части экрана мерцала красным надпись «ЭКСТРЕННЫЙ ВЫПУСК», но это ничего не значило. Экстренным выпуском могло пройти сообщение, что Ким Кардашьян громко перднула. Джанетт смахнула влагу, которой внезапно наполнились глаза. – И что она, по-твоему, сделала? Джанетт откашлялась, глотая слезы. – Понятия не имею. – Ты точно в порядке? Прежде чем она успела ответить, Питерс сказал, не поворачивая головы: – Хватит трепаться, а не то обе получите отметку о плохом поведении. И поскольку Ри не могла замолчать, такая у нее была натура, Джанетт отошла в другой конец комнаты, где и продолжила мыть пол. С экрана Микаэла Морган сказала: – Президент пока отказывается объявлять чрезвычайную ситуацию, но информированные источники, близко знакомые со сложившимся положением, говорят… Джанетт посмотрела в окно. Новенькая подняла скованные наручниками руки к кружившим над ее головой мотылькам и рассмеялась, когда они сели. Здесь тебя отучат смеяться, сестренка, подумала Джанетт. Нас всех отучили. 4 Антон Дубчек вернулся домой на обед. Такая у него была привычка, и хотя часы показывали только половину первого, по меркам Антона, обед был поздним, потому что в это утро он вкалывал с шести часов. Люди не понимали, что чистка бассейнов – работа не для слабаков. Здесь требовалась целеустремленность. Если ты хотел добиться успеха с бассейнами, то не мог спать, видя сны о блинах и минетах. Чтобы опережать конкурентов, следовало опережать солнце. К этому моменту он отрегулировал уровень и очистил фильтры семи бассейнов и заменил прокладки в двух насосах. Оставшиеся четыре заказа он собирался выполнить ближе к вечеру. А в промежутке: пообедать, поспать, покачать мышцы и, возможно, заглянуть к Джессике Элуэй, скучающей замужней дамочке, которую он сейчас регулярно трахал. Тот факт, что ее муж работал в местной полиции, только усиливал остроту ощущений. Копы сидели в своих автомобилях, трескали пончики и получали удовольствие, гоняя черных парней. Антон занимался гребаными бассейнами и зарабатывал деньги. Он бросил ключи в чашу на столике у двери и прошел к холодильнику за коктейлем. Пакет соевого молока, мешочек с капустой кейл, контейнер с ягодами… никакого коктейля. – Мама! Мама! – крикнул он. – Где мой коктейль? Ответа не последовало, но в гостиной работал телевизор. Антон заглянул в дверь. Увиденное – пустой стакан, работающий телевизор – говорило само за себя: Магда решила вздремнуть. При всей любви Антона к матери он знал, что она слишком много пьет. От спиртного она становилась безалаберной, и Антона это злило. После смерти отца по закладной платил он. А поддержание порядка в доме лежало на ней. Без выпитого вовремя коктейля Антон не мог с должной эффективностью управляться с бассейнами, или с максимальной отдачей качать мышцы, или доставлять женщинам наслаждение, которое они рассчитывали получить. – Мама! Что это за дерьмо! Ты должна выполнять свои обязанности! – Его голос эхом разнесся по дому. Антон вытащил блендер из шкафчика под ящиком со столовыми приборами, с грохотом потопал к столешнице, собрал воедино корпус, нож и чашу для смешивания, положил в нее приличный пучок зелени, ягоды, пригоршню орешков, ложку экологически чистой арахисовой пасты, высыпал чашку протеинового порошка «Мистер Риппер». Готовя коктейль, он думал о шерифе Лайле Норкросс. Весьма привлекательная для старой цыпочки, в отличной форме, аппетитная мамочка, не злоупотребляющая сладостями, и ему понравилась ее реакция на его коронную фразу. Хотела ли она его? Или желала проявить по отношению к нему свойственную полиции жестокость? Или – этот вариант его заинтриговал – она хотела и его, и проявить по отношению к нему свойственную полиции жестокость. Да, тут следовало подумать. Антон включил блендер на самую высокую скорость и наблюдал за содержимым чаши. Как только оно обрело ровный зеленоватый цвет, он выключил блендер, снял чашу и направился в гостиную. А на экране, подумать только, красовалась его подружка детства, Микки Коутс! Ему нравилась Микки, хотя одного ее вида хватило, чтобы погрузить генерального директора, руководителя финансовой службы и единственного сотрудника компании «Уборка бассейнов от Антона», КОО в несвойственную ему меланхолию. Вспомнит ли она его при встрече? Его мать сидела с ней, когда мать Микки уходила на работу, так что в те годы они постоянно общались. Антон помнил, как Микки исследовала его спальню, заглядывала в ящики, пролистывала комиксы, задавала один вопрос за другим: «Кто тебе это дал? Почему этот солдатик – твой любимчик? Почему у тебя нет календаря? Твой отец – электрик, да? Думаешь, он научит тебя соединять провода и все такое? Хочешь, чтобы научил?» Им было лет по восемь, и создавалось впечатление, что она намеревается написать его биографию. Его эти вопросы устраивали. Чего там, они ему даже нравились. Ее интерес повышал самооценку Антона. Раньше, до нее, его не волновало, вызывает ли он у кого-то интерес к себе, он просто радовался жизни. Разумеется, потом Микки отправилась в частную школу, и с тех пор, как он перешел в старшие классы, они практически не общались. Вероятно, во взрослом мире она стала одной из тех женщин, что носят портфели и запонки, читают «Уолл-стрит джорнэл», понимают, в чем притягательность оперы, смотрят Пи-би-эс[17]. Тем хуже для нее, заверял он себя. – Хочу вас предупредить, что запись, которую вы сейчас увидите, вызывает тревогу, и мы не можем подтвердить ее подлинность. Микки вела трансляцию из передвижной телестанции-фургона. Дверь на улицу была открыта, а рядом с Микки мужчина в наушниках работал на ноутбуке. Синие тени на веках Микки поплыли. Должно быть, в фургоне было очень жарко. И ее лицо выглядело иначе. Антон глотнул коктейля и всмотрелся в нее. – Однако с учетом шквала новостей, связанных с Авророй, и слухов о неадекватной реакции спящих, которых пытались разбудить, мы решили показать данный материал, поскольку он вроде бы подтверждает точность этих слухов. Эту запись мы взяли на сайте, который поддерживают так называемые Просветленные из своего лагеря неподалеку от Хэтча, штат Нью-Мексико. Как вы знаете, собравшиеся там люди не могут найти общего языка с федеральными властями по поводу прав на воду… Микки на экране Антону нравилась, а вот новости нагоняли тоску. Он взял пульт и переключился на «Картун нетворк», где мультяшный рыцарь галопом мчался на своем верном коне по темному лесу, преследуемый тенями. Возвращая пульт на столик у дивана, Антон заметил на полу пустую бутылку из-под джина. – Черт побери, мама! – воскликнул Антон, сделал еще один глоток коктейля и направился к спальне Магды. Он хотел убедиться, что она спит на боку и не умрет, захлебнувшись рвотой, подобно рок-звезде. На кухонной стойке чирикнул его мобильник. Пришло сообщение от Джессики Элуэй. Ребенок заснул, и теперь она собиралась выкурить косячок, раздеться догола и выключить телевизор и Интернет, которые сегодня совсем рехнулись. Не хочет ли Антон составить ей компанию? Ее бедный муженек занят на месте преступления. 5 Фрэнк Джиэри подумал, что этот парень, звезда видео из Нью-Мексико, похож на пожилого беженца из поколения хиппи, которому следовало бы солировать в «The Fish Cheer»[18], а не возглавлять некую безумную секту. Сродник Благовест – так он себя называл. Куда уж звучнее? Длинные вьющиеся седые волосы, торчащие во все стороны, седая курчавая борода. Испещренное оранжевыми треугольниками серапе до колен. Фрэнк следил за историей Просветленных с весны и пришел к выводу, что псевдорелигиозная шелуха и квазиполитические лозунги скрывали еще одну компанию жаждущих уклониться от уплаты налогов под вымышленными предлогами. По иронии судьбы они называли себя Просветленными. Их было человек тридцать, мужчины, женщины и несколько детей, и они объявили себя независимым государством. Не только отказались платить налоги, отправлять детей в школу и сдавать автоматическое оружие (которое, вероятно, требовалось им для того, чтобы защищать свое ранчо от перекати-поля), но еще и незаконно изменили русло единственного в окрестностях ручья, направив воду на свою заросшую кустарником территорию. ФБР и АТО[19] уже не один месяц вели осаду, пытаясь убедить их сдаться, но с нулевым результатом. Идеология Просветленных вызывала у Фрэнка отвращение. Эгоизм, замаскированный под духовность. От таких вот Просветленных тянулась прямая дорожка к бесконечным бюджетным сокращениям, которые грозили превратить постоянную работу Фрэнка в частично оплачиваемую, а то и полностью волонтерскую. Цивилизация требовала контрибуции или жертвы, как ни назови. Иначе все заканчивалось тем, что дикие собаки бродили по улицам и заседали в органах власти округа Колумбия. Он пожелал (без особого пыла), чтобы в лагере Просветленных не было детей, и тогда государство могло бы просто взять этот лагерь штурмом и вычистить их, как грязь, которой они, несомненно, и являлись. Фрэнк сидел за столом в своем маленьком кабинете, заполненном клетками различных размеров и полками с оборудованием. Свободного места практически не было, но его это устраивало. Он пил сок манго из бутылки, смотрел телевизор и прикладывал пакет со льдом к руке, которой колотил в дверь Гарта Фликинджера. Замигал экран мобильника: Элейн. Он не знал, что ей сказать, поэтому не стал отвечать: пусть оставляет голосовое сообщение. Напрасно он так обошелся с Наной, теперь он это понимал. Элейн могла нанести ответный удар. Покореженный зеленый «мерседес» так и остался на подъездной дорожке у дома богатого доктора. Отпечатки пальцев Фрэнка покрывали окрашенный камень, которым он воспользовался, чтобы разбить окна и помять кузов «мерседеса». Хватало их и на каменной кадке с сиренью, которую он в приступе ярости сунул на заднее сиденье автомобиля этого безответственного сукина сына. Это была та самая неопровержимая улика – преступный вандализм, – требовавшаяся судье по семейным делам (они все вставали на сторону матери), чтобы вынести решение, согласно которому он будет видеть дочь один час в два месяца, да еще под присмотром. А еще преступный вандализм будет стоить ему работы. Оглядываясь на случившееся, он понимал, что Плохой Фрэнк дал о себе знать. Плохой Фрэнк повеселился на славу. Но Плохой Фрэнк не был совсем плохим или совсем неправым: сами посудите, какое-то время его дочь снова сможет в безопасности рисовать на подъездной дорожке. Может, Хороший Фрэнк разрулил бы эту ситуацию лучше. А может, и нет. В Хорошем Фрэнке была слабина. – Я не собираюсь – мы не собираемся стоять и смотреть, как так называемое правительство Соединенных Штатов творит этот обман. На телевизионном экране Сродник Благовест произносил речь, стоя у длинного прямоугольного стола. На столе лежала женщина в светло-синей ночной рубашке. Ее лицо закрывал какой-то белый материал, напоминавший искусственную паутину, продающуюся в аптечных магазинах накануне Хэллоуина. Грудь женщины мерно поднималась и опускалась. – И что это за дерьмо? – спросил Фрэнк бездомного пса, который в настоящее время гостил у него в кабинете. Пес посмотрел на него и вновь заснул. Конечно, это клише, но преданней собаки друга действительно не найти. Никто не мог сравниться с собакой. Они просто делали для тебя все, что могли. В детстве у Фрэнка всегда были собаки. А вот у Элейн они вызывали аллергию, так она, во всяком случае, утверждала. Ради нее он отказался от собаки, а она даже не догадывалась, сколь велика для него была эта жертва. Фрэнк почесал пса между ушами. – Мы видели, как их агенты отравили нашу воду. Мы знаем, что они использовали специальные химические вещества, чтобы ударить по самой ранимой и дорогой части нашей Семьи, по женщинам Просветленных, дабы посеять хаос, страх и сомнения. Этой ночью они отравили наших сестер. В том числе и мою жену, мою любимую Сюзанну. Яд подействовал на нее и других наших прекрасных женщин, пока они спали. – Легкая хрипотца курильщика в голосе Сродника Благовеста странным образом располагала и вызывала доверие. Вызывала мысли о старичках, собравшихся за столом на завтрак и весело обсуждающих свою жизнь на пенсии. Первосвященника налогонеплательщиков сопровождали двое мужчин помоложе, тоже бородатых, хоть и не таких величественных, и тоже в серапе. У всех троих на ремнях висели кобуры с пистолетами, отчего мужчины напоминали актеров массовки в одном из спагетти-вестернов Серджио Леоне. На стене за их спинами страдал на кресте Христос. Видеотрансляция была очень четкая, лишь изредка по экрану пробегала полоса. – Пока они спали! Вы видите трусость нынешнего Короля лжи? Видите его в Белом доме? Видите многих таких же лжецов на бесполезных зеленых бумажках, в ценности которых они хотят нас убедить? О мои ближние. Последователи, братья. Он столь коварен, столь жесток и столь многолик. Внезапно все зубы Сродника блеснули в нечесаных зарослях бороды. – Но мы не уступим дьяволу! Вы только посмотрите, подумал Фрэнк. Если Элейн думает, что у нее проблема со мной, ей надо глянуть на этого Джерри Гарсию. Парень совершенно съехал с катушек. – Жалкие потуги потомков Пилата бессильны против Создателя, которому мы служим! – Восславим Господа, – пробормотал один из ополченцев. – Совершенно верно! Восславим Господа! Именно так. – Мистер Благовест хлопнул в ладоши. – И давайте уберем это вещество с моей супруги. Один из мужчин протянул ему ножницы для разделки птичьих тушек. Сродник наклонился и начал осторожно срезать паутину, которая закрывала лицо его жены. Фрэнк подался вперед. Он чувствовал, что сейчас начнется самое интересное. 6 Войдя в спальню, Антон увидел, что Магда лежит под одеялом, в маске из чего-то рыхлого, напоминающего маршмэллоу. Он опустился на колени у кровати, со стуком поставил чашу с коктейлем на ночной столик, заметил маленькие ножницы – вероятно, она опять подрезала брови, используя айфон как зеркало, – взял их и принялся разрезать маску. Кто-то сделал это с ней? Или она сама? Может, это какой-то необычный несчастный случай? Аллергическая реакция? Какое-то безумное косметическое лечение, которое пошло не так? Зрелище было непонятным и жутким, а Антону совершенно не хотелось потерять мать. Взрезав плотную паутину, Антон отложил ножницы и взялся за края разреза. Материал был липким на ощупь, но легко отлеплялся от щек Магды, растягивался и отрывался белыми завитками. Показалось ее увядшее лицо с множеством морщинок у глаз, столь дорогое ему лицо, которое Антон уже и не надеялся увидеть, почему-то решив, что эта странная маска расплавит его (она напоминала «платочки фей», которые он видел поблескивающими на траве ранним утром, очищая первые бассейны). Однако лицо осталось прежним. Кожа чуть покраснела и была теплой, но другие изменения отсутствовали. Из горла Магды донеслось низкое урчание, напоминавшее храп. Веки подрагивали от непрерывного движения глазных яблок. Рот приоткрывался и снова закрывался. Из уголка сочилась слюна. – Мама? Мама? Ты можешь проснуться? И Магда, похоже, смогла, потому что ее глаза открылись. Кровь туманила зрачки, растекаясь по белкам. Она несколько раз моргнула. Обвела взглядом спальню. Антон подсунул руку под плечи матери и усадил ее на кровати. Урчание в горле усилилось, теперь Магда скорее рычала, чем храпела. – Мама? Вызвать «Скорую»? Тебе нужна помощь? Принести тебе стакан воды? – Вопросы сыпались один за другим, но Антон испытывал облегчение. Магда продолжала оглядываться, вроде бы постепенно приходя в себя. Ее взгляд остановился на ночном столике: настольная лампа а-ля «Тиффани», недопитая чаша энергетического коктейля, Библия, айфон. Урчание все усиливалось. Словно Магда собиралась закричать или даже завопить. Может, она не узнавала его? – Это мой коктейль, мама, – сказал Антон, когда она протянула руку и схватилась за чашу блендера. – И тебя благодарить не за что, ха-ха. Ты забыла его смешать, глупая моя. Она с размаха ударила его чашей в висок. Послышался глухой удар пластмассы о кость. Антон повалился назад, ощутил боль, влагу, недоумение. Приземлился на колени. Его взгляд остановился на зеленом пятне, вдруг появившемся на бежевом ковре. В зеленое капало красное. Какая же грязь, успел подумать он, и тут Магда ударила его вновь, на этот раз по затылку. Удар сопровождался треском: толстая пластмасса чаши блендера не выдержала. Антон ткнулся лицом в зеленое пятно на жестком ворсе бежевого ковра. Вдохнул запах крови, коктейля и коврового волокна, вытянул руку, пытаясь отползти, но все его тело, каждый великолепный мускул, стало тяжелым и медлительным. У него за спиной рычал лев, и если он хотел защитить мать, ему следовало встать и нащупать собственный затылок. Он попытался крикнуть Магде: «Беги!» – но в горле булькало, и в рот набился ворс. Что-то тяжелое обрушилось ему на позвоночник, новая боль добавилась к прежней, и Антон понадеялся, что мать услышала его и сумела спастись. 7 Бездомная собака залаяла в одной из клеток, к ней присоединились еще две. Безымянный пес у ног Фрэнка – так похожий на изувеченного Фрицем Мишемом – заскулил. Теперь он сидел. Фрэнк рассеянно погладил его, успокаивая. Фрэнк не отрывал взгляд от экрана. Один из молодых людей, помогавших Сроднику Благовесту – не тот, что протянул ему ножницы, другой, – схватил его за плечо. – Папа? Может, не стоит этого делать? Благовест сбросил руку. – Бог говорит, выйди в свет! Сюзанна… Сродница Благовест… Бог говорит, выйди в свет! Выйди в свет! – Выйди в свет! – повторил мужчина, который передавал ножницы, и сын Благовеста с неохотой присоединился к нему: – Выйди в свет! Сродница Благовест, выйди в свет! Сродник Благовест сунул руки в разрез в коконе, который закрывал лицо его жены, и проревел: – Бог говорит, выйди в свет! Он дернул. Послышался звук, напомнивший Фрэнку расстегиваемую застежку-липучку. Появилось лицо миссис Сюзанны Благовест. Глаза были закрыты, но щеки пылали, а нити по краям разрыва трепетали от дыхания. Мистер Благовест наклонился к ней, словно собирался поцеловать. – Не делай этого, – посоветовал ему Фрэнк, и хотя звук в телевизоре был приглушен, а сам Фрэнк произнес эту фразу почти шепотом, все собаки в клетках – сегодня полдесятка – уже лаяли. Пес у ног Фрэнка зарычал. – Не делай этого, дружище. – Сродница Благовест, проснись! И она проснулась. Еще как. Рванула вверх и вцепилась зубами мужу в нос. Слово, которое выкрикнул Сродник Благовест, заглушил писк, но Фрэнк без труда догадался, что сорвалось с его губ. Брызнула кровь. Сродница Благовест повалилась на стол, держа в зубах ощутимую часть носа своего мужа. Ночную рубашку пятнала кровь. Фрэнк подался назад и ударился затылком о шкаф, который стоял за его стулом. В голове вертелась одна мысль, неуместная, но четкая: в новостном выпуске заглушили ругательство, однако позволили Америке наблюдать, как женщина откусывает своему мужу полноса. Расстановка приоритетов определенно дала сбой. В комнате, где только что прошла ампутация носа, началась паника. Раздались крики за кадром, потом камеру опрокинули, и теперь она показывала только деревянный пол, на который капала кровь. Наконец на экран вернулась серьезная Микаэла Морган. – Мы еще раз приносим извинения за шокирующий характер этой записи, и я хочу повторить, что у нас нет абсолютной уверенности в ее подлинности, но нам только что сообщили, что Просветленные открыли ворота и осада окончена. Это вроде бы подтверждает, что увиденное вами действительно произошло. – Она покачала головой, словно прочищая мысли, получила какое-то указание из крошечного пластмассового динамика в ухе и продолжила: – Мы будем показывать эту запись в конце каждого часа, не из-за ее сенсационности… Ну конечно, усмехнулся Фрэнк. – …но ради общественного блага. Если это правда, люди должны знать одно: если кто-то из ваших близких или друзей оказался в таком коконе, не пытайтесь его снять. А теперь я передаю слово Джорджу Олдерсону в студии. Мне сказали, что у него сейчас особый гость, который может хоть немного прояснить, с какой ужасной… Фрэнк протянул руку к пульту и выключил телевизор. И что теперь? Что, твою мать, теперь? Собаки, которых Фрэнк еще не отвез в питомник «Харвест-Хиллс», продолжали яростно облаивать мотылька, порхавшего в узком коридоре между клетками. Фрэнк погладил пса, лежавшего у его ног. – Все хорошо. Все в порядке. Пес успокоился. Он поверил Фрэнку, благо других вариантов у него не было. 8 Магда Дубчек оседлала труп сына. Она прикончила Антона, перерезав острым осколком чаши блендера шею, а чтобы подстраховаться, вогнала другой острый осколок в слуховой проход, до самого мозга. Кровь продолжала хлестать из раны на шее, на бежевом ковре расползалось красное пятно. Слезы потекли из глаз Магды. Она словно видела их со стороны. Почему эта женщина плачет, спрашивала она себя, не очень понимая, кто именно плакал и где. И если подумать, где в действительности была сейчас Магда? Вроде бы она смотрела телевизор и решила немного отдохнуть? Сейчас она точно находилась не в своей спальне. – Привет? – обратилась она к окружавшей ее темноте. В темноте были другие, много других, Магда полагала, что чувствует их, но не видит. Может, они там? Или тут? Где-то. Магда двинулась вперед. Она должна их найти. Она не могла оставаться в одиночестве. И если были другие, возможно, они помогут ей вернуться к сыну, Антону. Магда поднялась с трупа, хрустнула старушечьими коленями. Поплелась к кровати, плюхнулась на нее. Закрыла глаза. Новые белые нити лезли из щек, покачивались, ложились на кожу. Она спала. Искала других, в том другом месте. Глава 6 1 Вторая половина дня выдалась жаркой, словно весна сменилась летом, и по всему Дулингу начали звонить телефоны: некоторые из тех, кто следил за новостями, принялись звонить друзьям и родственникам, которые не следили. Другие никому не звонили, уверенные, что это или буря в стакане воды, как проблема двухтысячного года, или откровенное вранье вроде пущенного в Сети слуха о смерти Джонни Деппа. В результате многие женщины, которые предпочитали музыку телевизору, уложили своих младенцев и малолетних детей спать и, как всегда, едва те перестали ворочаться, заснули сами. Им снились другие миры, не тот, где они жили. Дочери присоединились к ним в этих снах. Сыновья – нет. Эти сны были не для них. И когда часом или двумя позже голодные маленькие мальчики просыпались, они обнаруживали, что их матери по-прежнему спят и любимые лица покрыты какой-то белой липкой гадостью. Они принимались кричать и сдирать эти коконы – и тем самым будили спящих женщин. К примеру, так разбудили миссис Леанну Барроуз из дома 17 по Элдридж-стрит, жену помощника шерифа Рида Барроуза. У нее вошло в привычку каждый день, примерно в одиннадцать, ложиться спать с их двухлетним сыном Гэри. Легла она и в четверг Авроры. В самом начале третьего мистер Фриман, сосед Барроузов из дома 19 по Элдридж-стрит, овдовевший пенсионер, опрыскивал росшие у тротуара хосты репеллентом от оленей. Дверь дома 17 с грохотом распахнулась, и мистер Фриман увидел, как миссис Барроуз, пошатываясь, выходит на улицу, неся под мышкой юного Гэри, словно доску. Мальчик в одном подгузнике орал и размахивал руками. Полупрозрачная белая маска скрывала большую часть лица его матери. Один кусок свисал от угла рта на подбородок. Вероятно, надорвав маску в этом месте, мальчик разбудил мать и привлек к себе ее совсем не благожелательное внимание. Мистер Фриман не знал, что и сказать, когда миссис Барроуз быстрым шагом двинулась к нему, стоявшему в тридцати футах, у самой границы между участками. Почти все утро он провел в саду, поэтому новостей не видел и не слышал. Лицо соседки – точнее, отсутствие лица – лишило его дара речи. По какой-то причине при ее приближении он снял панаму и прижал к груди, словно приготовился слушать национальный гимн. Леанна Барроуз бросила своего вопящего отпрыска в растения у ног Альфреда Фримана, развернулась и, пьяно покачиваясь, направилась по лужайке к крыльцу, тем же путем, каким и пришла. Белые клочки, напоминавшие папиросную бумагу, свисали с ее пальцев. Она вошла в дом и захлопнула дверь. Этот феномен оказался одной из самых интересных и наиболее обсуждаемых загадок Авроры: так называемый «материнский инстинкт» или «родительский рефлекс». Если счет сообщений о насилии спящих по отношению к пытавшимся их разбудить взрослым шел на миллионы, а еще больше случаев остались в тени, то проявления агрессии по отношению к маленьким детям практически не было зафиксировано. Спящие или передавали младенцев и маленьких детей мужского пола первому встречному, или просто оставляли их за дверью. После чего возвращались на место спячки. – Леанна? – позвал Фриман. Гэри катался по земле, плакал и пинал листья пухлыми розовыми ножками. – Мама! Мама! Альфред Фриман посмотрел на малыша, потом на хосты, которые опрыскивал, и спросил себя: Отнести его обратно? Детей – у него их было двое – он не жаловал, и чувство это было взаимным. И конечно, он не хотел иметь ничего общего с Гэри Барроузом, отвратительным маленьким террористом, социальные навыки которого ограничивались размахиванием игрушечным оружием и криками о «Звездных войнах». Но лицо Леанны, прикрытое этой белой дрянью, навело Фримана на мысль, что сейчас она не совсем человек. И он решил оставить ребенка у себя, до тех пор, пока не сможет связаться с мужем Леанны, помощником шерифа, чтобы тот забрал своего отпрыска. Это решение спасло ему жизнь. Бросившие вызов «материнскому инстинкту» горько об этом пожалели. Что бы ни заставляло пораженных Авророй матерей мирно избавляться от своих юных отпрысков мужского пола, вопросов матерям задавать не следовало. Десятки тысяч убедились в этом на личном опыте, и это знание стало последним в их жизни. – Извини, Гэри, – сказал Фриман. – Думаю, какое-то время тебе придется побыть со старым дядей Альфом. – Он наклонился, сунул руки под мышки безутешному малышу и понес его в дом. – Могу я попросить тебя вести себя прилично, или это уже перебор? 2 Клинт оставался с Иви почти все время, потребовавшееся на оформление документов. В отличие от Лайлы. Он хотел, чтобы она была с ним, хотел и дальше убеждать ее, что засыпать нельзя, – он начал твердить ей об этом, едва она вышла из патрульного автомобиля в тюремном дворе. Уже сказал раз пять или шесть, но чувствовал, что его тревога только выводит ее из себя. А еще он хотел спросить, где она провела прошлую ночь, но понимал, что с этим лучше подождать. Учитывая события здесь и в мире, Клинт уже не был уверен, что это важно. Однако мыслями постоянно возвращался к этому вопросу, как собака, зализывающая раненую лапу. Заместитель начальника Лоренс Хикс по прозвищу Лор прибыл вскоре после того, как Иви провели в изолятор. Начальник Коутс оставила на Хикса оформление бумаг вновь прибывшей, а сама села на телефон, пытаясь получить помощь от Бюро исполнения наказаний и связаться со всеми свободными от работы сотрудниками. Никаких проблем у Хикса не возникло. Иви сидела, прикованная наручниками к столу в комнате для допросов, по-прежнему одетая в полицейскую форму, которую ей подобрали Лайла и Линни Марс. Хотя на ее лице виднелись ссадины и синяки от ударов о проволочную перегородку в патрульном автомобиле Лайлы, глаза и настроение Иви оставались необъяснимо веселыми. Вопросы о текущем месте проживания, родственниках и перенесенных ранее заболеваниях она оставляла без ответа. На вопрос о фамилии она ответила так: – Я думала об этом. Пусть будет Блэк. Ничего не имею против Доу[20], но в эти темные времена Блэк уместнее. Зовите меня Иви Блэк. – То есть это не ваше настоящее имя? – Прибывший от дантиста Хикс еще не отошел от новокаина и говорил невнятно. – Вы не сможете даже произнести мое настоящее имя. Имена. – И все же назовите его. Но Иви лишь смотрела на него искрящимися весельем глазами. – Сколько вам лет? – продолжил Хикс. Радость на лице женщины померкла, Клинт решил, что к ней добавилась печаль. – У меня нет возраста, – ответила она, но тут же подмигнула заместителю начальника, словно извиняясь за столь высокопарный ответ. Тут Клинт вмешался. Он знал, что время для обстоятельного разговора еще будет, но просто не мог больше ждать. – Иви, вы понимаете, почему вы здесь? – Чтобы познать Бога, чтобы любить Бога, чтобы служить Богу, – ответила Иви. Подняла руки, насколько позволяла цепь, картинно перекрестилась и рассмеялась. И больше они ничего от нее не добились. Клинт пошел в свой кабинет, где обещала подождать его Лайла. Она говорила по рации. Вернула рацию в чехол и кивнула Клинту: – Мне пора. Спасибо, что взял ее. – Я тебя провожу. – Не хочешь остаться со своей пациенткой? – Лайла уже направлялась по коридору к внутренней парадной двери. Она подняла голову, чтобы мониторы дежурной Милли Олсон показали, что это свободный человек – и к тому же представитель закона, – а не заключенная. – При личном обыске и санобработке присутствуют только девочки. Как только она переоденется, я к ней вернусь. Но ты это знаешь, подумал он. Слишком устала – или просто не хочешь со мной говорить? Дверь загудела, они вошли в шлюз между тюрьмой и вестибюлем, такой маленький, что у Клинта всегда возникала легкая клаустрофобия. Еще гудок, и они ступили на землю свободных мужчин и женщин. Лайла шла первой. Клинт догнал ее, прежде чем она вышла во двор. – Эта Аврора… – Еще раз скажешь, что я не должна спать, и я закричу. – Она пыталась говорить добродушно, но Клинт видел, что его жена едва сдерживается. Видел он и морщинки у рта, выдававшие напряжение, и мешки под глазами. Лайла выбрала крайне неудачный момент для ночной смены. Если, конечно, удача имела к этому хоть какое-то отношение. Он проводил жену до патрульного автомобиля, где ее поджидал Рид Барроуз, скрестив руки на груди. – Ты не просто моя жена, Лайла. Когда дело касается правоохранительной системы округа Дулинг, ты – большая шишка. – Он протянул ей сложенный листок. – Возьми и сразу используй по назначению. Лайла развернула листок. Рецепт. – Что такое модафинил? Он обнял ее за плечи и прижал к себе, чтобы Рид их не услышал. – Он от синдрома ночного апноэ. – Я этим не страдаю. – Нет, но он не даст тебе заснуть. Я не паникую, Лайла. Мне нужно, чтобы ты бодрствовала, и всему городу это нужно. Она напряглась под его рукой. – Хорошо. – И получи его как можно быстрее, пока он не закончился. – Да, сэр. – Его настойчивость, пусть и доброжелательная, определенно ее раздражала. – А ты разберись с этой чокнутой. Если сможешь. – Она улыбнулась. – Я всегда могу залезть в шкаф с вещдоками. У нас горы маленьких белых таблеток. Об этом он как-то не подумал. – Буду иметь это в виду. Она отстранилась. – Я пошутила, Клинт. – Я же не прошу тебя что-то там нарушать. Просто говорю… – Он вскинул руки. – Помни об этом. Мы не знаем, куда все это нас заведет. Она с сомнением посмотрела на него и открыла водительскую дверцу. – Если будешь говорить с Джаредом первым, скажи, что я постараюсь вернуться домой к ужину, но шансы на это близки к нулю. Лайла села в машину, и прежде чем она подняла стекло, чтобы в полной мере насладиться прохладой кондиционера, Клинт едва не задал вопрос, несмотря на присутствие Рида Барроуза и на внезапно разразившийся невероятный кризис, который в новостях называли очень даже вероятным. Вопрос, который, как он полагал, мужчины задавали не одну тысячу лет: Где ты была прошлой ночью? Вместо этого он сказал, на мгновение почувствовав себя умником: – Эй, милая, ты помнишь про Маунтин-Рест? Возможно, дорога до сих пор перекрыта. Не пытайся срезать. Лайла и не моргнула, лишь ответила, да-да, конечно, помахала рукой и направила патрульный автомобиль к двойным воротам между тюремным двором и шоссе. Клинт мог лишь наблюдать за ее отъездом, уже не чувствуя себя умником. Он вернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как Иви «Вы Не Сможете Даже Произнести Мое Настоящее Имя» Блэк фотографируют для тюремного бейджа. После этого Дон Питерс вручил ей постельное белье. – По мне, ты выглядишь обдолбанной, дорогуша. Не заблюй простыни. Хикс бросил на него резкий взгляд, но не стал раскрывать онемевший от новокаина рот. Клинт, у которого дежурный Питерс уже в печенках сидел, молчать не пожелал. – Заткнись. Питерс повернулся к нему. – Не вам затыкать мне… – Я могу подать рапорт о происшествии, – перебил его Клинт. – Неадекватная реакция. Беспричинная. Выбор за тобой. Питерс мрачно посмотрел на него, но лишь спросил: – Раз это ваша подопечная, куда ее отвести? – В камеру А-десять. – Пошли, заключенная. Тебе досталась «мягкая» камера. Повезло. Клинт наблюдал, как они уходят. Иви несла постель, дежурный шел сзади, почти вплотную. Клинт смотрел, не дотронется ли Питер до нее, и, тот, естественно, не дотронулся. Он знал, что Клинт за ним следит. 3 Конечно, Лайла и раньше чувствовала такую усталость, только не могла вспомнить, когда именно. Что она помнила – с занятий по охране здоровья в старших классах, боже ты мой, – так это негативные последствия долгого бодрствования: замедленные рефлексы, ошибочные решения, рассеянное внимание, раздражительность. Не говоря уже о проблемах с кратковременной памятью: ты могла помнить, что тебе говорили на занятиях по охране здоровья в десятом классе, но забывала, что, твою мать, следовало делать сегодня, сейчас, в эту самую минуту. Она свернула на стоянку у придорожного кафе «Олимпия» («СЪЕШЬ ЯИЧНЫЙ НАШ ПИРОГ – ОН ХОРОШ ДЛЯ ВСЕХ ДОРОГ», – гласил выносной щит у двери), заглушила двигатель, вылезла из салона, сделала несколько глубоких вдохов, наполняя легкие и кровь свежим кислородом. Немного помогло. Через опущенное стекло наклонилась в салон, взяла микрофон с приборного щитка, потом передумала: ей не хотелось, чтобы этот разговор услышали. Вернула микрофон на место, достала мобильник из чехла на ремне. Нажала клавишу вызова одного из дюжины номеров, заведенных в режим быстрого набора. – Линни, как ты? – Нормально. Прошлую ночь спала часов семь, а это больше обычного. Так что у меня все хорошо. А вот о вас я волнуюсь. – Я в порядке, волноваться не о… – Широкий зевок не дал ей договорить, сделав окончание фразы нелепым, но она все равно сказала: – Я тоже в порядке. – Точно? Сколько вы бодрствуете? – Не знаю, часов восемнадцать или девятнадцать. – И чтобы унять тревогу Линни, добавила: – Прошлой ночью мне удалось вздремнуть, так что не волнуйся. – Ложь продолжала сыпаться из ее рта. Была ведь детская сказка, предупреждавшая, что одна ложь ведет к другим и ты в итоге превращаешься в попугая или кого-то еще, но вымотанный мозг Лайлы никак не мог ее вспомнить. – Забудь обо мне. Что у нас с этой Тиффани как-ее-там, из трейлера? «Скорая» отвезла ее в больницу? – Да. Хорошо, что они доставили ее туда рано. – Линни понизила голос. – Сейчас там дурдом. – А где Роджер и Терри? Линни ответила с некоторым смущением: – Они ждали помощника окружного прокурора, но он все не приезжал, и они захотели проверить, как там их жены… – То есть они покинули место преступления? – Поначалу Лайла пришла в ярость, которая, впрочем, схлынула к тому моменту, как она закончила фразу. Возможно, помощник окружного прокурора не приехал по той же причине, которая заставила уехать Роджера и Терри: тревога за жену. Не только больница Святой Терезы превратилась в дурдом – дурдомом стал весь мир. – Я знаю, Лайла, знаю, но у Роджера маленькая девочка… – Если она его, подумала Лайла. Джессика Элуэй любила прыгать из постели в постель, это было известно всему городу. – И Терри тоже запаниковал, и ни один не мог дозвониться до дома. Я сказала им, что вы разозлитесь. – Ладно, возвращай их на смену. Я хочу, чтобы они объехали все три аптечных магазина в городе и сказали фармацевтам… «Пиноккио». Вот как называлась сказка о лгунах. И он не превратился в попугая, его нос начал расти, пока не стал длинным, как дилдо Чудо-женщины. – Лайла? Вы на связи? Возьми себя в руки, женщина! – Пусть скажут фармацевтам, чтобы они с осторожностью раздавали стимуляторы, которые у них есть. Аддерол, дексамфетамин… я знаю, что есть как минимум один рецептурный аналог метамфетамина, хотя не помню названия. – Рецептурный мет? Да ладно вам! – Да. Фармацевты знают. Скажи им, пусть проявляют осторожность. Рецепты вот-вот посыплются. Они должны выдавать минимум таблеток, пока мы не поймем, что здесь происходит. Поняла? – Да. – И вот что еще, Линни. Строго между нами. Загляни в шкаф «Вещественные доказательства». Посмотри, есть ли у нас стимуляторы, в том числе кокаин и спид, конфискованные у братьев Грайнеров. – Господи, вы уверены? У нас там почти полфунта боливийского кокаина! Лоуэлл и Майнард, они вот-вот пойдут под суд. Этим можно развалить дело, а ведь мы гонялись за ними вечность! – Я совсем не уверена, но Клинт подкинул мне эту идею, и я не могу от нее избавиться. Проведи инвентаризацию – ничего больше. Хорошо? Никто не собирается сворачивать долларовые купюры в трубочку и нюхать. – Во всяком случае, сегодня. – Хорошо. – Чувствовалось, что Линни потрясена. – Кто сейчас у трейлера, рядом с которым взорвалась нарколаборатория? – Минуточку, узнаю у Гертруды. – По каким-то причинам, не интересным Лайле, Линни называла свой компьютер Гертрудой. – Судебно-медицинские эксперты и пожарники отбыли. Меня удивляет, что так быстро. Лайла не удивилась. У этих парней тоже были жены и дочери. – Ага… похоже, там остаются пара АХов, тушат последние возгорания. Не могу сказать, кто именно, но у меня записано, что они выдвинулись из Мейлока в одиннадцать тридцать три. Наверняка один из них – Уилли Бурк. Вы знаете Уилли, как же без него. АХ, аббревиатура, звучавшая как вздох, обозначала команду Автодорожных хранителей Триокружья, главным образом пенсионеров с пикапами. Пожалуй, их можно было назвать добровольными пожарными. Они часто оказывались весьма кстати в сезон лесных пожаров. – Понятно, благодарю. – Ты поедешь туда? – В голосе Линни слышалось разочарование, и усталость Лайлы не помешала уловить подтекст: Учитывая происходящее вокруг? – Линни, будь у меня пробуждающая волшебная палочка, я бы тут же воспользовалась ею. – Поняла, шериф. – И тут подтекст: Не надо срывать на мне злость. – Извини. Просто я должна делать, что могу. Скорее всего, кто-то, даже целая команда, работает с этой сонной болезнью в Центре по контролю и профилактике заболеваний в Атланте. Здесь, в Дулинге, произошло двойное убийство, и мое дело – расследовать его. Почему я объясняю все это своему диспетчеру? Потому что я устала, вот почему. И потому что это способ отвлечься и не думать о том, как мой муж смотрел на меня в тюрьме. И потому что это способ отвлечься от вероятности – на самом деле факта, Лайла, не вероятности, а факта, и имя этому факту – Шейла, – что твой муж, о котором ты так тревожишься, совсем не тот человек, которого ты вроде бы знала. Аврора – так назвали эту болезнь. Если я засну, подумала Лайла, это будет конец? Я умру? Вполне возможно, как сказал бы Клинт. Вполне, твою мать, возможно. Добродушие, главенствовавшее в их отношениях, легкость общения по работе, за едой, в вопросах воспитания сына, удовольствие, которое доставляло каждому тело другого, – все, что повторялось изо дня в день, составляло основу их совместной жизни, рассыпалось в прах. Она представила себе улыбающегося мужа, и у нее заныл желудок. Эта улыбка перешла к Джареду… и к Шейле тоже. Лайла вспомнила, как Клинт отказался от частной практики, не потрудившись обсудить с ней принятое решение. Они так много вложили в подготовку его будущей работы. Выбирали не только месторасположение кабинета, но и город. Остановились на Дулинге. Это был самый большой по численности населения город в регионе, в котором не было ни одной психиатрической практики. Но уже второй пациент настолько вывел Клинта из себя, что под влиянием момента он принял единоличное решение о перемене работы. И Лайла просто с ним согласилась. Она сожалела о потраченных зря усилиях, она понимала, что ухудшение финансовых перспектив потребует изменений планов на будущее, при прочих равных условиях она предпочла бы жить поближе к какому-нибудь мегаполису, а не в забытой Богом глубинке вроде Триокружья, но прежде всего она хотела, чтобы Клинт был счастлив. И Лайла просто с ним согласилась. Лайла не хотела бассейн. Она просто согласилась с принятым мужем решением. Однажды Клинт постановил, что отныне они будут пить бутилированную воду, и заставил ею половину холодильника. Она просто с ним согласилась. Теперь у нее в кармане лежал рецепт на модафинил, который, по его мнению, ей следовало принимать. И она скорее всего согласится и с этим. А может, сон – ее естественное состояние? Может, ей хочется смириться с Авророй, потому что для нее ничего особо не изменится. Вполне возможно. Кто, черт побери, знает? Была ли Иви там прошлым вечером? Возможно ли это? Смотрела баскетбольный матч Любительского спортивного союза на площадке средней школы Кофлина, в котором высокая светловолосая девушка вновь и вновь проходила под корзину, словно острым ножом разрезая защиту Файетта. Этим и объяснялся трипл-дабл, верно? Вам лучше поцеловать вашего мужа перед сном. Поцелуйте его на прощание, пока у вас еще есть шанс. Да, так, наверное, и начинают сходить с ума. – Линни, мне пора. Она оборвала звонок, не дожидаясь ответа диспетчера, и вернула мобильник в чехол на ремне. Потом вспомнила Джареда и вновь вытащила телефон. Только что она могла ему сказать, и чего суетиться? В его мобильнике был доступ в Интернет, у всех был. Наверное, Джер уже знал больше, чем она. Ее сын… по крайней мере, у нее сын, а не дочь. Сегодня этому следовало радоваться. Мистер и миссис Пак, вероятно, сходили с ума. Она отправила Джеру сообщение: после школы сразу домой, она его любит. И все. Лайла подняла голову к небу, сделала еще несколько глубоких вдохов. Пятнадцать лет она убирала грязь после правонарушений, в основном связанных с наркотиками, и чувствовала себя вполне уверенно по части статуса и положения, чтобы понимать: она добросовестно выполнит свою работу, но лично ей нет никакого смысла добиваться правосудия ради двух убитых варщиков мета, которые так или иначе все равно поджарились бы на Великом огне жизни. И ее политическое чутье подсказывало: никто не будет требовать от нее быстрого раскрытия убийства – только не в этой панике, вызванной Авророй. Но Иви Доу дебютировала в округе Дулинг у трейлера рядом с лесопилкой Адамса, а Лайла считала своим долгом разобраться с Эксцентричной Иви. Она же не материализовалась из воздуха. Может, оставила неподалеку автомобиль? С регистрационным удостоверением и водительскими правами в бардачке? Трейлер находился менее чем в пяти милях от «Олимпии». Почему не съездить туда и не осмотреться? Только сначала ей требовалось сделать кое-что еще. Лайла вошла в «Олимпию». Ни одного посетителя, обе официантки сидели в угловой кабинке и шушукались. Одна увидела Лайлу, начала подниматься, но Лайла махнула ей рукой. Гас Вирин, владелец кафе, сидел на табурете за кассовым аппаратом и читал книгу в обложке: роман Дина Кунца. Маленький телевизор у него за спиной работал без звука. Красная бегущая строка в нижней части экрана гласила: «КРИЗИС С АВРОРОЙ УСУГУБЛЯЕТСЯ». – Я это читала. – Лайла постучала пальцем по книге. – Собака общается посредством карточек из «Скрэббла». – Теперь ты испортила мне фсе удофольстфие. – Его акцент был густым, как кофейная подливка. – Извини. Тебе все равно понравится. Хорошая история. А теперь, когда с литературной критикой покончено, перейдем к кофе. Мне черный. В большом стакане. Гас подошел к кофеварке «Бунн» и наполнил большой стакан навынос. Черным кофе, как и просила Лайла. Вероятно, более крепким, чем Чарльз Атлас, и таким же суровым, как покойная бабушка-ирландка Лайлы. Ее это вполне устроило. Гас надел на стакан картонку, закрыл его пластмассовой крышкой и протянул кофе Лайле. Когда та полезла за бумажником, покачал головой: – Бесплатно, шаруф. – Нет, за плату. – Это правило она никогда не нарушала. Даже табличку на столе поставила: «НЕТ ЖИРНЫМ КОПАМ, КРАДУЩИМ ЯБЛОКИ». Потому что только начни – уже не остановишься… И не забудьте про «услугу за услугу». Лайла положила на прилавок пятерку. Гас пододвинул ее к Лайле. – Дело не в шетоне, шаруф. Сегодня фсем шеншинам кофе бесплатно. – Он посмотрел на официанток. – Ферно? – Да, – ответила одна и направилась к Лайле. Сунула руку в карман юбки. – И добавьте в кофе вот это, шериф Норкросс. Вкус не улучшит, зато взбодрит. Это был пакетик порошка от головной боли «Гудис». Хотя Лайла никогда не пользовалась этим средством, она знала, что «Гудис» производят в Триокружье, наряду с бурбоном «Ребел Йелл» и картофельными оладьями в сыре. Содержимое пакетика на вид практически не отличалось от содержимого пакетов с кокаином, которые они нашли в сарае братьев Грайнеров, завернутыми в полиэтилен и спрятанными в старой тракторной покрышке. Именно поэтому братья, как и многие другие наркоторговцы, подмешивали в кокаин «Гудис». Он был дешевле слабительного «Педиа-Лакс». – Тридцать два миллиграмма кофеина, – сказала вторая официантка. – Я уже приняла два. Не собираюсь спать, пока умники не справятся с этой гребаной Авророй. Ни в коем разе. 4 Первое – и, возможно, последнее – огромное преимущество должности единственного сотрудника службы по контролю за бездомными животными муниципалитета Дулинга состояло в отсутствии начальника. Формально Фрэнк Джиэри подчинялся мэру и городскому совету, но никто и никогда не заглядывал в его маленькую угловую комнату, с дверью в задней стене неприметного здания, в котором располагались также историческое общество, департамент рекреации и офис эксперта по оценке недвижимого имущества. Фрэнка такое положение вполне устраивало. Он выгулял собак, успокоил их (для этого не было лучшего средства, чем собачьи куриные чипсы «Доктор Тим»), напоил, позвонил Мейси Уэттермор, волонтеру-старшекласснице, чтобы убедиться, что она придет в шесть часов, дабы снова их покормить и выгулять. Она подтвердила свой приход. Фрэнк оставил ей записку с указаниями, кому и какие нужно дать лекарства, запер дверь и отбыл. Лишь позже ему пришло в голову, что у Мейси могут найтись более важные дела, чем уход за несколькими бездомными животными. Фрэнк думал о своей дочери. Снова. Утром он ее напугал. Ему не нравилось в этом признаваться, даже самому себе, но он ее напугал. Нана. Почему-то он тревожился за нее. Не из-за Авроры, но чего-то связанного с ней. Чего именно? Перезвоню Эл, решил он. Перезвоню, как только вернусь домой. Но, вернувшись в маленький четырехкомнатный дом, который он снимал на Эллис-стрит, Фрэнк первым делом заглянул в холодильник. Смотреть было особо не на что: пара стаканчиков йогурта, заплесневелый салат, бутылка соуса для барбекю «Свит бэби рэй» и упаковка «Овсяного стаута дочери шахтера», высококалорийного напитка, вроде бы полезного для здоровья – раз в нем содержался овес. Он взял одну банку, и тут зазвонил мобильник. Фрэнк увидел фотографию Элейн на маленьком экране – и его посетило озарение, без которого он вполне бы обошелся: он страшился Гнева Элейн (немного), а его дочь страшилась Гнева Папули (тоже немного… он на это надеялся). Неужели на этих страхах могли строиться семейные отношения? Я – хороший парень, напомнил он себе и нажал кнопку приема. – Привет, Эл! Извини, не мог позвонить тебе раньше. Хотел, но возникли дела. Печальные. Мне пришлось усыпить кошку судьи Сильвера, а потом… Элейн не собиралась отвлекаться на кошку судьи Сильвера. Она желала сразу перейти к делу. И как обычно, с самого начала резко подняла градус разговора. – Ты чертовски напугал Нану! Премного тебе за это благодарна! – Пожалуйста, успокойся. Я лишь сказал ей, чтобы она рисовала дома. Из-за зеленого «мерседеса». – Я понятия не имею, о чем ты говоришь, Фрэнк. – Помнишь, когда она в первый раз отправилась развозить газеты, ей пришлось свернуть на лужайку Нидельхафтов, потому что какой-то парень за рулем большого зеленого автомобиля со звездой на капоте выехал на тротуар? Ты сказала, чтобы я не поднимал шума, и я тебя послушал. Не поднял шума. Слова слетали с губ быстрее и быстрее, и он знал, что скоро будет просто выплевывать их, словно не контролируя себя. Элейн просто не понимала, что иной раз ему приходилось кричать, чтобы его услышали. Во всяком случае, в разговоре с ней. – Кошку судьи Сильвера сбил большой зеленый автомобиль со звездой на капоте. «Мерседес». Я практически наверняка знал, кому принадлежит этот «мерседес», который едва не переехал Нану… – Фрэнк, она сказала, что автомобиль заехал на тротуар, когда их разделяло полквартала! – Может, и так, а может, он был ближе и она просто не хотела нас пугать. Не хотела, чтобы мы запретили ей развозить газеты сразу после того, как она получила эту работу. Просто послушай, хорошо? Я не стал поднимать шума. Я много раз видел этот «мерседес» в нашей округе, но не стал поднимать шума. – Сколько раз он это повторил? И почему ему вспомнилась та песня из «Холодного сердца», которую постоянно напевала Нана, едва не сведя его с ума? Он так сильно сжал банку, что помял ее. Понял, что если не ослабит хватку, она лопнет. – Но не в этот раз. Не после того, как он раздавил Какао. – Кого?.. – Какао! Какао! Кошку судьи Сильвера! Это мог быть мой ребенок, Элейн! Наш ребенок! Короче, этот «мерседес» принадлежит Гарту Фликинджеру, который живет у вершины холма. – Доктору? – Похоже, Элейн включилась в разговор. Наконец-то. – Именно. И знаешь, что я понял, когда говорил с ним? Он обкурился, Элейн. Еле ворочал языком. – Вместо того чтобы обратиться в полицию, ты поехал к нему домой? Как в свое время пошел в школу Наны и наорал на учительницу, когда все дети – включая твою дочь – могли слышать твои безумные вопли? Что ж, вываливай все грязное белье, подумал Фрэнк, еще сильнее сжимая банку. Ты всегда это делаешь. Вспомни и знаменитый удар кулаком в стену, и тот случай, когда я сказал твоему отцу, что он битком набит дерьмом. Вываливай все, Элейн, все Величайшие Хиты Безумного Джиэри. И над моим гробом ты будешь рассказывать кому-то о том, как я накричал на учительницу Наны во втором классе, потому что она высмеяла научный проект Наны, и девочка рыдала в своей комнате. А когда эта история всем надоест, ты можешь вспомнить другую. Как я накричал на миссис Фентон за то, что она распыляла гербицид там, где им могла надышаться моя дочь, катаясь на трехколесном велосипеде. Прекрасно. Выставляй меня мерзавцем, если это помогает тебе жить. Но сейчас я буду говорить ровным, спокойным голосом. Потому что не могу позволить тебе, Элейн, завести меня с пол-оборота. Кто-то должен приглядывать за нашей дочерью, и совершенно ясно, что ты для этой работы не годишься. – Я выполнял отцовский долг. – Слишком напыщенно? Фрэнка это не волновало. – Я не стремился к тому, чтобы его арестовали за наезд на кошку. Я стремился сделать все необходимое, чтобы он никогда не сбил Нану. И если для этого пришлось его немного припугнуть… – Скажи мне, что не стал изображать Чарльза Бронсона. – Нет, я проявил благоразумие. – По крайней мере, это была правда. Неблагоразумие он проявил по отношению к автомобилю. Но у него не было ни малейших сомнений, что самодовольные доктора вроде Фликинджера страхуют свои автомобили по полной программе. – Фрэнк. – Что? – Даже не знаю, с чего начать. Может, с вопроса, который ты не задал, увидев, что Нана рисует на подъездной дорожке. – Что? Какого вопроса? – «Почему ты дома, а не в школе, милая?» С этого вопроса. Не в школе. Может, именно это не давало ему покоя. – Утро выдалось таким солнечным, и я просто… подумал, что уже лето. Забыл, что на дворе май. – У тебя совсем плохо с головой, Фрэнк. Ты так озабочен безопасностью дочери – и при этом не помнишь, что учебный год продолжается. Подумай об этом. Ты не замечал домашние задания, которые она делает у тебя дома? Тетради, в которых пишет, учебники, которые читает? Призываю в свидетели Бога и единственного Его сына Иисуса… Он был готов вытерпеть многое – даже готов признать, что заслужил это, – но только не дерьмо с призывом в свидетели Иисуса. Единственный сын Божий не выгонял енота из-под епископальной церкви много лет тому назад и не заколачивал досками дыру. Он не зарабатывал ни на одежду, ни на еду для Наны. Не говоря уже про Элейн. Все это делал Фрэнк, и без всяких чудес. – Прекрати, Элейн. – Ты не знаешь, что происходит с кем-либо, помимо тебя самого. Важно только то, что злит Фрэнка сегодня. Никто ничего не понимает, и только Фрэнк знает, как и что нужно сделать. Именно так ты смотришь на мир. Я это выдержу. Я это выдержу я это выдержу я это выдержу но Господи Элейн какой же ты можешь быть сукой когда захочешь. – Она заболела? – Ага, теперь мы встревожились. – Она заболела? Да? Потому что мне она показалась совершенно здоровой. – Она в порядке. Я оставила ее дома, потому что у нее месячные. Первые в жизни. Фрэнк онемел. – Она разволновалась, даже немного испугалась, хотя я еще в прошлом году объяснила ей, что может произойти. И ей стало стыдно, потому что кровь попала на простыни. Для первых месячных ее много. – Она не может… – Слово застряло в горле. Он откашлялся, словно подавился едой. – Она не может менструировать! Господи, ей всего двенадцать! – Ты думал, она навсегда останется твоей маленькой принцессой с волшебными крылышками и хрустальными туфельками? – Нет, но… В двенадцать? – У меня все началось в одиннадцать. Но речь не об этом, Фрэнк. Речь вот о чем. У твоей дочери болел живот, она была огорошена и подавлена. Она рисовала на подъездной дорожке, потому что это занятие всегда поднимало ей настроение, а тут появляется ее папуля, начинает орать… – Я не орал! – Банка дочери шахтера наконец не выдержала. Пена побежала по руке Фрэнка и закапала на пол. – …орать и дергать ее за футболку, ее любимую футболку… Он пришел в ужас, почувствовав, что слезы щиплют глаза. После разрыва он несколько раз плакал, но в разговоре с Элейн – никогда. В глубине души он боялся, что она уловит любое проявление слабости, превратит его в фомку, которой вскроет ему грудь, чтобы пожрать сердце. Его нежное сердце. – Я боялся за нее. Разве тебе это не понятно? Фликинджер – алкоголик или наркоман, а то и два в одном, у него большой автомобиль, он убил кошку судьи Сильвера. Я боялся за нее. Мне пришлось действовать. Пришлось! – Ты ведешь себя так, будто ты – единственный, кто когда-либо боялся за ребенка, но это не так. Я тоже боюсь за нее, и основная причина моего страха – ты. Он молчал. Сказанное ею было слишком чудовищным для понимания. – Продолжай в том же духе – и скоро мы вновь встретимся в суде, чтобы пересмотреть твои привилегии насчет общения с дочерью по выходным. Привилегии, подумал Фрэнк. Привилегии! Ему хотелось выть. Вот что он получил за то, что поделился с ней своими истинными чувствами. – Как она сейчас? – Нормально. За обедом съела почти все, а потом сказала, что пойдет спать. Фрэнк буквально окаменел, измятая банка выпала из руки. Вот что не давало ему покоя, совсем не вопрос, почему Нана дома, а не в школе. Он знал, как она реагирует на огорчение: идет спать. И он ее огорчил. – Элейн… ты не смотрела телевизор? – Что? – Она не понимала, чем вызвана такая смена темы. – Я пару раз включала «Дневное шоу» на Ти… – Новости, Элейн! Новости! Это на всех каналах! – О чем ты говоришь? Ты совсем ре… – Поднимай ее с кровати! – проревел Фрэнк. – Если она еще не спит, поднимай ее с кровати! Немедленно! – Ты несешь чушь… Только это была не чушь. Хотел бы он ошибаться. – Не задавай вопросов, просто сделай это! Немедленно! Фрэнк разорвал связь и бросился к двери. 5 Джаред сидел в засаде, когда Эрик, Курт и Кент шумно протопали через лес со стороны средней школы, смеясь и бахвалясь. – Наверняка газетная утка. Джаред решил, что эти слова принадлежали Кенту и энтузиазма в его голосе поубавилось, в сравнении с разговором, который Джаред подслушал в раздевалке. Об Авроре в школе уже знали. Девушки плакали в коридорах. Несколько парней тоже. Джаред наблюдал, как один из учителей математики, бородатый здоровяк, который носил ковбойки на кнопках и вел дискуссионный клуб, говорил двум плачущим десятиклассницам, что они должны взять себя в руки, поскольку все обязательно образуется. Преподававшая гражданское право миссис Лейфтон подошла и ткнула пальцем ему в грудь, аккурат между двух красивых кнопок. «Тебе легко говорить! – крикнула она. – Ты ничего об этом не знаешь! С мужчинами этого не происходит!» Это было странно. Более чем странно. У Джареда все это вызывало ощущения, схожие с теми, что возникали при приближении мощного грозового фронта, с тошнотворными фиолетовыми тучами, подсвеченными молниями. Но тогда мир не казался странным. Тогда мир вообще не казался миром, превращался в какое-то иное место, куда тебя внезапно забросило. Возможность сосредоточиться на чем-то еще приносила облегчение. Хотя бы на время. На эту операцию он отправился в одиночку. Называлась она «Разоблачение трех ублюдков». Отец рассказывал ему, что шоковая терапия – или ЭСТ[21], как ее теперь называли – действительно была эффективным методом лечения некоторых психически больных людей и могла оказывать паллиативное действие на мозг. Если бы Мэри спросила Джареда, чего он добивался этой миссией, он бы сказал, что это нечто вроде ЭСТ. Если бы вся школа увидела и услышала, как Эрик и его дружки потрошат жилище бедной Эсси и отпускают шуточки насчет ее буферов – а Джаред полагал, что именно этим они и займутся, – это окажет на троицу «шоковое» воздействие и сделает их лучше. Более того, другие тоже могли испытать «шок» – и стать осторожнее в выборе спутников для свидания. Тем временем тролли практически вышли на цель. – Если это газетная утка, то суперутка. «Твиттер», «Фейсбук», «Инстаграм» – повсюду одно и то же. Женщины ложатся спать и покрываются каким-то дерьмовым коконом. И ты сам говорил, что видел это дерьмо на старой карге. – Эти слова определенно принадлежали Курту Маклеоду, настоящему хрену. Первым на экране мобильника Джареда появился Эрик, перепрыгивающий через груду камней на границе территории Старой Эсси. – Эсси? Крошка? Милая? Ты здесь? Кент хочет заползти в твой кокон и согреть тебя. Для засады Джаред выбрал заросли высокого папоротника примерно в тридцати футах от навеса. Со стороны они казались густыми, но в центре была голая земля. Нашел Джаред и несколько клочков оранжево-белой шерсти. Вероятно, это место облюбовал какой-то зверь. Скорее всего лисица. Джаред лег, выставил айфон перед собой. Через просвет в листве нацелил камеру на Старую Эсси, которая лежала под навесом. Как и говорил Кент, что-то покрывало ее лицо, не паутина, а нечто гораздо более плотное, белая маска вроде тех, которые все уже видели в своих телефонах, в новостях и на сайтах средств массовой информации. Одно сильно смущало Джареда: бездомная женщина была совершенно беззащитной, спасибо этой чертовой Авроре. Если бы Джаред поделился с Лайлой своей версией по части ЭСТ, как бы она отреагировала на его решение заснять все на видео, вместо того чтобы остановить это безобразие? Тут его логика дала трещину. Мать учила его стоять за себя и за других, особенно девушек. Эрик присел на корточки у навеса, рядом с белым лицом Эсси. В руке он держал палку. – Кент? – Что? – Кент остановился в нескольких шагах. Он растягивал ворот футболки, на его лице читалась тревога. Эрик коснулся палкой маски Эсси, отвел руку. Нити чего-то белого свисали с палки. – Кент! – Я сказал, что? – почти взвизгнул Кент. Эрик покачал головой, глядя на Кента, словно тот его удивил, удивил и разочаровал. – Ты же обкончал ей все лицо. От гогота Курта Джаред непроизвольно дернулся, шевельнув папоротники. Но никто не обратил на это внимания. – Да пошел ты, Эрик! – Кент подскочил к манекену Эсси и дал ему хорошего пинка, отбросив на валежник. Но этот эмоциональный взрыв не смутил Эрика. – Но зачем ты оставил ее подсыхать? Это не кошерно, оставлять свою кончину на лице такой милой старушонки. Курт подошел к Эрику, чтобы получше рассмотреть белую маску. Покачал головой туда-сюда, машинально облизнул губы, оценивая Эсси, будто выбирал между мятными конфетами и мармеладом. У Джареда засосало под ложечкой. Если они попытаются причинить ей вред, ему придется что-то делать, чтобы их остановить. Вот только остановить их он не мог, потому что их было трое, а он – один, и то, что он задумал, не имело отношения ни к правому делу, ни к социально ориентированной ЭСТ, ни к стремлению заставить некоторых людей думать. Он лишь хотел доказать Мэри, что он лучше Эрика, но, учитывая обстоятельства, соответствовало ли это действительности? Будь он лучше этой троицы, не оказался бы сейчас в таком положении. Он бы уже сделал что-нибудь, чтобы их прогнать. – Я дам пятьдесят баксов тому, кто ее трахнет, – сказал Курт. Повернулся к Кенту. – Любому. Деньги сразу. – Да пошел ты. – Надувшись, Кент направился к манекену и принялся его топтать, ломая пластмассовую грудную клетку. – Только за миллион. – Эрик, который по-прежнему сидел на корточках у навеса, наставил палку на Курта. – Но за сотню я проделаю здесь дырку… – Он похлопал палкой по правому уху Эсси. – И нассу в нее. Джаред видел, как поднимается и опадает грудь Эсси. – Правда? За сотню? – Курта явно так и подмывало согласиться, но сто долларов были большими деньгами. – Нет, я пошутил. – Эрик подмигнул своему дружку. – Не буду заставлять тебя за это платить. Сделаю бесплатно. – Он склонился над Эсси, нацеливая конец палки, чтобы пробиться сквозь белое вещество к уху Эсси. Джаред понимал, что должен вмешаться. Он не мог просто наблюдать и записывать происходящее на айфон, пока они так с ней поступают. Тогда почему ты не шевелишься? – спросил он себя. А его айфон, зажатый в потной руке, неожиданно выскользнул из нее и с треском упал в папоротник. 6 Даже с полностью вдавленной в пол педалью газа пикап службы по контролю за бездомными животными разгонялся только до пятидесяти миль в час. И не потому, что на двигателе стоял ограничитель мощности. Просто пикап был старый, отсчет на одометре уже пошел по второму кругу. Фрэнк несколько раз подавал заявление в городской совет с просьбой приобрести новый, но всегда получал один ответ: «Мы это рассмотрим». Согнувшись над рулем, Фрэнк представлял себе, как избивает в кровь нескольких политиков маленького городка. И что он им скажет, когда они будут умолять его о пощаде? «Я это рассмотрю». Женщин он видел везде. Одиноких – ни одной. Они собирались группами, по три или четыре, разговаривали, обнимались, некоторые плакали. Никто не смотрел на Фрэнка Джиэри, даже когда он без остановки проскакивал знаки «Стоп» и светофоры. Так, наверное, ездит обкуренный Фликинджер, подумал Фрэнк. Осторожнее, Джиэри, а то раздавишь чью-то кошку. Или чьего-то ребенка. Но Нана! Нана! Зазвонил мобильник. Он принял звонок не глядя. Это была Элейн, и она всхлипывала. – Она спит и не просыпается, и на ее лице какая-то белая дрянь! Белая дрянь вроде паутины! Он миновал трех женщин, обнимавшихся на уличном углу. Они напоминали гостей психотерапевтического шоу. – Она дышит? – Да… Да, я вижу, как шевелится это белое… Поднимается, а потом всасывается… Фрэнк, я думаю, оно у нее во рту и на языке! Сейчас возьму маникюрные ножницы и срежу! Голову Фрэнка заполнил образ, такой яркий и реальный, что на мгновение улица расплылась у него перед глазами: Сродница Сюзанна Благовест, откусывающая нос своему мужу. – Нет, Эл, не делай этого. – Почему? Смотреть «Дневное шоу», а не новости во время величайшего кризиса в истории, какой же надо быть глупой? Такой, как Элейн Наттинг из Кларксберга, Западная Виргиния. Элейн во всей ее красе. Не владеющая информацией, зато всегда готовая осудить. – Потому что это их будит, а проснувшись, они становятся безумными. Нет, не безумными, скорее бешеными. – Ты же не хочешь сказать… Нана никогда не… Если она сейчас – Нана, подумал Фрэнк. Сродник Благовест определенно разбудил не ту нежную и кроткую женщину, к которой, безусловно, привык. – Элейн… дорогая… включи телевизор, и ты все увидишь сама. – Что же нам делать? Теперь ты спрашиваешь меня, подумал он. Теперь, когда тебя прижали к стене, ты спрашиваешь: «Ох, Фрэнк, что же нам делать?» Он испытал горькое, пугающее удовлетворение. Его улица. Наконец-то. Слава Богу. Впереди дом. Все будет хорошо. Его стараниями все станет хорошо. – Мы отвезем ее в больницу. Там уже наверняка знают, что происходит. Лучше бы им знать. Для них же лучше. Потому что это Нана. Его маленькая девочка. Глава 7 1 Пока Ри Демпстер сжевывала ноготь до крови, решая, закладывать ей дежурного Дона Питерса или нет, пилот «Боинга-767», выполнявшего рейс Хитроу – Джи-Эф-Кей, тремя часами ранее вылетевшего из Лондона и теперь с крейсерской скоростью двигавшегося над Атлантическим океаном, связался с диспетчером, чтобы доложить о происшествии на борту и проконсультироваться по части дальнейших действий. – У нас три пассажирки, среди них маленькая девочка, у которых началось… Мы не понимаем, что именно. Врач на борту говорит, что это, возможно, какая-то плесень или нарост. Они спят, по крайней мере, выглядят спящими, и врач утверждает, что все их жизненные показатели в норме, но есть опасения, что их дыхательные пути… что они будут перекрыты, поэтому, как я понимаю, он собирается… Почему сообщение прервалось, осталось неясным. Послышался грохот, металлический скрежет, крики: «Вам сюда нельзя! Немедленно выведите их!» – и все заглушил рев вроде бы дикого зверя. Какофония продолжалась почти четыре минуты, прежде чем «Боинг-767» исчез с радаров, вероятно, в момент контакта с водой. 2 Доктор Клинтон Норкросс шел по Бродвею, намереваясь поговорить с Иви Блэк; левой рукой он держал блокнот, правой – щелкал шариковой ручкой. Его телесная оболочка находилась в женской тюрьме Дулинга, но разум бродил в темноте по Маунтин-Рест-роуд и тревожился: о чем солгала ему Лайла? Или… может… о ком? В нескольких ярдах от него, в камере второго этажа крыла Б, Нелл Сигер, заключенная № 4609198–1 женской тюрьмы Дулинга, получившая срок от пяти до десяти лет (хранение наркотиков класса В с намерением перепродажи), села на верхней койке, чтобы выключить телевизор. Маленький телевизор с плоским экраном, толщиной с закрытый ноутбук, стоял на спинке у нее в ногах. Она смотрела выпуск новостей. Соседка Нелл по камере и – время от времени – ее любовница, Селия Фроуд, отбывшая почти половину своего срока, от года до двух (хранение наркотиков класса Д, второе правонарушение), смотрела новости со стула у единственного стального стола камеры. – Слава Богу, – сказала она. – Не могу больше смотреть на это безумие. И что ты собираешься делать? Нелл легла и повернулась на бок, лицом к цветному квадрату на стене, где висели в ряд школьные фотографии ее троих детей. – Ничего личного, дорогая, но я собираюсь отдохнуть. Чувствую себя совершенно разбитой. – Ох. – Селия все поняла. – Ладно. Хорошо. Приятных сновидений, Нелл. – Надеюсь на это. Люблю тебя. Можешь взять себе все, что захочешь, из моих вещей. – Я тоже люблю тебя, Нелл. – Селия положила ладонь на плечо Нелл. Та потрепала сокамерницу по руке и свернулась калачиком. Селия вновь села за маленький стол и принялась ждать. Когда Нелл начала мягко похрапывать, Селия поднялась и всмотрелась в нее. Белые нити вырастали из лица Нелл, подрагивали, падали, расщеплялись на новые нити, колыхались, словно водоросли в легком приливе. Глазные яблоки Нелл двигались под закрытыми веками. Может, ей снилось, как они вдвоем сидят на одеяле, на воле, на берегу моря? Нет, скорее всего, нет. Вероятно, Нелл снились ее дети. Она не стремилась выставлять напоказ их с Селией отношения, и ей не слишком нравилось разговаривать, но сердце у Нелл было доброе, детей она любила и постоянно им писала. Без нее будет невероятно одиноко. Какого черта, подумала Селия и тоже решила прилечь. 3 В тридцати милях к востоку от женской тюрьмы Дулинга, примерно в то время, когда засыпала Нелл, два брата сидели прикованными к скамье в суде округа Кофлин. Лоуэлл Грайнер думал об отце и самоубийстве, более предпочтительном варианте в сравнении с тридцатилетним сроком в тюрьме штата. Мейнард Грайнер думал о зажаренных на открытом огне ребрышках, которые съел несколькими неделями раньше, буквально перед арестом. Ни один из мужчин понятия не имел, что творится в мире. Охранявшему их судебному приставу до смерти надоело ждать. – Какого хрена! Пойду посмотрю, не заснула ли судья Уайнер на толчке. Мне не столько платят, чтобы я весь день нянчился с такими дятлами, как вы двое. 4 Когда Селия решала составить компанию Нелл и заснуть, когда судебный пристав входил в конференц-зал, чтобы поговорить с судьей Уайнер, когда Фрэнк Джиэри бежал по лужайке перед домом, в котором раньше жил, с единственной дочерью на руках, а выгнавшая его жена бежала следом – когда происходило все это, три десятка гражданских предприняли стихийную попытку штурма Белого дома. Авангард, трое молодых мужчин и одна молодая женщина, на первый взгляд безоружные, начал карабкаться на забор, огораживавший Белый дом. – Дайте нам противоядие! – крикнул один, спрыгивая на землю за забором. Тщедушный, с конским хвостом, в бейсболке «Чикаго кабс». Десяток агентов секретной службы с пистолетами в руках быстро окружили нарушителей, но в этот самый момент вторая, куда более многочисленная толпа, собравшаяся на Пенсильвания-авеню, преодолела заграждения и тоже атаковала забор. Полицейские в защитном снаряжении кинулись на них сзади, отдирая от забора. Прогремели два выстрела, один из полицейских покачнулся и тяжело рухнул на землю. После этого началась канонада. Взорвалась граната со слезоточивым газом, клубы пепельного дыма поплыли над мостовой, укутывая бегущих мимо людей. Микаэла Морган, в девичестве Коутс, наблюдала все это по монитору передвижной телестанции «Новостей Америки», припаркованной напротив ЦКЗ. Микаэла потерла руки. Они заметно тряслись. Глаза чесались и слезились после трех дорожек кокаина, которые она только что вдохнула с контрольной панели через свернутую трубочкой десятидолларовую купюру. На переднем плане репортажа из Вашингтона появилась женщина в темно-синем платье. Примерно того же возраста, что и мать Микаэлы, с черными с проседью волосами до плеч и ниткой жемчуга на шее. Перед собой, словно горячее блюдо, женщина несла маленькую девочку; ее укутанная белым голова безжизненно болталась. Женщина смотрела прямо перед собой и шагала, пока не вышла из кадра. – Пожалуй, еще немного нюхну. Не возражаешь? – спросила Микаэла своего техника. Он сказал ей: закидывайся (не самый удачный ответ, с учетом обстоятельств), – и протянул пакетик с белым порошком. 5 Когда разъяренная, охваченная ужасом толпа шла на штурм дома 1600 по Пенсильвания-авеню, Лайла Норкросс ехала в Дулинг. Думала она о Джареде, своем сыне, и о Шейле, его сводной сестре, дочери ее мужа. Какое необычное получалось у них семейное дерево! Не было ли какого-то сходства в очертаниях их губ, Клинта и Шейлы, в чуть приподнятых уголках рта? Была ли она лгуньей, как и ее отец? Вполне возможно. Была ли сейчас такой же уставшей, как Лайла, ощущала ли последствия вчерашнего бега и прыжков? Если да, у них было кое-что общее, помимо Клинта и Джареда. Лайла задалась вопросом, а может, ей просто заснуть и выйти из игры? Так будет гораздо проще. Несколько дней назад подобная мысль просто не могла прийти ей в голову: несколько дней назад она видела себя сильной, решительной, контролирующей ситуацию. Она когда-нибудь шла против Клинта? В свете нового озарения ей казалось, что ни разу. И до сих пор не пошла, даже когда узнала о Шейле Норкросс, девушке, носившей его фамилию, и ее, Лайлы, тоже. Размышляя обо всем этом, Лайла свернула на Мэйн-стрит. Она не обратила внимания на желто-коричневую малолитражку, которая проскочила слева и помчалась к вершине холма, с которого только что спустилась Лайла. За рулем малолитражки сидела женщина средних лет. Она везла свою мать в больницу Мейлока. На заднем сиденье автомобиля пожилой отец женщины – он никогда не был осторожным мужчиной, бросал детей в бассейн, делал трифекты, ел маринованные сосиски из потемневших от времени банок на прилавках придорожных магазинов – краем скребка для льда пытался очистить лицо жены от покрывавшей его паутины. – Она задохнется! – крикнул он. – По радио сказали, что нельзя этого делать! – крикнула в ответ женщина средних лет, но ее отец сам решал, что можно, а чего нельзя, до конца своей жизни, и продолжил очищать лицо жены. 6 Иви была практически везде. Она была мухой в «Боинге-767», ползавшей по дну высокого стакана и касавшейся лапками остатков виски с колой за секунду до того, как нос самолета коснулся поверхности океана. Мотыльком, кружившим у потолочной флуоресцентной лампы в камере Нелл Сигер и Селии Фроуд. Она была в конференц-зале окружного суда Кофлина, сидела за решеткой воздуховода, смотрела в щель блестящими черными глазами мыши. На лужайке Белого дома Иви-муравей ползла по еще теплой крови убитой девушки-подростка. В лесу, где Джаред убегал от своих преследователей, она была червем под его ногами, медленно продвигавшимся в земле, слепым и многосегментным. Иви не сидела на месте. Глава 8 1 Воспоминания о занятиях спортивным бегом в девятом классе нахлынули на Джареда, когда он мчался между деревьев. Тренер Дрейфорт тогда сказал, что Джаред «подает надежды». «У меня есть планы на тебя, Норкросс, и они включают выигрыш множества блестящих медалей» – вот что сказал тренер Дрейфорт. В конце сезона на региональных соревнованиях Джаред финишировал пятым из пятнадцати участников забега на восемь километров – выдающийся результат для новичка, – но порушил планы тренера Д., уйдя из команды ради работы в комитете подготовки ежегодных школьных альбомов. Джаред обожал последние секунды гонки, когда обретал второе дыхание, прибавлял скорость и испытывал экстаз, наслаждаясь собственной силой. Из легкой атлетики он ушел, потому что Мэри работала в комитете подготовки ежегодников. Ее избрали председателем по продажам и распространению ежегодника среди десятиклассников, и ей требовался заместитель. Преданность Джареда спортивному бегу приказала долго жить. «Запиши меня», – сказал он Мэри. «Хорошо, но у меня два условия, – ответила она. – Первое: если я умру – а это вполне возможно, потому что сегодня я съела в столовой один из этих загадочных блинчиков с мясом, – ты займешь мое место и проследишь, чтобы мне уделили целую страницу в ежегоднике выпускников. И ты должен позаботиться о том, чтобы фотография была хорошей, а не дурацкой, какую обязательно выберет моя мать». «Будет исполнено, – ответил Джаред и подумал: Я действительно тебя люблю. Он знал, что еще слишком молод. Он знал, что и она слишком молода. Но как он мог не влюбиться? Она была такой красивой, такой активной, но при этом держалась совершенно естественно, без всякого напряжения. – А второе условие?» «Второе условие… – Она схватила его голову обеими руками и принялась трясти. – Я – босс!» В этом Джаред тоже не увидел проблемы. Тут он наступил на шаткий плоский камень, выступавший из земли, и вот это превратилось в проблему, более того, в серьезную проблему, потому что он почувствовал сдвиг и резкую боль в колене. Джаред ахнул и выставил вперед левую ногу, сосредоточившись на дыхании, как его учили на тренировках, продолжая работать локтями. – Мы просто хотим поговорить с тобой! – проревел сзади Эрик. – Не будь гребаным трусом! – поддакнул Курт. Спускаясь в овраг, Джаред чувствовал, как правое колено дрожит, и сквозь удары сердца в ушах и шуршание сухих листьев под кроссовками ему вроде бы слышалось какое-то щелканье. Впереди лежала Мэллой-стрит, которая шла за школой, и в просветах между деревьями мелькал желто-коричневый автомобиль. На дне оврага правая нога Джареда подвернулась, боль стала совсем дикой, как если положить руку на раскаленную конфорку, только изнутри, и он схватился за колючую ветку, чтобы подтянуться по склону. Воздух сзади колыхнулся, словно чей-то кулак едва разминулся с затылком Джареда; он услышал, как чертыхнулся Эрик, врезавшись в кого-то. Преследователи сползли в овраг. До улицы оставалось двадцать футов; Джаред различал урчание двигателя. Он успеет! Он рванулся вперед, чувствуя знакомую эйфорию, воздух в легких внезапно понес его, подталкивая и заглушая боль в травмированном колене. И тут на краю дороги кто-то взял его за плечо и развернул к себе. Он не упал только потому, что схватился за березу. – Дай мне твой мобильник, Норкросс. – Лицо Кента стало пунцовым, прыщи на лбу полиловели. Глаза влажно блестели. – Мы просто дурачились, ничего больше. – Нет, – ответил Джаред. Он и не помнил, как подобрал айфон, но теперь сжимал его в руке. Колено словно раздулось. – Да, – настаивал Кент. – Давай его сюда. – Его дружки уже спешили вверх по склону, им оставалось преодолеть еще несколько футов. – Вы собирались нассать в ухо старой женщины! – крикнул Джаред. – Только не я! – Кент смахнул навернувшиеся слезы. – Я все равно бы не мог! У меня боязнь мочеиспускания на людях! Однако ты не пытался их остановить, мог бы сказать Джаред, но вместо этого почувствовал, как сгибается рука, а кулак выстреливает в подбородок Кента с ямочкой. Он с удовлетворением услышал, как лязгнули зубы Кента. Пока Кент валился в сорняки, Джаред сунул мобильник в карман и побежал дальше. Три болезненных прыжка привели его на желтую разделительную полосу. Он замахал руками, чтобы остановить приближавшуюся малолитражку с номерным знаком Виргинии. Джаред не заметил, что водитель развернулся на сиденье и смотрит назад. И, конечно же, не видел, что происходило на заднем сиденье малолитражки. А там ревущая, как разъяренный зверь, старуха, с лица которой свисали белые лохмотья, краем скребка для льда рвала грудь и шею своего мужа, срезавшего белую маску с лица жены. Но Джаред отметил странную, виляющую траекторию малолитражки. Он попытался уйти от столкновения и уже поздравлял себя с удачей, когда машина врезалась в него и отбросила в сторону. 2 – Эй! Руки прочь от моей Будки! – Ри привлекла внимание дежурной Лэмпли стуком в переднее окно Будки, что строжайше запрещалось. – Чего ты хочешь, Ри? – Мне надо к начальнику, дежурная. – Ри говорила громко и отчетливо, хотя необходимости в этом не было: специальные пазы под панелями пуленепробиваемого стекла позволяли Ванессе Лэмпли отлично слышать. – Мне надо к начальнику, чтобы сказать ей что-то важное. Ей, и никому больше. Извините, дежурная. Это единственный способ. По-другому никак нельзя. Ван Лэмпли приложила немало сил, чтобы обрести репутацию жесткой, но справедливой дежурной. За семнадцать лет работы в женской тюрьме Дулинга ее один раз ударили ножом и несколько раз – кулаком; ее пинали и душили, в нее бросались жидким говном, ей предлагали трахнуть себя различными способами и предметами, в том числе нереально большими или опасно острыми. Обращалась ли Ван к этим воспоминаниям во время соревнований по армрестлингу? Да, но редко, только на серьезных турнирах лиги. (Ванесса Лэмпли выступала в Тюремной лиге Огайо-Вэлли, женское отделение А.) Воспоминание о том, как ненормальная крэковая наркоманка сбросила кусок кирпича ей на голову со второго этажа крыла Б (результатом стали ушиб головы и сотрясение мозга), кстати, помогло Ван оба раза, когда она стала чемпионкой. Грамотно направленная злость была отличным топливом. Несмотря на этот не самый приятный опыт, она всегда осознавала ответственность, неразрывно связанную с предоставленной ей властью. Понимала, что никто не хотел попадать в тюрьму. Но некоторых приходилось сажать под замок. Это не приносило удовольствия, ни им, ни ей. А неуважительное отношение только усугубило бы ситуацию и для них, и для нее. И хотя к Ри у нее претензий не было – бедная девочка с большущим шрамом на лбу, который говорил любому, что жизнь для нее не была легкой прогулкой, – подобные неразумные требования Ван считала неуважительными. Негоже дергать начальника, особенно в сложившейся чрезвычайной медицинской ситуации. Ван и сама тревожилась по поводу прочитанного в Интернете насчет Авроры и приказа начальника всем остаться на вторую смену. Отправленная в карантин Макдэвид на мониторе выглядела так, будто место ей не в камере, а в саркофаге. Муж Ван, Томми, которому она позвонила домой, заявил, что с ним все будет в порядке до ее возвращения, но она ему не поверила. Томми из-за травмы тазобедренных суставов не мог ходить – и был не в состоянии поджарить себе сэндвич с сыром; до ее приезда он будет питаться маринованными огурцами из банки. Если Ван в таких обстоятельствах не теряла голову, не имела права ее терять ни Ри, ни любая другая заключенная. – Нет, Ри, придется умерить аппетиты. Можешь сказать мне или не говорить никому. Если дело действительно важное, я передам начальнику. И почему ты прикоснулась к моей Будке? Черт побери, ты знаешь, что это запрещено. Мне что, отметить в рапорте твое плохое поведение? – Дежурная… – По другую сторону пуленепробиваемого стекла Ри умоляюще сложила руки. – Пожалуйста, я не лгу. Случилось что-то неправильное, совсем неправильное, и это нужно остановить. Вы – женщина, пожалуйста, поймите меня. – Теперь она заламывала руки. – Как женщина. Хорошо? Ван Лэмпли пристально оглядела заключенную, которая стояла на приподнятой бетонной площадке перед Будкой и умоляла дежурную, словно у них было что-то общее, помимо двух Х-хромосом. – Ри, ты нарываешься. И я не шучу. – Я бы не стала врать ради призов! Пожалуйста, поверьте мне. Это касается Питерса, и дело серьезное. Начальник должна знать. Питерс. Ван потерла мощный правый бицепс, как делала всегда, если вопрос требовал размышлений. На бицепсе был вытатуирован могильный камень с надписью «ТВОЯ ГОРДОСТЬ», а под надписью – согнутая рука. Это был символ всех соперников, которых она победила: костяшки прижаты к столу, спасибо за поединок. Многие мужчины избегали состязаться с ней. Боялись оконфузиться. Ссылались на тендинит плеча, травму локтя и т. д. «Не стала бы врать ради призов» – выражение любопытное, но в некотором смысле уместное. Дон Питерс был из тех, кто врал ради призов. «Если бы я не вывихнул плечо, когда подавал в бейсбольной команде в старших классах, то справился бы с тобой в два счета, Лэмпли», – однажды объяснил ей этот маленький говнюк за пивом в «Скрипучем колесе». «Кто бы сомневался, Донни», – ответила она. Большой секрет Ри скорее всего будет пустышкой, но… Дон Питерс. Жалобы на него шли потоком, и да, понять их в полной мере могла только женщина. Ван подняла чашку кофе, о которой забыла. Содержимое давно остыло. Ладно, пожалуй, она проводит Ри Демпстер к начальнику. Не потому, что Ванесса Лэмпли вдруг смягчилась. Просто ей требовался горячий кофе. В конце концов, неизвестно, когда закончится ее смена. – Хорошо, заключенная. На этот раз пусть будет по-твоему. Возможно, я совершаю ошибку, но я это сделаю. Надеюсь, ты хорошенько подумала. – Подумала, дежурная, подумала. Я думала, думала и думала. Лэмпли вызвала Тига Мерфи, чтобы тот заменил ее в Будке. Сказала, что ей нужно чуток передохнуть. 3 Питерс стоял у «мягкой» камеры, привалившись к стене, и пролистывал страницы на мобильнике. Уголки скривившегося рта опустились вниз. – Придется тебя побеспокоить, Дон, – Клинт ткнул подбородком в дверь камеры, – но мне нужно с ней поговорить. – Никакого беспокойства, док. – Питерс выключил мобильник, и на его губах заиграла дружелюбная улыбка, такая же фальшивая, как и настольные лампы от «Тиффани», продававшиеся на блошином рынке, который раз в две недели проводился в Мейлоке. Правда состояла в другом: а) дежурный не имел права заглядывать в мобильник, находясь на посту в разгар смены; и б) Клинт не один месяц пытался добиться перевода Питерса или его увольнения. Четверо заключенных пожаловались доктору на сексуальные домогательства со стороны Питерса, но только в его кабинете, на условиях конфиденциальности. Ни одна не пожелала говорить для протокола. Они боялись последствий. Большинство этих женщин многое знали о последствиях, как в стенах тюрьмы, так и за ее пределами. – Значит, у Макдэвид та же фигня, да? Что в новостях? Тогда почему это должно касаться меня? Все, что я вижу, говорит, что это женская болезнь. Однако врач здесь вы. Как Клинт и предупреждал Коутс, полдесятка ее попыток связаться с ЦКЗ окончились безрезультатно: в трубке раздавались короткие гудки. – Я знаю не больше твоего, Дон, и да, насколько мне известно, пока нет ни одного случая заражения мужчины этим вирусом, или как там его называть. Мне нужно поговорить с арестованной. – Конечно, конечно. Питерс отомкнул верхний и нижний замки, отодвинул засовы, включил рацию. – Дежурный Питерс, впускаю дока в камеру А-десять, прием. – Он настежь распахнул дверь. Прежде чем пропустить Клинта в камеру, Питерс нацелил палец на арестованную, которая сидела на покрытой губчатым материалом койке у дальней стены. – Я буду здесь, поэтому не советую пытаться причинить вред доктору. Это ясно? Мне не хочется применять к тебе силу, но в случае необходимости я применю. Ты меня поняла? Иви не смотрела на него. Она полностью сосредоточилась на своих волосах и расчесывала их пальцами в поисках узелков. – Поняла. Приятно иметь дело с таким джентльменом. Ваша мать должна вами гордиться, дежурный Питерс. Питерс застыл в дверях, пытаясь решить, а не смеются ли над ним? Разумеется, мать им гордилась. Он служил на переднем крае борьбы с преступностью. Прежде чем он смог определиться, Клинт похлопал его по плечу. – Спасибо, Дон. Теперь дело за мной. 4 – Мисс Блэк? Иви? Я доктор Норкросс, штатный психиатр этого заведения. Вы достаточно спокойны, чтобы поговорить? Для меня важно понять, в каком вы психическом состоянии, как себя чувствуете, понимаете ли, что происходит, есть ли у вас какие-то вопросы или опасения. – Конечно. Давайте поболтаем. Заводите шарманку. – Как вы себя чувствуете? – Вполне неплохо. Правда, мне не нравится, как здесь пахнет. Какой-то устойчивый химический запах. Я привыкла к свежему воздуху. Дитя природы, можно сказать. Люблю бриз. Люблю солнце. Землю под ногами. Музыку небесных сфер. – Ясно. Тюрьма может давить. Вы ведь понимаете, что вы в тюрьме? Это исправительное учреждение для женщин, расположенное в городе Дулинг. Вам пока не предъявлено обвинение, вы не осуждены и находитесь здесь ради вашей же безопасности. Вы понимаете все, что я говорю? – Да. – Она прижала подбородок к груди и понизила голос до шепота: – Но этот парень, дежурный Питерс. Вы ведь знаете о нем, да? – Знаю о нем что? – Он берет то, что ему не принадлежит. – Что вы имеете в виду? Что именно он берет? – Я лишь поддерживаю разговор. Я думала, вы этого хотите, доктор Норкросс. Не мне вас учить, но разве вы не должны сидеть так, чтобы я вас не видела? – Нет, это в психоанализе. Давайте вернемся… – «Главный вопрос, на который нет ответа, и я тоже не могу ответить на него, несмотря на тридцать лет исследования женской души, заключается в следующем: “Чего хочет женщина?”» – Фрейд, да. Первопроходец психоанализа. Вы читали о нем? – Я думаю, большинство женщин, если вы их спросите и если они будут с вами предельно откровенны, скажут: они хотят вздремнуть. И возможно, серьги, которые подойдут ко всему, а так, разумеется, не бывает. В любом случае сегодня большие распродажи, док. После пожара. Я знаю один трейлер. Он немного поврежден, в стене небольшая дыра, но заделать ее – пара пустяков, и я уверена, вы можете получить его бесплатно. Что скажете? – Вы слышите голоса, Иви? – Не совсем. Скорее сигналы. – И как звучат эти сигналы? – Как гудение. – Как мелодия? – Как мотыльки. Для этого нужен особый слух. – То есть мои уши для того, чтобы слышать гудение мотыльков, не годятся? – Боюсь, что нет. – Вы помните, что нанесли себе травму в патрульном автомобиле? Ударились лицом о решетку? Почему вы это сделали? – Да, я помню. Я это сделала, потому что хотела попасть в тюрьму. В эту тюрьму. – Интересно. Почему? – Чтобы увидеть вас. – Я польщен. – Но вам это никак не поможет. Я про лесть. – Шериф сказала, что вы знали ее имя. Вас уже арестовывали? Постарайтесь вспомнить. Потому что будет только лучше, если мы узнаем чуть больше о вашем прошлом. Если где-то есть информация о ваших прежних арестах, мы выйдем на родственников, друзей. Иви, быть может, вам следует воспользоваться услугами адвоката? – Шериф – ваша жена. – Откуда вы знаете? – Вы поцеловали ее на прощание? – Простите? Женщина, называвшая себя Иви Блэк, наклонилась вперед, пристально глядя на него. – Поцелуй – это соприкосновение, требующее, как ни трудно поверить, работы ста сорока семи различных мышц. Прощание – слово, означающее расставание. Дальше растолковывать? Клинт нахмурился. У нее действительно было плохо с головой, связность мышления то и дело терялась, словно она находилась в неком неврологическом аналоге офтальмологического кресла и видела мир сквозь череду сменяющихся линз. – Дальше растолковывать не нужно. Если я отвечу на ваш вопрос, вы мне кое-что скажете? – Заметано. – Да. Я поцеловал ее на прощание. – Как это мило. Вы, знаете ли, стареете, вы уже не Настоящий мужчина, я это понимаю. Возможно, время от времени у вас мелькают сомнения: «Я все еще могу? Я по-прежнему самец?» Но вы по-прежнему желаете свою жену. Прелестно. И есть таблетки. «Спросите своего врача, подойдут ли они вам». Я сочувствую. Правда. Потому что могу понять. Если вы думаете, что старение для мужчин – тяжелое дело, позвольте вам сказать, что и для женщин это не пикник. Как только у тебя отвисают груди, половина человечества практически перестает тебя замечать. – Моя очередь. Откуда вы знаете мою жену? Откуда вы знаете меня? – Это неправильные вопросы. Но я отвечу на правильный для вас вопрос. «Где была Лайла прошлой ночью?» Вот правильный вопрос. А вот ответ: не на Маунтин-Рест-роуд. И не в Дулинге. Она кое-что о вас узнала, Клинт. И сейчас она такая сонная. Увы. – Узнала о чем? Мне нечего скрывать. – Думаю, вы в это верите, что свидетельствует о том, сколь глубоко вы запрятали свой секрет. Спросите Лайлу. Клинт встал. В камере было жарко, и он вспотел. Этот разговор не имел ничего общего ни с одной ознакомительной беседой с заключенной, которых за свою карьеру он провел множество. Она была шизофреничкой, никаких сомнений, а некоторые из них очень чутко улавливали намеки и устанавливали причинно-следственные связи, но Иви проделывала это нереально быстро, и ее поведение разительно отличалось от поведения шизофреничек, с которыми ему доводилось общаться. И как она могла узнать о Маунтин-Рест-роуд? – А вы, Иви, часом, не были на Маунтин-Рест-роуд прошлой ночью? – Вполне возможно. – Она подмигнула ему. – Вполне возможно. – Благодарю вас, Иви. Уверен, скоро мы поговорим вновь. – Разумеется, поговорим. Буду ждать с нетерпением. – Во время разговора она неотрывно смотрела на него – в отличие от не получавших лечения шизофреничек, с которыми ему приходилось иметь дело, – но теперь снова принялась расчесывать пальцами волосы. Нашла очередной узел, дернула, хмыкнула, когда он с треском распутался. – И еще, доктор Норкросс… – Да? – Ваш сын пострадал. Сожалею. Глава 9 1 Дремавший в тени клена Уилли Бурк, волонтер АХов, смотрелся весьма живописно: голова на скатанном желтом пожарном бушлате, слабо дымящаяся трубка на груди линялой рубашки. Хорошо известный и за браконьерство на воде и на суше, и за варку крепкого самогона, но ни разу не попавшийся ни на одном из этих правонарушений, он в полной мере соответствовал девизу штата, красивой фразе на латыни, которая переводилась как «горцы всегда свободны». Седая борода семидесятипятилетнего Бурка топорщилась, ветхая шляпа «кейсон» с парой прикрепленных к фетру блесен лежала рядом. Если бы кто-то захотел поймать его за те самые разнообразные нарушения, труда бы это не составило, но Лайла на все закрывала глаза. Уилли был хорошим человеком и делал для города много полезного без всякой платы. Его сестра умерла от болезни Альцгеймера, но при жизни Уилли взял на себя все заботы о ней. Лайла часто видела их на обедах в пожарном депо. Даже когда сестра Уилли смотрела прямо перед собой затуманенными глазами, он пытался до нее достучаться, говорил о том о сем, резал курятину и кормил ее маленькими кусочками. Теперь Лайла стояла над ним и наблюдала, как его глазные яблоки движутся под опущенными веками. Приятно, что нашелся хоть один человек, не позволивший мировому кризису потревожить свой полуденный сон. Хотела бы она устроиться под соседним деревом и составить ему компанию. Вместо этого Лайла легко толкнула ногой резиновый сапог Уилли. – Мистер ван Винкль. Ваша жена заявила о вашем исчезновении. По ее словам, вас нет уже несколько десятилетий. Уилли открыл глаза. Он пару раз мигнул, взял трубку с груди и сел. – Шериф. – Что вам снилось? Поджог леса? – С трубкой на груди я сплю с юношеских лет. Это совершенно безопасно, если подойти к делу умеючи. А снился мне, если хотите знать, новый пикап. – Пикап Уилли, ржавый динозавр времен Вьетнамской войны, стоял на краю гравийной площадки перед трейлером Трумана Мейвезера. Лайла поставила свой патрульный автомобиль рядом с пикапом. – Так что тут произошло? – Она обвела рукой лес и окруженный желтой лентой трейлер. – Пожар потушен? Только вашими стараниями? – Мы залили взорвавшийся ангар, в котором варили мет. А также его разлетевшиеся обломки. Много обломков. Нам повезло, что здесь не слишком сухо. Но запах исчезнет не сразу. Все остальные уехали. А я решил подождать, посторожить место преступления и все такое. – Уилли со стоном поднялся. – Мне следует знать, почему в стене дыра размером с мяч для боулинга? – Нет, – ответила Лайла. – У вас начнутся кошмары. Можете уезжать, Уилли. Спасибо, что не допустили распространения огня. Лайла направилась к трейлеру по хрустевшему под ногами гравию. Кровь, запекшаяся на стене вокруг дыры, потемнела, стала коричнево-малиновой. Помимо запахов гари и озона с места взрыва, кисловато пахло живой плотью, оставленной жариться на солнце. Прежде чем нырнуть под желтую ленту, Лайла достала носовой платок и прижала к носу и рту. – Ладно, я поехал, – произнес Уилли. – Наверное, уже четвертый час. Пора перекусить. И вот что еще. Должно быть, тут идет какая-то химическая реакция, там, за остатками ангара. Я так считаю. – Несмотря на высказанное желание уехать, Уилли определенно никуда не торопился. Он набивал трубку, доставая табак из нагрудного кармана рубашки. – Вы о чем? – Посмотрите на деревья. На землю. Похоже на «платочки фей», но липкие. Клейкие. И толстые. Так что это не они. – Да. – Она понятия не имела, о чем он говорит. – Конечно, это не «платочки фей». Послушайте, Уилли, мы арестовали кое-кого за убийство… – Да, да, слышал по моему сканеру. Трудно поверить, что женщина могла убить двоих мужчин и пробить стену трейлера, но женщины становятся сильнее, если хотите знать мое мнение. Все сильнее и сильнее. Гляньте, к примеру, на Ронду Раузи. Лайла не имела понятия и о том, кто такая Ронда Раузи. Единственной необычайно сильной женщиной в этих краях, которую она знала, была Ванесса Лэмпли, которая дополняла тюремное жалованье призами на турнирах по армрестлингу. – Вы знаете эти места… – Ну, не как свои пять пальцев, но знаю, – согласился он, добавив табака в трубку и уминая его пожелтевшим от никотина большим пальцем. – Эта женщина каким-то образом добралась сюда, и я сомневаюсь, что пешком. Где, по-вашему, она могла припарковаться? В стороне от дороги? Уилли поднес к трубке спичку и задумался. – Знаете что? В полумиле отсюда проходит ЛЭП Аппалачской энергетической компании. – Он указал в сторону взорванного ангара. – Идет до самого округа Бриджер. На внедорожнике можно съехать на просеку с Пенниуорт-лейн, хотя я бы не стал этого делать на любом автомобиле, купленном на мои деньги. – Он посмотрел на солнце. – Мне пора. Если потороплюсь вернуться на станцию, успею на «Доктора Фила». 2 В трейлере не было ничего такого, чего не сфотографировали бы Терри Кумбс и Роджер Элуэй, и не было ничего, что помогло бы разобраться с появлением Иви Блэк на месте преступления. Ни мешка, ни кошелька[22]. Лайла оставалась в трейлере, пока не услышала, как дребезжащий пикап Уилли покатил к шоссе. Тогда она вышла, пересекла гравийную площадку перед трейлером, вновь нырнула под желтую ленту и пошла к взорванному ангару. В полумиле, сказал Уилли, и хотя густая растительность не позволяла Лайле увидеть опоры ЛЭП с того места, где она стояла (и мечтала о противогазе: здесь по-прежнему воняло химикатами), до нее доносилось гудение проводов, снабжавших электроэнергией дома и предприятия этого маленького уголка Триокружья. Люди, жившие неподалеку от опор, заявляли, что те вызывают рак, и прочитанные Лайлой газетные публикации вроде бы подтверждали эту версию. А как насчет карьерных отвалов? Или отстойников, загрязнявших грунтовые воды? Может, виновника следовало искать там? Или в пище, скажем, в различных рукотворных специях, сочетания которых приводили к всевозможным болезням – злокачественным опухолям, легочным заболеваниям, хроническим головным болям? И вот теперь новая болезнь, подумала Лайла. Что стало причиной ее появления? Точно не угольные отходы, раз ею заболевали по всему миру. Она пошла на гудение проводов, буквально через пять-шесть шагов увидела первый из «платочков фей» и поняла, о чем говорил Уилли. Обычно они попадались по утрам, паутинки, блестевшие росой. Лайла опустилась на колено, потянулась к клочку полупрозрачной белизны, потом сообразила, что лучше ее не трогать. Подняла палочку, сунула конец в паутину. Тонкие нити прилипли, а затем испарились или растворились в дереве. Такого просто быть не могло. Шутка, сыгранная ее усталыми глазами. Другого объяснения не было. Она подумала о коконах, которые росли на заснувших женщинах, и задалась вопросом, не то ли это самое вещество? Одно казалось очевидным, даже для такой уставшей женщины, как она: паутинное пятно напоминало след. – По крайней мере, мне это очевидно, – объявила она вслух. Достала мобильник из чехла на ремне, сфотографировала. За первым следом виднелся второй, дальше – третий, четвертый… Никаких сомнений. Кто-то шел к ангару и трейлеру. Белая паутина висела на паре стволов, образуя контуры ладони, словно человек то ли прикоснулся к дереву, проходя мимо, то ли оперся на него, отдыхая или прислушиваясь. И что это было за дерьмо? Если Иви Блэк оставляла паутинные следы, как вышло, что ничего такого не обнаружилось на заднем сиденье патрульного автомобиля Лайлы? По следам Лайла поднялась на холм, потом спустилась в узкий овраг – местные вроде Уилли Бурка называли такие балкой или буераком, – поднялась на другой холм. Здесь виргинские сосны росли гуще, борясь за пространство и солнечный свет. С некоторых ветвей свисала паутина. Лайла сделала фотографии, двинулась к опорам ЛЭП и яркому солнечному свету впереди. Нырнула под низкую ветвь, вышла на поляну и остановилась, широко раскрыв глаза. На мгновение усталость как рукой сняло, столь велико было изумление. Я этого не вижу, подумала Лайла. Я заснула, может, в своем патрульном автомобиле, может, в трейлере покойного Трумана Мейвезера, и мне это снится. Несомненно, снится, потому что ничего такого не существует в Триокружье или к востоку от Скалистых гор. Нигде не существует, во всяком случае, на Земле, в эту эпоху. Лайла замерла на границе поляны, запрокинув голову, уставившись вверх. Тучи мотыльков порхали вокруг, коричневые в тени, переливчато-золотые на солнце. Она где-то читала, что самое высокое дерево на Земле – секвойя – вырастает до четырехсот футов. Дерево в центре поляны казалось выше, и это была не секвойя. Такого дерева Лайла не видела никогда. Оно немного напоминало баньяны с Пуэрто-Рико, где они с Клинтом провели медовый месяц. Но это… нечто… возвышалось на гигантском подиуме из корней, и толщина некоторых составляла двадцать, а то и тридцать футов. Ствол – десятки переплетенных колонн – оканчивался огромными ветвями с листьями-папоротниками. Дерево будто сияло собственным светом, окруженное аурой. Вероятно, это была иллюзия, вызванная лучами клонившегося к западу солнца, которые сверкали в просветах сплетенных стволов, но… Но ведь все дерево было иллюзией, верно? Деревья не вырастают до пятисот футов, и даже если бы это и выросло – при условии, что оно было настоящим, – она увидела бы его от трейлера Мейвезера. Терри и Роджер увидели бы его. Уилли Бурк точно увидел бы. С облака папоротников над головой взметнулась в небо стая птиц. Зеленых, и поначалу Лайла решила, что это попугаи, но они были слишком маленькими. Они взяли курс на запад – выстроившись клином, словно утки, боже ты мой, – и исчезли. Лайла достала наплечный микрофон, попыталась вызвать Линни. Услышала лишь устойчивый треск помех, и почему-то ее это не удивило. Не удивилась она и красной змее – толще накачанного бицепса Ван Лэмпли и не менее трех ярдов в длину, – которая выползла из вертикальной расщелины в этом удивительном сером стволе. Расщелины размером с дверной проем. Змея подняла голову, формой похожую на лопату, и посмотрела в ее сторону. Черными глазами оглядела Лайлу с холодным интересом. Язык попробовал воздух, исчез. Змея стремительно заскользила вверх по излому ствола и аккуратными кольцами обвила ветвь. Голова покачивалась, как маятник. Непроницаемый взгляд по-прежнему не отрывался от Лайлы, теперь изучая ее вверх ногами. Из-за дерева послышалось низкое, горловое рычание, из теней вышел белый тигр с ярко-зелеными глазами. Внезапно появился павлин, качая головой, распустив великолепный хвост, издавая повторяющиеся звуки, в которых слышалась вопросительная интонация: Ии? Ии? Ии? Ии? Вокруг павлина вились мотыльки. В семье Лайлы хранился экземпляр иллюстрированного «Нового завета», и эти насекомые напомнили ей венец, который всегда был на голове Иисуса, даже когда тот младенцем лежал в яслях. Красная змея соскользнула с ветви, пролетела последние десять футов и приземлилась между тигром и павлином. Втроем они двинулись к застывшей на опушке Лайле. Тигр неторопливо переставлял лапы, змея ползла, павлин подпрыгивал и квохтал. Лайла ощутила безмерное и глубокое облегчение: да, да, это сон, определенно сон. Должен быть. Не только этот момент, не только Аврора, но и все остальное, начиная с весеннего заседания комитета учебных программ Триокружья, которое прошло в актовом зале средней школы Кофлина. Она закрыла глаза. 3 В комитет учебных программ она попала благодаря Клинту (ирония судьбы: он сам заложил под себя бомбу). Случилось это в 2007 году. В «Вестнике Триокружья» появилась статья об отце ученицы одиннадцатого класса средней школы Кофлина, который собирался приложить все силы для того, чтобы книгу «Ты здесь, Бог? Это я, Маргарет» изъяли из школьной библиотеки. В статье приводилась цитата отца, что эта книга – «чертов атеистический трактат». Лайла не могла поверить своим глазам. В тринадцать лет она обожала этот роман Джуди Блум и по себе знала, каково это – быть девочкой-подростком, перед которой вдруг воздвиглась взрослая жизнь, словно странный, наводящий ужас новый город, в чьи ворота придется войти, хочешь ты этого или нет. «Я обожала эту книгу!» – Лайла протянула газету Клинту. Она вырвала его из привычной грезы наяву, когда он сидел у столешницы и смотрел сквозь стеклянные двери во двор, рассеянно потирая пальцами левой руки костяшки правой. Клинт взглянул на статью. «Извини, милая, но книгу придется сжечь. Прямой приказ генерала Иисуса». – Он вернул ей газету. «Это не шутка, Клинт. Этот тип требует изъять книгу из библиотеки именно по той причине, по которой девочкам нужно ее читать»[23]. «Согласен. И я знаю, что это не шутка. Так почему бы тебе не вмешаться?» Лайла любила его за это. Он умел ее подстегнуть. «Хорошо. Вмешаюсь». В статье упоминалась спешно сформированная группа родителей и заинтересованных граждан, которая называлась комитет учебных программ. Лайла записалась. И чтобы укрепить свою позицию, привлекла на помощь свой опыт работы в полиции, сделала то, что умеет любой хороший полицейский: обратилась к населению. Лайла попросила всех местных жителей, придерживавшихся таких же взглядов, прийти на заседание комитета и защитить книгу. Благодаря своей должности она достаточно легко организовывала группу поддержки. Долгие годы Лайла улаживала жалобы на слишком громкий шум, понижала градус споров из-за собственности, ограничивалась предупреждениями вместо штрафов за превышение скорости и в целом показывала себя ответственным и благоразумным представителем закона, а это приносило плоды. «Кто все эти чертовы женщины?» – воскликнул заваривший кашу отец в начале следующего заседания комитета учебных программ, потому что все они были женщинами – и их было много, а он один. «Маргарет» удалось спасти, а Джуди Блум прислала благодарственное письмо. Лайла осталась в комитете учебных программ, но больше таких противостояний, как с «Маргарет», не возникало. Члены комитета читали новые книги, которые предлагалось добавить в учебные программы и библиотеки средних школ Триокружья, и слушали лекции местных учителей английского языка и литературы и библиотекарей. Комитет больше напоминал книжный клуб, чем политическое собрание. Лайла получала от заседаний огромное удовольствие. И, как и с книжными клубами, пусть иной раз туда и заглядывал мужчина, подавляющее большинство составляли обладательницы двух Х-хромосом. Последнее заседание было в прошлый понедельник. На школьную автостоянку Лайла возвращалась с Дороти Харпер, пожилой женщиной, членом книжного клуба «Первый четверг» и одной из тех, кого Лайла привлекла к защите «Маргарет». «Вы, должно быть, гордитесь вашей племянницей Шейлой. – Дороти опиралась на трость, на плече у нее висела цветастая сумка, достаточно большая, чтобы вместить младенца. – Говорят, она поступит в один из университетов Первого дивизиона по баскетбольной стипендии. Это же прекрасно. – Помолчав, Дороти добавила: – Разумеется, еще слишком рано об этом говорить, она только в десятом классе. Но в пятнадцать лет девочки редко попадают в газетные заголовки». Лайла едва не сказала, что Дороти ошибается: у Клинта не было брата, а у нее – племянницы. Но в возрасте Дороти Харпер люди часто путали имена и фамилии. Поэтому она пожелала старушке спокойной ночи и поехала домой. Однако Лайла работала в полиции, и ей платили за любопытство. Следующим утром, в минуту затишья, она вспомнила разговор с Дороти Харпер и набрала «Шейла Норкросс» в «Файрфоксе». По первой же ссылке обнаружилась спортивная статья с заголовком «КОФЛИНСКИЙ ФЕНОМЕН ВЕДЕТ «ТИГРОВ» В ФИНАЛ ТУРНИРА». Феноменом оказалась пятнадцатилетняя Шейла Норкросс. То есть с фамилией Дороти Харпер все-таки ничего не напутала. В Триокружье могли жить другие Норкроссы, как знать? Лайла точно не знала. В конце статьи упоминалась гордившаяся своей дочерью мать. Фамилия у нее была другая – Паркс. Шеннон Паркс. В голове Лайлы звякнул звонок. Двумя годами раньше, когда Джаред решил заняться спортивным бегом, Клинт мимоходом упомянул это имя: сказал, что друга, убедившего его в том же возрасте заняться бегом, звали Шеннон Паркс. Лайла тогда решила, что Шеннон Паркс – мужчина, пусть и с необычным элегантным именем. Она это запомнила, потому что ее муж крайне редко говорил о своем детстве и отрочестве, а когда говорил, его слова производили впечатление на Лайлу. Он вырос в приемной семье. Многих подробностей Лайла не знала… эй, кого она обманывала? Она не знала никаких подробностей. Могла сказать только одно: Клинту пришлось нелегко. Она чувствовала, как он вспыхивал, стоило коснуться этой темы. Если Лайла заговаривала о ребенке, которого забирали у родителей и передавали под опеку, Клинт сразу замыкался в себе. Он утверждал, что эта тема не вызывает у него негативных эмоций. «Просто наводит на размышления». И Лайла, понимавшая, что в семейной жизни не следует быть копом, не пыталась что-то выяснить. Не то чтобы это давалось ей легко или она не испытывала искушения. Пользуясь служебным положением, она могла получить доступ ко всем судебным материалам. Но она держалась. Если любишь человека, надо признавать его право на личное пространство. У каждого есть комнаты, в которые он не желает заглядывать. Кроме того, она верила, что когда-нибудь Клинт ей расскажет. Все. Но. Шейла Норкросс. В комнате, куда он не хотел заходить и куда Лайла по глупости рассчитывала когда-нибудь с его приглашения попасть, оказалась женщина – не мужчина, а женщина – по имени Шеннон и фотография девушки-подростка, чья улыбка, озорная и кривящая правый уголок рта, напомнила Лайле не одного хорошо знакомого ей мужчину, а двух: мужа и сына. 4 Далее последовало простое двухэтапное расследование. На первом этапе Лайла нарушила закон, впервые не только за свою службу, но и за всю жизнь. Она позвонила директору средней школы Кофлина и безо всякого судебного постановления попросила прислать ей копию личного дела Шейлы Норкросс. Директор испытывал давнюю благодарность за благополучное разрешение шумихи вокруг «Маргарет», и Лайла заверила его, что к самой Шейле Норкросс все это не имеет никакого отношения, но поможет расследованию преступных действий одной банды. Директор без колебаний отправил ей по факсу копию личного дела. Он так доверял Лайле, что ради нее с радостью тоже нарушил закон. Из документов следовало, что Шейла Норкросс была девочкой умной, хорошо успевала по английскому и литературе, еще лучше – по математике и научным дисциплинам. Средний балл составлял три целых восемь десятых, учителя полагали ее несколько заносчивой, но обаятельной, прирожденным лидером. Шеннон Паркс, ее мать, числилась единственной попечительницей Шейлы. Клинтон Норкросс значился ее отцом. Родилась Шейла в 2002-м, через год с небольшим после Джареда. До баскетбольного матча Любительского спортивного союза в среду вечером Лайла говорила себе, что не уверена. Разумеется, неуверенность выглядела бессмыслицей, правда смотрела на нее со страниц личного дела, да и нос Клинта, перешедший по наследству Шейле, рассеивал последние сомнения, но Лайле нужно было как-то держаться. Она твердила себе, что сначала должна увидеть эту девушку, увидеть Шейлу Норкросс, выдающуюся разыгрывающую защитницу, слегка заносчивую, но обаятельную ученицу со средним баллом три целых восемь десятых. Лайла притворялась, будто работает под прикрытием и ее задание – убеждать Клинта, что она – по-прежнему та самая женщина, на которой он женат. «Ты выглядишь задумчивой», – сказал ей Клинт во вторник вечером. «Извини. Возможно, причина в том, что у меня роман с одним из сотрудников, – ответила она. Именно это сказала бы та Лайла, которую Клинт считал своей женой. – Только об этом и думаю». «Понимаю, – кивнул Клинт. – Это Линни, верно?» И он привлек Лайлу к себе, чтобы поцеловать, а она даже ответила на поцелуй. 5 Потом она перешла ко второй части расследования: наблюдению. Облюбовала местечко на последних рядах трибун и смотрела, как разминается команда Триокружья. Шейлу Норкросс, номер тридцать четыре, она узнала сразу. Девушка выполнила бросок в кольцо с отскоком мяча от щита и развернулась на пятках, смеясь. Лайла смотрела на девушку глазами детектива. Может, у тридцать четвертого номера челюсть была не такая, как у Клинта, может, держалась она иначе, но что с того? У каждого ребенка двое родителей. Во втором ряду около скамьи хозяев стояли несколько взрослых, хлопая в ладоши в такт предматчевой музыке. Родители игроков. Была ли Шеннон худенькая женщина в свитере крупной вязки? Или мать девушки – крашеная блондинка в модной кепке газетчика? Или какая-то другая женщина? Лайла не знала. Да и откуда? В конце концов, она была гостьей на этой вечеринке, причем незваной. Люди рассказывали о том, как разваливались их семьи, и обычно добавляли: «Казалось, это происходит во сне». Лайла же считала происходящее вполне реальным: крики зрителей, запахи спортивного зала. Дело было в ней, это она была эфемерной. Раздался гудок. Разминка закончилась. Шейла Норкросс подбежала к остальным игрокам, а потом сделала нечто такое, что разом отмело все сомнения, развеяло самообман. Нечто ужасное, простое и убедительное, подействовавшее куда сильнее, чем физическое сходство или школьное досье. Лайла увидела это со своего места на трибуне и поняла, что у них с Клинтом все кончено. 6 Едва закрыв глаза, чтобы не видеть приближающуюся живность, Лайла почувствовала, как на нее накатывает настоящий сон – не подползает, подступает или подскакивает, а мчится, словно неуправляемая шестнадцатиколесная фура. Панический страх обжег нервы, и она влепила себе оплеуху. Со всей силы. Глаза широко раскрылись. Ни змеи, ни тигра, ни квохтающего павлина. Ни гигантского, баньяноподобного дерева. В центре поляны рос дуб, старый, восьмидесятифутовый, великолепный представитель своего вида, но обычный. Белка сидела на одной из нижних ветвей и что-то сурово выговаривала Лайле. – Галлюцинации, – сказала себе Лайла. – Это плохо. – Она включила наплечный микрофон. – Линни. Слышишь меня? Прием. – Слышу, шериф. – Голос был слабым и далеким, но никаких статических помех. – Чем… могу помочь? Вновь появилось гудение высоковольтных проводов. Лайла и не осознавала, что раньше его не было. А не было ли? Господи, у нее совсем плохо с головой. – Не важно, Линс. Я свяжусь с тобой снова, когда выберусь отсюда. – Вы… порядке, Лайла? – Все отлично. До связи. Она вновь оглянулась. Обычный дуб. Большой, но всего лишь дуб. Лайла стала поворачивать голову, когда еще одна ярко-зеленая птица поднялась с дерева и полетела на запад, к заходящему солнцу. В том направлении, куда улетели другие птицы. Лайла крепко закрыла глаза, потом с трудом открыла. Никакой птицы. Естественно. Это ее воображение. Но следы? Они привели меня сюда. Лайла решила, что сейчас ей не до следов, гигантского дерева, странной женщины и всего прочего. Сейчас ей нужно вернуться в город, не заснув по дороге. И возможно, пора навестить одну из прекрасных аптек Дулинга. А если ничто не поможет, оставался шкаф с уликами. И все-таки… И все-таки что? Мысль пришла, но растворилась в пелене усталости. Или почти растворилась. Лайла успела ее зацепить в самый последний момент. Король Кнуд, вот о ком она подумала. Король Кнуд, повелевающий приливу обратиться вспять. Некоторые вещи сделать просто невозможно. 7 Сын Лайлы тоже не спал. Он лежал в грязном кювете на дальней стороне дороги. Мокрый, мучающийся от боли, и что-то давило ему в спину. По ощущениям – пивная банка. Этим его беды не исчерпывались, потому что он был не один. – Норкросс. Эрик. Эрик гребаный Бласс. Джаред не открывал глаз. Если они подумают, что он без сознания или даже умер, то убегут, как трусливые говнюки, каковыми они и являлись. Может, убегут. – Норкросс! – На этот раз за обращением последовал пинок в бок. – Эрик, сваливаем отсюда. – Очередной герой подал голос. Кент Дейли, визгливо, на грани паники. – Я думаю, он откинул копыта. – Или в коме. – Судя по тону, Курт не счел бы это трагедией. – Он не в коме. Прикидывается. – Однако по голосу чувствовалось, что Эрик тоже нервничает. Он наклонился. Глаза Джареда оставались закрытыми, но запах одеколона «Экс», которым пользовался Эрик, заметно усилился. Господи, он что, купается в нем? – Норкросс! Джаред не шевелился. Боже, хоть бы мимо проехал патрульный автомобиль, пусть даже с матерью за рулем, несмотря на последующие унизительные объяснения. Но кавалерия прибывала на помощь только в фильмах. – Норкросс, я пну тебя в яйца, если не откроешь глаза, и пну сильно. Джаред открыл глаза. – Отлично, – усмехнулся Эрик. – Нет ущерба – нет нарушения. Джаред, который чувствовал, что ущерб ему нанесен, да еще какой – и зацепившим его автомобилем, и этими парнями, – промолчал. Это казалось самым разумным. – Мы не причинили вреда этой отвратной старухе, да и ты выглядишь не слишком паршиво. Во всяком случае, кости сквозь штаны не торчат. Поэтому будем считать, что мы квиты. После того, конечно, как ты отдашь нам свой мобильник. Джаред покачал головой. – Какой же ты засранец. – В голосе Эрика слышалась снисходительность, словно он обращался к щенку, нагадившему на ковер. – Курт? Кент? Держите его. – Ну, Эрик, я не знаю, – заколебался Кент. – Зато я знаю. Держите его. – А если у него, это, внутренние повреждения? – спросил Курт. – Нет у него никаких повреждений. Машина едва задела его. А теперь держите. Джаред попытался отползти, но Курт прижал к земле одно его плечо, а Кент – другое. У Джареда болело все тело, особенно колено, поэтому сопротивляться смысла не было. Он ощущал непривычную вялость. Возможно, так проявлялся шок. – Мобильник. – Эрик щелкнул пальцами. – Давай сюда. И с этим парнем Мэри собиралась на концерт. С этим самым парнем. – Я потерял его в лесу. Джаред смотрел на Эрика, пытаясь не заплакать. Ничего хуже просто быть не могло. Эрик вздохнул, опустился на колени, ощупал карманы Джареда. Обнаружил прямоугольник айфона в правом переднем, вытащил. – Обязательно быть таким козлом, Норкросс? – Теперь в голосе Эрика слышались недовольство и обида: Зачем ты испортил мне день? – Козел здесь присутствует, но это не я. – Джаред моргнул, чтобы сдержать слезы. – Ты собирался помочиться ей в ухо. – Нет, не собирался, – возразил Курт. – Как ты мог такое подумать, Норкросс? Это была шутка. Мы шутили. Кент включился в разговор, словно они беседовали на равных и Джаред не лежал в канаве, прижатый к земле. – Да, мы шутили. Ничего больше. Знаешь, как в раздевалке. Не говори глупостей, Джаред. – Я это забуду, – объявил Эрик. Произнося эти слова, он постукивал пальцем по экрану айфона Джареда. – Ради Мэри. Я знаю, она твоя подруга, а мне будет гораздо больше, чем подруга. Так что на этом и закончим. Мы уходим. – Он перестал постукивать. – Ну вот: стерли видео с «облака» и все убрали. Чтобы ничего не осталось. Из канавы торчал серый камень, напоминавший Джареду высунутый серый язык, который дразнил: бе-бе-бе. Эрик несколько раз ударил о него айфон Джареда. Экран разбился, полетели куски черной пластмассы. Эрик швырнул обломки на грудь Джареду. Они соскользнули в воду на дне кювета. – Раз видео больше нет, я мог бы этого и не делать, но, если оставить в стороне Мэри, я хочу, чтобы ты понял: грязный шпион должен быть готов к последствиям. – Эрик встал. – Это ясно? Джаред промолчал, но Эрик кивнул, словно услышал ответ, которого ждал. – Вот и хорошо. Отпустите его. Кент и Курт встали и отошли. Вид у них был настороженный, словно они ждали, что Джаред тотчас вскочит и начнет махать кулаками, как Рокки Бальбоа. – Все кончено, – заявил Эрик. – Больше мы не хотим иметь дел с этой заплесневелой старой сукой, сечешь? Будет лучше, если и ты обо всем забудешь. Пошли, парни. Они оставили его в кювете. Джаред держался, пока они не скрылись из виду. Потом закрыл лицо руками и заплакал. Закончив плакать, сел, сунул остатки айфона в карман (при этом отлетело еще несколько кусков). Я – неудачник, подумал он. Бек[24] писал эту песню, представляя себе меня. Их было трое против одного, но все равно… Я – неудачник. Он захромал домой, потому что ты всегда идешь домой, когда тебе больно и плохо. Глава 10 1 До 1997 года больница Святой Терезы была уродливым зданием из шлакоблоков, которое больше напоминало многоквартирный жилой комплекс, чем больницу. Потом, когда поднялся шквал протестов из-за планов срыть горы Крапину и Обзорную, чтобы добраться до залежей угля, Угольная компания Рауберсона вложилась в грандиозный проект новой больницы. Местная газета, издаваемая либерал-демократом (для республиканского электората – все равно что коммунистом), назвала это «той же взяткой за молчание». Большинство населения Триокружья просто по достоинству оценило новые возможности. Как говорили некоторые посетители парикмахерской Бигби, в новой больнице имелась даже вертолетная площадка. Во второй половине будних дней две автомобильные стоянки – маленькая перед крылом экстренной помощи и большая перед самой больницей – обычно наполовину пустовали. Но в этот день, свернув на Хоспитал-драйв, Фрэнк Джиэри увидел, что обе стоянки забиты, так же как и разворотный круг перед главным входом. Он заметил «приус», крышку багажника которого смял припарковавшийся сзади «джип-чероки». Осколки разбитого заднего фонаря блестели на мостовой, как капли крови. Фрэнк не колебался. Они приехали на «субару-аутбэк» Элейн, и он перескочил через бордюр, чтобы встать на свободной (пока) лужайке. Там высилась только статуя святой Терезы, ранее украшавшая вестибюль старой больницы, и флагшток: звездно-полосатый флаг развевался над флагом штата, где два шахтера стояли по обеим сторонам чего-то, напоминавшего надгробие. При других обстоятельствах Элейн устроила бы ему свою фирменную выволочку: Что ты делаешь? Ты рехнулся? Кредит за машину еще не выплачен! Сегодня она промолчала. Она баюкала Нану, совсем как в прошлом, когда у нее резались зубы. Клейкая масса, покрывавшая лицо дочери, спускалась на ее футболку (любимую, которую она носила, когда настроение было не очень; именно эту футболку давным-давно – сегодня утром – растянул Фрэнк), словно нечесаная борода старого грязного старателя. Зрелище было отвратительное. Но как ни хотелось Фрэнку сорвать с дочери маску, его останавливало воспоминание о Сроднике Благовесте. Когда Элейн попыталась прикоснуться к этой белой дряни во время их гонки по городу, Фрэнк рявкнул: «Не тронь!» – и она отдернула руку. Дважды он спросил, дышит ли Нана, и Элейн ответила что да, она видит, как это отвратительное белое вещество поднимается и опускается, словно мехи, но Фрэнка такой ответ не устроил. Он протянул правую руку и положил на грудь Наны, чтобы убедиться самому. Он резко затормозил – из-под колес «аутбэка» полетела трава, – обежал автомобиль, подхватил Нану на руки, и они направились к крылу экстренной помощи. Элейн неслась впереди. Фрэнк почувствовал укол боли, увидев, что боковая молния ее слаксов расстегнута и видны розовые трусики. И это Элейн, которая всегда выглядела безупречно: аккуратная стрижка, идеальный макияж, одежда в тон. Она остановилась так резко, что он едва не врезался в нее. Перед дверьми крыла экстренной помощи собралась огромная толпа. Элейн издала странный звук, напоминавший конское ржание и выражавший разочарование и злость. – Мы никогда туда не попадем! Фрэнк видел, что и вестибюль забит людьми. У него мелькнула дикая мысль: покупатели, ломящиеся в «Уолмарт» в «черную пятницу». – Пошли в главный вестибюль, Элейн. Он больше. Мы сможем пройти через него. Элейн ринулась в указанном направлении, едва не сбив его с ног. Фрэнк последовал за ней, тяжело дыша. Он был в хорошей форме, но Нана, похоже, весила больше восьмидесяти фунтов, записанных в ее медицинскую карту при последней диспансеризации. В главный вестибюль они тоже попасть не смогли. Перед дверью не было толпы, и у Фрэнка затеплилась надежда, но внутри было не протолкнуться. – Дайте нам пройти! – крикнула Элейн, толкая в плечо приземистую, крепкую женщину в розовом домашнем платье. – Это наша дочь! На нашей дочери что-то выросло! Женщина в розовом платье, казалось, просто повела массивным плечом, но этого хватило, чтобы отбросить Элейн. – Ты не одна такая, сестричка, – сказала она, и Фрэнк заметил перед женщиной прогулочную коляску. Лица ребенка он не видел, да в этом и не было необходимости. Хватило вялых ножек и маленькой ступни в розовом носочке с надписью «Хэлло Китти». Где-то впереди, за этой толпой людей, проревел мужской голос: – Если вы здесь, потому что прочитали в Интернете сообщения о противоядии или вакцине, идите домой! На текущий момент нет ни противоядия, ни вакцины! Повторяю, НА ТЕКУЩИЙ МОМЕНТ НЕТ НИ ПРОТИВОЯДИЯ, НИ ВАКЦИНЫ! Это сообщение воспринялось криками ужаса, но никто не сдвинулся с места. Более того, все новые и новые люди входили в двери, быстро заполняя оставшиеся пустоты. Элейн повернулась, ее лицо блестело от пота, глаза безумно сверкали, в них стояли слезы. – Женский центр! Мы можем отнести ее туда! Она принялась пробираться к дверям, опустив голову, выставив вперед руки, расталкивая людей. Фрэнк последовал за ней с Наной на руках. Нога Наны задела мужчину, который держал на руках девушку-подростка с длинными светлыми волосами и неразличимым лицом. – Поосторожнее, приятель, – заметил мужчина. – Это наша общая беда. – Сам будь поосторожнее, – огрызнулся Фрэнк, протискиваясь на улицу, в его голове вновь вспыхивала надпись, как на экране поврежденного компьютера: мой ребенок мой ребенок мой ребенок Потому что сейчас ничего не имело значения, кроме Наны. Ничего на всей Божьей зеленой Земле. Он сделает все, что нужно сделать, лишь бы ей полегчало. Он отдаст жизнь, если это потребуется для ее спасения. И если это безумие, он не хочет быть разумным. Элейн уже пересекала лужайку. У флагштока, привалившись к нему спиной, сидела женщина. Она держала младенца у груди и выла. Фрэнк узнал этот звук: так выла собака со сломанной капканом лапой. Когда Фрэнк проходил мимо, женщина протянула к нему младенца, и он увидел свисавшие с затылка белые нити. – Помогите нам, – крикнула она. – Пожалуйста, мистер, помогите нам! Фрэнк не ответил. Он смотрел в спину Элейн. Та направлялась к одному из зданий на другой стороне Хоспитал-драйв. Белая по синему надпись на фасаде гласила: «ЖЕНСКИЙ ЦЕНТР. АКУШЕРСТВО И ГИНЕКОЛОГИЯ. ДОКТОРА ЭРИН ЭЙЗЕНБЕРГ, ДЖОЛИ СУРЭТТ, ДЖОРДЖИЯ ПИКИНС». Перед дверью сидели несколько людей, которые привезли заболевших родственников, но лишь несколько. Хорошая идея! Они часто приходили Элейн в голову, когда она переставала его доставать… Только почему они сидели? Это было странно. – Поторопись! – крикнула Элейн. – Поторопись, Фрэнк! – Я тороплюсь… как могу… – Он уже тяжело дышал. Она смотрела куда-то вдаль. – Нас увидели! Мы должны их опередить! Он оглянулся. Толпа надвигалась на них, пересекая лужайку, огибая брошенный на ней «аутбэк». Первыми шли те, кто нес на руках маленьких детей или младенцев. Жадно хватая ртом воздух, он проковылял по дорожке за Элейн. Ветерок шевелил белую оболочку на лице Наны. – Зря торопитесь, – сказала женщина, прислонившаяся к стене здания. Ее лицо и голос выдавали крайнюю усталость. Широко расставив ноги, она прижимала к себе маленькую девочку, того же возраста, что и Нана. – Что? – спросила Элейн. – О чем вы говорите? Но Фрэнк уже прочитал надпись на листе бумаги, прикрепленном к двери изнутри: «ЗАКРЫТО ПО ПРИЧИНЕ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ СИТУАЦИИ С АВРОРОЙ». Глупые трусливые врачи, подумал он, когда Элейн схватилась за ручку двери и дернула. Глупые эгоистичные трусливые врачи. Вам следовало открыться по причине чрезвычайной ситуации с Авророй. – У них, наверное, свои дети, – сказала женщина с маленькой девочкой. Под ее глазами темнели мешки. – Нельзя их винить. Я их виню, подумал Фрэнк. Виню так, что готов убить. Элейн повернулась к нему: – Что нам делать? Куда теперь ехать? Прежде чем он успел ответить, нахлынула толпа от крыла экстренной помощи. Седой мужчина с перекинутым через плечо ребенком – наверное, внучкой – грубо оттеснил Элейн от двери, чтобы самому попытаться ее открыть. Далее – очень быстро – произошло неизбежное. Мужчина сунул руку под незаправленную рубашку, выхватил из-за ремня оружие, нацелил в дверь и выстрелил. Даже на открытом воздухе грохот был оглушительным. Осколки стекла полетели внутрь здания. – И что у нас теперь закрыто? – спросил седой мужчина пронзительным, срывающимся голосом. Крохотный осколок стекла торчал из его щеки. – Что у нас теперь закрыто, говнюки? Он поднял оружие, чтобы выстрелить снова. Люди попятились. Мужчина, державший девочку в вельветовом комбинезоне, споткнулся о вытянутые ноги женщины, прислонившейся к стене, выставил перед собой руки и выпустил свою ношу. Девочка грохнулась оземь. Отец упал рядом с ней, и его пальцы порвали паутину на лице дочери сидящей женщины. Глаза дочери мгновенно открылись, она выпрямилась. Лицо превратилось в гоблинскую маску ненависти и ярости. Наклонившись к ладони мужчины, она откусила ему пальцы и выскользнула, словно змея, из рук матери, чтобы вонзить большой палец в его правую щеку, а остальные – в левый глаз. Седой старик развернулся и нацелил оружие – длинноствольный револьвер, как показалось Фрэнку, старинный – на извивающегося, скалящегося ребенка. – Нет, – закричала женщина, пытаясь прикрыть собой дочь. – Нет, только не мой ребенок! Фрэнк повернулся, чтобы защитить свою дочь, и врезал ногой старику в промежность. Тот ахнул и попятился назад. Вторым ударом ноги Фрэнк вышиб у него револьвер. Люди, которые спешили сюда от крыла экстренной помощи, разбегались во все стороны. Старик врезался в двери Женского центра, влетел в фойе, потерял равновесие и рухнул на осколки стекла. Его руки и лицо сочились кровью. Внучка лежала лицом вниз. (Каким лицом, подумал Фрэнк.) Элейн сжала плечо Фрэнка. – Пошли отсюда. Это безумие! Надо уходить! Фрэнк ее проигнорировал. Маленькая девочка все еще пыталась свести счеты с мужчиной, который случайно пробудил ее от неестественного сна. Ей удалось порвать плоть под его правым глазом, и теперь глазное яблоко вываливалось из глазницы, наливаясь кровью. Фрэнк не мог помочь ему, держа Нану на руках. Но мужчина и не нуждался в помощи. Он схватил маленькую девочку здоровой рукой и отшвырнул. – О нет! Нет! – заголосила ее мать и поползла за дочерью. Мужчина посмотрел на Фрэнка и произнес будничным голосом: – Похоже, этот ребенок ослепил меня на один глаз. Это просто кошмарный сон, подумал Фрэнк. Иначе не назовешь. Элейн все дергала его за рукав: – Уходим, Фрэнк! Нам надо идти! Фрэнк последовал за ней к «аутбэку», с трудом переставляя ноги. Когда проходил мимо женщины, прежде сидевшей у стены, обратил внимание, что маска на лице маленькой девочки восстанавливается с удивительной скоростью. Глаза девочки были закрыты. Ярость как рукой сняло. По лицу разлилась умиротворенность. А потом лицо исчезло под белой оболочкой. Мать подняла девочку и начала покачивать, целуя окровавленные пальцы. Элейн уже подходила к автомобилю. Она крикнула ему, чтобы не отставал. Фрэнк из последних сил прибавил шагу. 2 Джаред упал на барный стул у кухонной стойки и проглотил, не запивая, две таблетки аспирина из пузырька, который его мать держала у вазочки с мелочью. На столешнице лежала записка от Антона Дубчека по поводу вязов во дворе, с именем древесного хирурга, которого он рекомендовал. Джаред долго смотрел на этот листок. Какому хирургическому вмешательству подвергали деревья? Кто научил Антона Дубчека, почти имбецила, грамотно писать, да еще таким четким, красивым почерком? Он ведь чистил бассейны. Что он мог знать насчет деревьев? Неужели состояние и здоровье двора семьи Норкросс вновь будут иметь какое-то значение? Будет ли Антон продолжать чистить бассейны после того, как все женщины этого мира уснут? А почему, собственно, нет? Мужчинам тоже нравилось плавать. Джаред потер глаза грязными кулаками и сделал несколько глубоких вдохов. Ему требовалось успокоиться, принять душ, переодеться. Ему требовалось поговорить с родителями. И поговорить с Мэри. Зазвонил домашний телефон. Звук был странным и незнакомым. Он звонил крайне редко, разве что в годы выборов. Джаред потянулся к телефону и, конечно, сбросил его на плитки пола по другую сторону кухонной стойки. Трубка разбилась, крышка с треском отлетела, батарейки покатились по полу. Он пересек гостиную, то и дело хватаясь за мебель, чтобы не упасть, взял другую трубку со столика у кресла. – Алло? – Джаред? – Он самый. – Джаред со вздохом облегчения плюхнулся на кожаное кресло. – Как жизнь, папа? – Едва слова слетели с губ, он понял, до чего это глупый вопрос. – Ты в порядке? Я звонил тебе на мобильный. Почему ты не отвечал? Голос отца звучал напряженно, и неудивительно. Едва ли дела в тюрьме шли хорошо. В конце концов, это была женская тюрьма. И Джаред не хотел, чтобы отец тревожился из-за него, по очевидной причине: разразился беспрецедентный кризис, так что у отца хватало забот и без сыновних проблем. Конечно, эта причина была мнимой, а настоящая состояла в том, что ему было стыдно. Эрик Бласс надрал ему задницу, его телефон сломали, а перед тем как захромать домой, он лежал в кювете и плакал. Об этом он точно не хотел говорить отцу. Но не хотел и говорить, что все хорошо, потому что это была неправда. И ему не хотелось, чтобы его спрашивали, как он себя в связи со всем этим чувствует. Как он себя чувствовал? Хреново. – В школе я упал с лестницы. – Джаред откашлялся. – Не смотрел под ноги. Разбил мобильник, поэтому ты не мог до меня дозвониться. Извини. Я думаю, гарантия еще не закончилась. Схожу в «Верайзон» и… – Ничего не сломал? – Вообще-то сильно вывихнул колено. – Это все? Только колено? Скажи мне правду. Джаред задался вопросом, мог ли отец что-то знать. Вдруг кто-то видел случившееся? От этой мысли ему скрутило желудок. Он догадывался, что сказал бы отец, если бы знал: сказал бы, что любит его, что Джаред не сделал ничего плохого; сказал бы, что плохо поступили другие парни. И да, отец захотел бы убедиться, что Джаред осознает свои чувства. – Разумеется, все. С чего мне лгать? – Я ни в чем тебя не обвиняю, Джер, просто хотел убедиться. Я очень рад, что наконец до тебя дозвонился и услышал твой голос. Все очень плохо. Ты это знаешь, верно? – Да, слышал новости. – Более того, видел новости: Старая Эсси под навесом, жуткая белая маска, облепившая ее лицо. – Ты говорил с Мэри? – После ланча – нет. – Джаред добавил, что собирается позвонить ей в ближайшее время. – Хорошо. – Отец объяснил, что не знает, когда будет дома, а маму вызвали на работу, так что ему, Джареду, лучше никуда не уходить. – Если ситуация не разрешится в самом скором времени, нас ждут странные времена. Запри двери на все замки и держи телефон под рукой. – Конечно, папа, со мной ничего не случится, а тебе действительно нужно задержаться? – Выразить это словами оказалось непросто. Правда отдавала дурным тоном. Все равно что объявить вслух, что умирающий умирает. – Я хочу сказать, все заключенные – женщины. Поэтому… они все равно заснут… так? – В конце голос у него дрогнул, но он надеялся, что отец этого не заметит. Еще один вопрос – А как же мама? – уже вертелся на кончике языка, но Джаред сомневался, что сможет задать его, не расплакавшись. – Извини, Джаред, – ответил Клинт после короткой паузы. – Я пока не могу уйти. Хотел бы, но в тюрьме нехватка сотрудников. Я приеду, как только смогу, это я тебе обещаю. – И добавил, словно почувствовав, какой вопрос не решается задать Джаред: – Мама тоже приедет. Я тебя люблю. Запри двери и никуда не уходи. Если я тебе понадоблюсь, сразу звони. Джаред проглотил всю озабоченность, которая будто сконцентрировалась в горле, и сумел попрощаться. Он закрыл глаза. Несколько раз глубоко вдохнул. Больше никаких слез. Ему нужно снять грязную изорванную одежду, принять душ. После этого определенно станет лучше, хотя бы немного. Джаред поднялся и захромал к лестнице. Снаружи доносились ритмичные удары, перемежавшиеся металлическим стуком. Через стеклянную панель в верхней части двери он видел другую сторону улицы. Последний обжитой дом принадлежал миссис Рэнсом, женщине семидесяти с лишним лет, которая выпекала хлеб и сладости по месту жительства, пользуясь отсутствием в Дулинге законов о зонировании территории. Аккуратный светло-зеленый дом выделялся приоконными ящиками, которые радовали весенними цветами. Миссис Рэнсом сидела на пластмассовом стуле на подъездной дорожке и потягивала колу. Девочка лет десяти или одиннадцати – очевидно, ее внучка, Джаред полагал, что видел ее и раньше, – стучала по асфальту баскетбольным мячом, время от времени бросая его в кольцо, установленное у края дорожки. Болтая из стороны в сторону просунутым в темную бейсболку каштановым конским хвостом, девочка вела мяч по кругу, уходя от невидимых защитниц, потом остановилась и бросила мяч в кольцо. Недостаточно сгруппировалась для броска, и мяч прошел слишком высоко. Ударился о верхний край щита и отлетел на соседний участок с заросшей сорняками лужайкой перед первым из пустовавших в микрорайоне домов. Девочка побежала за мячом, топча сорняки. Мяч подкатился к крыльцу пустующего дома с неокрашенными стенами и наклейками производителя на окнах. Девочка всмотрелась в здание. Джаред попытался представить, о чем она думала. О том, как грустно, когда в доме никто не живет? Или как жутко? Или о том, как здорово пробежаться по пустым комнатам, ведя мяч? Изображать на кухне бросок из-под корзины? Джаред очень надеялся, что его отец или мать приедут в самое ближайшее время. 3 Дважды выслушав историю Ри Демпстер – второй раз для того, чтобы уловить несоответствия, которых большинство заключенных не могли избежать, если врали, – Джейнис Коутс убедилась, что молодая женщина говорит чистую правду, и отправила ее обратно в камерный блок. Несмотря на усталость из-за ночного диспута с мексиканской едой, Джейнис пребывала в приподнятом настроении. Как разрешить эту проблему, она знала. Она долго, очень долго дожидалась повода уволить Дона Питерса, и если критический момент истории Ри подтвердится, его наконец удастся прижать к стенке. Начальник вызвала Тига Мерфи и подробно объяснила, что ей нужно. А когда дежурный помедлил, добавила: – В чем проблема? Возьми резиновые перчатки. Ты знаешь, где они лежат. Он кивнул и, понурив плечи, отправился выполнять ее гадкое криминалистическое поручение. Она позвонила Клинту: – Минут через двадцать будешь на месте, док? – Да. Я собирался поехать домой и узнать, как там мой сын, но сумел дозвониться до него. – Он спал? Счастливчик. – Очень смешно. А что случилось? – Единственное хорошее за весь этот паршивый, омерзительный день. Если все пройдет как должно, я возьму Дона Питерса за задницу и уволю. Не думаю, что он поднимет на меня руку, такие применяют силу, только когда чувствуют слабость, но все-таки присутствие мужчины не помешает. Лучше перестраховаться. – С удовольствием приму участие в этой вечеринке, – ответил Клинт. – Спасибо, док. Когда она рассказала ему, что Питерс проделал с Джанетт на глазах Ри, Клинт застонал. – Мерзавец. Кто-нибудь уже говорил с Джанетт? Скажи мне, что нет. – Нет, – ответила Коутс. – В каком-то смысле в этом вся прелесть. – Она откашлялась. – Учитывая отвратительнейшие обстоятельства, ее присутствие нам даже не потребуется. Едва она закончила разговор, вновь зазвонил телефон. На этот раз позвонила Микаэла, а она не теряла времени даром. В первый день Авроры женщины не могли позволить себе терять время. 4 За двадцать два месяца работы в «Новостях Америки» Микаэла Морган по прозвищу Микки не раз видела, как гости конфузились под зноем студийных софитов, пытаясь ответить на вопросы, к которым не сумели подготовиться, или объяснить заявления, сделанные давным-давно, но сохранившиеся на видео. Однажды, к примеру, члену палаты представителей от штата Оклахома пришлось смотреть ролик с собственным высказыванием: «У большинства незамужних матерей слабые мышцы ног. Поэтому они так легко раздвигаются». Когда ведущий воскресного шоу «Интервью» попросил этого господина прокомментировать видео, тот выпалил: «Это было до того, как я принял Соспода в герце». И до конца срока коллеги (однажды во время поименного голосования) называли его представителем Соспода. Такие замечательные моменты – Ага, попался! – случались достаточно часто, но только ближе к вечеру Первого дня Авроры Микаэла впервые в жизни увидела, как человек полностью утрачивает контроль над собой. И произошло это не с гостем студии. Микаэла устроилась у монитора передвижной телестанции. Ее глаза блестели, энергия била через край – спасибо белому порошку техника. В купе в задней части фургона отдыхала под кондиционером ее следующая гостья, одна из женщин, находившихся в толпе у Белого дома, которую разогнали слезоточивым газом. Женщина была молодая и красивая. Микаэла полагала, что интервью с ней произведет сильное впечатление, отчасти потому, что она внятно излагала свои мысли, но в основном потому, что действие газа еще не прошло. Микаэла решила провести это интервью перед посольством Перу. На фоне ярко освещенного здания красные, воспаленные глаза женщины особенно выделялись. Более того, Микаэла рассчитывала, что у зрителей создастся впечатление, будто женщина плачет кровавыми слезами. Отвратительная идея, но вполне в духе «Новостей Америки». Конкуренция с «Фокс ньюс» – занятие не для слабонервных. В эфир им предстояло выйти в 16:19, сразу после завершения обсуждений в студии и рекламной паузы. Джордж Олдерсон, чья бледная кожа на голове жирно блестела сквозь редкие волосы, беседовал с психиатром-клиницистом по имени Эразм Дипото. – Случалось ли что-то подобное в истории человечества, доктор Дипото? – спросил Джордж. – Интересный вопрос, – ответил Дипото. Он был в круглых очках без оправы и твидовом костюме. Под светом прожекторов ему должно было быть жарко как в пекле, но, будучи истинным профессионалом, он словно и не потел. – Посмотри на этот жеманный ротик, – сказал техник. – Если бы он срал через такую крошечную дырку, то взорвался бы. Микаэла заливисто рассмеялась. Сказывались и кокаин, и усталость, и самый настоящий ужас, который пока уступал профессионализму, но терпеливо ждал своего часа. – Будем надеяться, что у вас найдется интересный ответ, – парировал Джордж Олдерсон. – Я думал о танцевальной чуме тысяча пятьсот восемнадцатого года, – сказал Дипото. – Тогда болезнь тоже поражала только дам. – Дам, – произнес голос за спиной Микаэлы. Это подошла протестовавшая у Белого дома женщина. – Дам. Боже ты мой. – Все началось с женщины, которую звали миссис Троффеа. Она без остановки танцевала на улицах Страсбурга шесть дней и ночей, – продолжил Дипото. – Прежде чем она свалилась без чувств, к ней присоединилось множество других женщин. Танцевальная мания распространилась на всю Европу. Сотни, может, тысячи женщин плясали в больших и маленьких городах. Многие умирали от инфарктов, инсультов, истощения. – Он самодовольно улыбнулся. – Это была простая истерия, которая со временем сошла на нет. – Хотите сказать, что с Авророй та же история? Подозреваю, многие из наших зрителей такого объяснения не примут. – Микаэла с удовлетворением отметила, что Джордж даже не пытается скрыть недоверие. Конечно, по большей части он нес вздор, но под оксфордской рубашкой билось сердце истинного новостного репортера. – Сэр, мы получаем видеоматериалы с тысячами женщин и девушек, чьи лица и тела покрыты этим волокнистым материалом, этими коконами. Заболели миллионы женщин. – Я вовсе не высмеиваю нынешнюю ситуацию, упаси Бог, – ответил Дипото. – Конечно, нет. Но физические симптомы или настоящие физические изменения в результате массовой истерии – достаточно распространенное явление. Во Фландрии, к примеру, в конце восемнадцатого столетия у десятков женщин проявились стигматы – кровоточащие кисти и стопы. И если отставить в сторону политику пола и политкорректность, я чувствую, что мы должны… Именно в этот момент Стефани Кох, продюсер «Дневных событий», ворвалась в студию. Эта высохшая дама лет пятидесяти с небольшим, заядлая курильщица, за свою жизнь навидалась всякого – и большую часть выпустила в эфир. Раньше Микаэла сказала бы, что Стеф не проймут мнения гостей, какими бы бредовыми они ни были. Но, похоже, в ее броне имелась брешь, и доктор Дипото со своими круглыми очками и жеманным ротиком сумел ее найти. – Что за хрень ты несешь, недоумок с пенисом? – крикнула она. – У меня две внучки покрыты этим дерьмом, они в коме, а ты думаешь, что это женская истерия? Джордж Олдерсон поднял руку, но Стефани отмахнулась. По ее щекам катились злые слезы, она нависла над доктором Эразмом Дипото, который вжался в спинку кресла и снизу вверх таращился на эту безумную амазонку, возникшую ниоткуда. – Во всем мире женщины изо всех сил борются со сном, потому что боятся, что, заснув, уже никогда не проснутся, а ты думаешь, это женская истерия? Микаэла, техник и протестующая смотрели на монитор как зачарованные. – Рекламная пауза! – крикнул Джордж, глядя через плечо Стефани Кох. – Мы должны сделать перерыв, друзья. Иногда ситуация накаляется. У нас прямой эфир, так что… Стефани развернулась лицом к аппаратной. – Никакой рекламной паузы! Никакой рекламной паузы, пока я не разберусь с этим дерьмовым шовинистом! – Тут она сорвала с головы наушники и принялась дубасить ими Дипото. Когда он поднял руки, чтобы прикрыть макушку, она ударила его по лицу. Из носа доктора потекла кровь. – Вот это женская истерия! – орала Стефани, колотя его наушниками. Теперь ротик доктора тоже кровоточил. – Вот как выглядит женская истерия, ты… ты… ты… БРЮКВИНА! – Брюквина? – переспросила женщина-протестующая. И начала смеяться. – Она только что назвала его брюквиной? Двое сотрудников подбежали, чтобы утихомирить Стефани. Пока они боролись, Дипото терял кровь, а Джордж Олдерсон сидел с разинутым ртом, студия исчезла, уступив место рекламе симбикорта. – Твою мать! – воскликнула протестующая. – Это было круто. – Ее взгляд сместился в сторону. – Послушайте, а мне можно? – Она смотрела на маленькую горку кокаина, высившуюся на ламинированном дневном эфирном графике техника. – Да, – кивнул он. – Сегодня за счет заведения. Микаэла наблюдала, как женщина подцепляет ногтем немного белого порошка и вдыхает его. – Класс! – Она улыбнулась Микаэле. – Теперь я готова к подвигам! – Возвращайтесь назад и присядьте, – сказала Микаэла. – Я вас позову. Но она так и не позвала женщину. Срыв Стефани Кох, прошедшей огонь, воду и медные трубы эфира, раскрыли Микки Коутс глаза. Она не просто смотрела на эту историю через объектив камеры: это была ее история. И когда ей наконец придется заснуть, она не хотела засыпать среди посторонних людей. – Остаешься за старшего, Эл, – сказала Микаэла. – Само собой, – ответил техник. – Слушай, это было потрясающе. Прямой эфир во всем его блеске. – Потрясающе, – согласилась Микаэла и вышла на тротуар. Включила мобильник. Если пробок не будет, она доберется до Дулинга раньше полуночи. – Мама? Это я. Не могу больше этим заниматься. Еду домой. 5 В десять минут четвертого Дон Питерс – его смена, начавшаяся в половине седьмого, закончилась ровно в три – сидел в Будке. Он наблюдал на мониторе за камерой 10, в которой дремала безумная женщина. Она устроилась на койке, сгорбившись, с закрытыми глазами. Лэмпли вызвали по каким-то делам, Мерфи тоже вызвали, и Дон оказался в Будке, что его вполне устраивало: он предпочитал сидеть. На самом деле он бы предпочел пойти домой, как обычно, но чтобы не злить Коутси, на этот раз решил с ней не спорить. Безумная стерва была горячей штучкой, Дон отдавал ей должное. Даже бесформенные штаны не могли скрыть длину ее ног. Он нажал кнопку на микрофоне громкой связи в камере и уже собирался разбудить ее. Да только какой смысл? Все равно они заснут, и белое дерьмо затянет их лица и тела. И каким тогда будет этот мир? С другой стороны, дороги станут безопаснее. Хорошая шутка, надо запомнить, чтобы потом поделиться с парнями в «Скрипучем колесе». Питерс отпустил кнопку. Мисс Десятая Камера закинула ноги на койку и вытянулась. Дон с интересом наблюдал, ожидая появления этой странной белой паутины, о которой прочитал в телефоне. 6 Когда-то в тюрьме жили десятки крысиных стай, насчитывавших сотни особей. Теперь осталось всего сорок крыс. Лежа с закрытыми глазами, Иви разговаривала с альфой, когтистой старой самкой, умевшей постоять за себя, чьи мысли напоминали ржавые точильные круги. Иви представляла себе мордочку альфы, покрытую сеткой рубцов, худую и прекрасную. – Почему вас так мало, подруга? – Яд, – ответила королева-воительница. – Они разбрасывают яд. Он пахнет молоком, но убивает нас. – Крыса сидела в щели между шлакоблоками, стена из которых отделяла десятую камеру от девятой. – Яд должен заставлять нас искать воду, но мы часто сбиваемся с курса и умираем, не добравшись до воды. Мучительная смерть. Эти стены наполнены нашими трупами. – Ваши страдания окончены, – сказала Иви. – Это я обещаю. Но возможно, попрошу кое-что сделать для меня, и некоторые поручения будут опасны. Это приемлемо? Как Иви и полагала, опасности королева-крыса не боялась. Чтобы возглавить стаю, она вступила в бой с королем. Оторвала ему передние лапы, а потом, вместо того чтобы прикончить, сидела и наблюдала, как он истекает кровью. Сама королева ждала для себя такой же смерти. – Приемлемо, – ответила она. – Страх – это смерть. Иви придерживалась иной точки зрения: смерть – это смерть, и ее следовало бояться, – но спорить не стала. Крысы были не слишком умны – зато искренни. С крысами можно было работать. – Спасибо. – Пожалуйста, – сказала королева крыс. – Есть только один вопрос, Мать, который я должна тебе задать. Ты держишь слово? – Всегда, – ответила Иви. – Так что мы должны сделать? – Сейчас ничего, но скоро я тебя позову. А пока тебе следует знать одно: твоей стае больше не захочется есть яд. – Правда? Иви потянулась, улыбнулась и нежно, с закрытыми глазами, поцеловала стену. – Правда, – сказала она. 7 Иви подняла голову, открыла глаза. Она смотрела прямо в камеру – и как будто на Дона. Он дернулся на стуле в Будке. Устремленность ее взгляда, то, как она уставилась на камеру сразу после пробуждения, нервировали его. Какого черта? Как она могла проснуться? Разве во сне они не должны покрываться паутиной? Эта сука провела его? Если так, то получилось у нее убедительно: расслабленное лицо, замершее тело. Дон включил микрофон. – Заключенная! Ты смотришь в камеру. Это невежливо. Да и взгляд у тебя вызывающий. У нас проблемы? Мисс Десятая Камера покачала головой: – Извините, дежурный Питерс. Сожалею насчет моего лица. Никаких проблем нет. – Извинение принято, – ответил Дон. – Больше так не делай. – И тут же добавил: – Как ты догадалась, что это я? Но на этот вопрос Иви отвечать не стала. – Думаю, начальник хочет вас видеть. И едва она произнесла эти слова, зажужжал аппарат внутренней связи. Дона Питерса приглашали в администрацию. Глава 11 1 Бланш Макинтайр провела Дона в кабинет начальника и сказала, что Коутс подойдет через пять минут. Этого Бланш делать не следовало, и она бы никогда так не поступила, если бы ее не отвлекли странные события, творившиеся в тюрьме, да и во всем мире. Руки Дона немного тряслись, когда он наливал кофе из кофейника, стоявшего в углу, аккурат под этим гребаным глупым плакатом с котенком: «ДЕРЖИСЬ». Наполнив чашку, он плюнул в черную жидкость, которая оставалась в кофейнике. Коутс, старая злобная сука, целыми днями курила и пила кофе. Дон надеялся, что простужен и зараза передастся ей. Господи, почему она не могла умереть от рака легких и оставить его в покое? Время вызова и обескураживающее предсказание этой чокнутой из камеры 10 не позволяли Дону сомневаться, что либо Сорли, либо Демпстер настучала на него. Это было плохо. Ему не следовало делать то, что он сделал. Они ждали, когда он подставится, и сразу после утренней встречи с Коутс он оказал им такую услугу. Ни один человек в своем уме не стал бы его винить. Учитывая, как давила на него Коутс и сколько хныканья этих чертовых заключенных ему приходилось выслушивать каждый день, оставалось удивляться, как он еще никого не убил, просто от раздражения. Неужели он не мог время от времени потискать кого-то из них? Боже мой, в прежние времена официантка обижалась, если ты не шлепал ее по заду. Если ты не свистел вслед женщине на улице, она спрашивала себя, к чему прихорашиваться. Они же одевались именно для того, чтобы их раздели. Да что случилось с женской половиной населения? В нынешнюю эру политкорректности женщине нельзя даже сказать комплимент. Похлопать по заду или сжать сиську – разве это не комплимент? Только глупец этого не понимает. Дон не стал бы прихватывать кого-то за зад, будь этот зад уродливым. Он мог прихватить только красивый зад. Это была игра, ничего больше. Заходил ли он иногда слишком далеко? Да. Время от времени. И здесь Дон готов был частично признать свою вину. Тюрьма – не лучшее место для женщины со здоровыми сексуальными инстинктами. Кустов больше, чем в джунглях, а копьеносцев нет. Влечения неизбежны. С потребностями не поспоришь. Взять, к примеру, эту Сорли. Возможно, на уровне подсознания, но она его хотела. Подавала множество сигналов. Покачивала бедрами по пути в столовую, проводила кончиком языка по губам, проходя мимо с охапкой ножек для стульев, бросала выразительные взгляды через плечо. Разумеется, Дону следовало избегать всех этих соблазнов, исходивших от преступниц и дегенераток, которые хватались за любую возможность подставить тебя, навлечь беду. Но он был человек. Нельзя было винить его за уступки естественным мужским желаниям. Хотя от старой, поеденной молью карги Коутс понимания не дождешься. К уголовной ответственности его привлечь не могли, он в этом не сомневался – слово крэковой шлюхи, даже двух крэковых шлюх, никогда не перевесит слова Дона в суде, – но работы он определенно мог лишиться. Начальник обещала принять меры после еще одной жалобы. Дон мерил шагами кабинет. Мрачно раздумывал над тем, не являлась ли вся кампания Коутс против него проявлением некой извращенной, ревнивой любви. Он видел фильм с Майклом Дугласом и Гленн Клоуз[25], который нагнал на него страха. Отвергнутая женщина могла пойти на многое, чтобы отравить тебе жизнь, с этим не поспоришь. Мысли его на короткое время перескочили к матери. Она как-то призналась, что советовала бывшей Дона, Глории, не выходить за него, потому что «ты, Донни, ни одной юбки не пропустишь». Конечно, этим она обидела его до глубины души, ибо Дон Питерс любил свою мать, любил ее холодную руку на своем горячечном лбу, когда болел в детстве, помнил, как она пела ему, что для нее он – свет в окошке, ее единственный свет в окошке. Чтобы собственная мать пошла против него? Что это говорило о ней? К вопросу о властных женщинах. (Он подумал, что надо бы позвонить матери и узнать, как она, но отверг эту мысль. Она большая девочка.) Сложившаяся ситуация попахивала женским заговором: соблазнить и предать. Решающим фактом было то, что эта чокнутая в камере 10 как-то узнала о вызове начальника. Он не собирался утверждать, что они все в этом замешаны, нет, он еще не выжил из ума, но не стал бы утверждать и обратное. Дон присел на край стола и случайно сбросил на пол маленькую кожаную сумку. Он наклонился, чтобы поднять ее. Сумка напоминала косметичку для зубной щетки, какую берешь с собой в поездку, но кожа была отличного качества. Дон расстегнул молнию. Бутылочка темно-красного лака (как будто цвет ногтей помешает кому-то увидеть, что Коутс – отвратительная ведьма), маникюрные ножницы, щипцы для ногтей, маленькая расческа, несколько таблеток прилосека в упаковке и… пузырек с лекарством, отпускаемым по рецепту. На этикетке Дон прочитал: Джейнис Коутс, ксанакс, 10 мг. 2 – Джанетт! Ты в это веришь? От вопроса Энджел Фицрой все внутри у Джанетт сжалось. Во что? В то, что Питерс затолкал ее за торговый автомат с колой и заставил ему подрочить? Головная боль уже перестала быть просто головной болью и превратилась в череду взрывов: бах-бах-бах! Но нет, Энджел говорила о другом. Не могла говорить об этом. Ри никогда бы никому не сказала, попыталась утешить себя Джанетт. Мысли криками разносились в черепе, едва различимые за взрывами мигрени. Потом Джанетт догадалась – как она надеялась, – о чем говорила Энджел. – Ты об этой… сонной болезни? Энджел стояла в дверном проеме камеры. Джанетт сидела на койке. Ри куда-то испарилась. До ужина коридор крыла был открыт, и все, кого отличало примерное поведение, могли по нему гулять. – Да, конечно, я об этом. – Энджел вошла в камеру, пододвинула к себе единственный стул. – Спать нельзя. Никому нельзя. Для меня это не проблема, я и так сплю мало. Никогда не спала, даже ребенком. Сон похож на смерть. Новости об Авроре казались Джанетт какой-то нелепостью. Женщины во сне обрастали коконом? Может, мигрень повредила ей мозг? Ей хотелось принять душ, но она не могла заставить себя обратиться к охраннику. Да ей бы и не позволили. В тюрьме жили по правилам. Охранники – ох, простите, дежурные – претворяли эти правила в жизнь. Ты должна делать все, что они говорят, а не то бац – плохое поведение. – У меня ужасно болит голова, Энджел. Мигрень. Не могу сейчас говорить об этом безумии. Энджел глубоко и шумно вдохнула через длинный костистый нос. – Послушай, сест… – Я тебе не сестра, Энджел. – Голова болела так сильно, что Джанетт не волновала реакция Энджел на грубость. Но Энджел продолжала гнуть свое: – Это, конечно, безумие, но реальное. Я видела Нелл и Селию. Во всяком случае, то, что от них осталось. Они заснули и теперь упакованы, как гребаные рождественские подарки. Кто-то говорил, что с Макдэвид та же история. Прощай, детка, прощай. Я наблюдала за Нелл и Селией. Эта дрянь ползет и ползет. Покрывает лица. Прямо-таки гребаный научный эксперимент. Ползет. Покрывает лица. Значит, это правда. Рассказ Энджел не оставлял в этом сомнений. И что с того? Для Джанетт все это значения не имело. Она ничего не могла поделать ни с этим, ни с чем-либо другим. Она закрыла глаза, но тут же почувствовала, как кто-то взял ее за плечо. Энджел начала ее трясти. – Что? – Ты собираешься уснуть? – Нет, пока ты задаешь вопросы и трясешь меня как грушу. Прекрати. Энджел убрала руку. – Не спи. Мне нужна твоя помощь. – Почему моя? – Потому что ты нормальная. Не такая, как большинство. У тебя голова на плечах. Ты холодна, как сталь. Может, все-таки выслушаешь, что я хочу тебе сказать? – Мне все равно. Хотя Энджел ответила не сразу, Джанетт чувствовала, как она нависает над койкой. – Это твой мальчишка? Джанетт открыла глаза. Энджел всматривалась в фотографию Бобби, прикрепленную к цветному квадрату на стене у койки. На фотографии Бобби пил через соломинку из бумажного стаканчика, а на голове у него красовалась шапка с ушами Микки-Мауса. На лице Бобби читалась очаровательная подозрительность: похоже, он опасался, что кто-то схватит стакан и шапку и даст деру. В те далекие времена ему было четыре или пять. – Да, – ответила Джанетт. – Крутая шапка. Всегда хотела такую. Завидовала детям, которые их носили. Фотография выглядит старой. Сколько ему сейчас? – Двенадцать. Эта фотография была сделана примерно за год до того, как все пошло под откос. Они с Дэмиеном повезли Бобби в Диснейуорлд. Мальчик на фотографии не знал, что его отец однажды нанесет матери лишний удар, а мать вонзит отцу в бедро шлицевую отвертку и что пока мать будет отбывать срок за убийство при смягчающих обстоятельствах, тете придется оформить над ним опекунство. Мальчик на фотографии знал другое: у пепси отменный вкус, а шапка у него крутая. – Как его зовут? Пока Джанетт думала о сыне, взрывы в голове поутихли. – Бобби. – Красивое имя. Тебе это нравится? Быть мамой? – Вопрос соскользнул с губ Энджел, прежде чем она поняла, что задает его. Мама. Быть мамой. Сердце Энджел затрепетало. Но вида она не подала. У нее были свои секреты, и она умела их хранить. – Едва ли у меня хорошо получалось. – Джанетт заставила себя сесть. – Но я люблю своего сына. Так чего ты от меня хочешь, Энджел? Что я должна сделать? 3 Позднее Клинт решит, что ему следовало догадаться о намерениях Питерса. Поначалу дежурный был слишком спокоен, улыбка на его лице совершенно не соответствовала тяжести предъявленных ему обвинений. Правда, Клинт злился, сильно злился, как не злился с юности, а потому не видел того, что ему следовало видеть. Словно в его голове была веревка, которая перетягивала коробку с плохими воспоминаниями детства. Жена Клинта сделала первый надрез, известие об Авроре – второй, собеседование с Иви – третий, а случившееся с Джанетт разорвало веревку. И теперь он думал о том, какой вред сможет причинить Дону тем или иным предметом. Он мог сломать ему нос телефонным аппаратом со стола, мог взрезать щеку подонка краем памятной таблички «Лучший служащий исправительного учреждения». А ведь Клинт приложил немало усилий, чтобы изгнать из головы все мысли о насилии. Собственно, ради этого он и выбрал психиатрию своей профессией. Что тогда сказала ему Шеннон? «Клинт, милый, если будешь и дальше лезть в драки, когда-нибудь победа окажется слишком крупной». Она имела в виду, что он кого-нибудь убьет, и, возможно, была права. Но вскоре он получил независимость по решению суда, и необходимость драться отпала. После этого, в выпускном классе, он сознательно выплескивал ярость на беговой дорожке. Эта идея тоже принадлежала Шеннон – и оказалась чертовски хорошей. «Если тебе нужны физические нагрузки, займись бегом. Так будет меньше крови». И он побежал от прежней жизни, побежал, как пряничный человечек, бежал и бежал, до медицинской школы, до женитьбы, до отцовства. Большинству детей, попавших в приемную семью, это не удавалось. Система работала против тебя. Многие из таких детей в итоге попадали в тюрьмы вроде женской в Дулинге или мужской «Львиной головы», которая располагалась дальше по дороге и, по мнению специалистов, могла в любой момент сползти по склону холма. Действительно, в Дулинге хватало девочек из приемных семей, и жили они под властью Дона Питерса. Клинту повезло. Он стал исключением из правила. Шен помогла ему в этом. Он давно о ней не думал. Но сегодня словно прорвало водопроводную магистраль, и по затопленным улицам поплыли забытые вещи. Похоже, дни катастроф также были и днями воспоминаний. 4 Клинтон Ричард Норкросс окончательно попал в систему опеки в 1974 году, когда ему исполнилось шесть лет, но документы, которые ему довелось увидеть, свидетельствовали о том, что его и раньше, пусть на время, забирали из семьи. Типичная история: юные родители, наркотики, бедность, криминальное прошлое, вероятно, проблемы с психикой. Безымянный социальный работник, проводивший собеседование с матерью Клинта, записал: «Она опасается передать сыну собственный депрессивный настрой». Отца он не помнил вовсе, от матери осталось одно воспоминание: девушка с мрачным лицом хватает его за руки и начинает трясти, умоляя перестать грызть ногти. Лайла однажды спросила его, не хочет ли он найти кого-то из родителей, если они еще живы. Клинт ответил отрицательно. Лайла сказала, что понимает, но, конечно, она не имела ни малейшего понятия, и его это вполне устраивало. Он не хотел, чтобы она понимала. Человек, за которого она вышла замуж, спокойный, уверенный в себе доктор Норкросс, сознательно отгородился от того периода своей жизни. Вот только человек не мог отгородиться от прошлого. Пережитое оставалось с ним, пока смерть или Альцгеймер не отнимали у него все. Клинт это знал. Видел на каждой сессии, которую проводил с заключенными. Свою историю ты носил как ожерелье, пахучее ожерелье из головок чеснока. Прятал ты его под воротник или выставлял напоказ, ничего не терялось. Ты сражался вновь и вновь, но не мог выиграть даже молочный коктейль. В детстве и отрочестве он жил в пяти или шести домах, но нигде и никогда не чувствовал себя дома, то есть в безопасности. И возможно, не следовало удивляться тому, что в итоге он нашел работу в исправительном учреждении. Чувства, которые испытывали заключенные, ничем не отличались от его собственных чувств в детстве и отрочестве: постоянное ощущение, что ты вот-вот задохнешься. Он хотел помочь людям, которые это чувствовали, поскольку знал, как это ужасно, как это убивает в тебе все человеческое. Вот почему Клинт решил оставить частную практику, едва приступив к работе. Хорошие приемные дома, конечно же, были, и сейчас их стало больше, но Клинту не довелось побывать ни в одном. О лучших он мог сказать, что там было чисто, а приемные родители не докучали детям, выполняя все условия, необходимые для получения от штата денег. Эти дома забывались. И это было прекрасно. Замечательно. Худшие были худшими по-разному: где-то плохо кормили, где-то жить приходилось в тесных, грязных и холодных комнатах, где-то приемные родители заставляли детей работать бесплатно, где-то дети подвергались насилию. Особенно девочки. Само собой. Лица некоторых воспитанников, живших вместе с ним, Клинт теперь вспомнить не мог, зато другие впечатались в память навсегда. Например, Джейсон, который покончил с собой в тринадцать лет, выпив бутылку дешевого очистителя для труб. Клинт мог вспомнить Живого Джейсона и мог вспомнить Мертвого Джейсона, лежащего в гробу. Тогда Клинт жил у Дермота и Люсиль Буртелл, которые держали детей не в своем красивом доме в стиле «Кейп-Код», а в длинной, похожей на сарай постройке без теплоизоляции и с фанерными полами. Буртеллы устраивали «Пятничные вечерние бои», в которых кулачными бойцами выступали шестеро их воспитанников, а призом победителю становился шоколадный молочный коктейль из «Макдоналдса». Клинт и Джейсон однажды сошлись в бою, веселя Буртеллов и их друзей. Рингом служил внутренний дворик с потрескавшимся бетоном, зрители сидели вокруг и делали ставки. Шансов у Джейсона, испуганного и медлительного, практически не было, а Клинт очень хотел коктейль. У лежавшего в открытом гробу Джейсона под глазом темнел синяк размером с пятицентовик, полученный от Клинта несколькими вечерами ранее. В следующую пятницу, после того как Джейсон выпил «Ганк-О» и навеки завязал с кулачными боями, Клинт вновь выиграл шоколадный коктейль, а потом, не думая о последствиях (по крайней мере, он такого не помнил), выплеснул его в лицо Дермоту Буртеллу. Этот поступок не вернул Джейсона к жизни, и в результате Клинта жестоко избили, но зато с тем домом он распрощался. В следующем месте, а может, через одно, Клинт делил отвратительную подвальную комнату с добрым стариной Марком. Клинт помнил, что его приемный брат отлично рисовал комиксы. У Марка люди процентов на восемьдесят состояли из носа, носа с тонкими ручками и ножками. Марк называл свои комиксы «Нос-во-всем». Он был действительно талантливым и увлеченным. Но однажды после школы Марк без всякого объяснения сказал Клинту, что выбросил все альбомы и теперь сбегает. Клинт помнил комиксы, но не лицо Марка. А вот Шеннон, Шеннон он вспоминал без труда. Она была слишком красивой, чтобы забыть. «Привет, я Шеннон. Хочешь со мной познакомиться? – Так она представилась, даже не посмотрев на Клинта, который проходил мимо, направляясь в парк. Шеннон загорала на капоте «бьюика», припаркованного у тротуара перед интернатом в Уилинге. В синем топе и черных джинсах, она улыбалась солнцу. – Ты ведь Клинт, да?» «Да», – ответил он. «Ну-ну. Что ж, встретиться с нами – одно удовольствие, верно?» – И Клинт, несмотря ни на что, рассмеялся, по-настоящему рассмеялся впервые за долгое-долгое время. Интернат в Уилинге, где он познакомился с Шеннон, стал последней остановкой его гранд-тура по системе опеки штата. Для большинства интернат служил пересадочной станцией к тюрьме в Дулинге или дурдому в Уэстоне. Уэстон, монументальная готическая психиатрическая лечебница, закрылась в 1994 году. Сейчас, в 2017-м, по ней водили мистические экскурсии. Клинт гадал, не здесь ли закончил свои дни его отец? Его мать? Или Ричи, которому в торговом центре сломали нос и три пальца парни из подготовительной школы, потому что он сказал, что не стоит смеяться над его пурпурной курткой, полученной от благотворительной организации? Или Марк? Клинт понимал, что все они не могли умереть или попасть в тюрьму, но не верил, что кто-то до сих пор дышит на свободе. Летали ли они по темным коридорам Уэстона после закрытия? Вспоминали ли его, Клинта? Радовались ли за него – или он позорил их тем, что продолжал жить? 5 Интернат в Уилинге оказался предпочтительнее многих прежних остановок. Ухмыляющийся заведующий, сунув большие пальцы в карманы серой полиэстеровой жилетки, напутствовал каждого новичка: «Наслаждайся последним годом у титьки штата, юноша!» Но он, ухмыляющийся заведующий, не хотел лишних проблем. Поэтому, пока тебе удавалось не загреметь за решетку, уходить ты мог в любое время. А также драться, трахаться и ширяться. «Но только не в стенах интерната, юноша». Клинту и Шен уже исполнилось семнадцать. Она обратила внимание на его привычку читать, на то, как он уходил в парк и сидел на скамье, делая домашнее задание, несмотря на холодную осеннюю погоду. Замечала Шеннон и кровавые царапины на руках от неприятностей, на которые он нарывался – иногда намеренно – по пути из интерната в школу и обратно. Они не могли не стать друзьями. Она давала ему советы, по большей части дельные. «Знаешь, тебе почти удалось пройти этот путь, – говорила она. – Осталось чуть-чуть продержаться и никого не убить. Пусть твой разум сделает тебя богатым». Шен говорила так, будто окружающий мир ничего для нее не значил, почему-то вызывая у Клинта желание сделать его значащим – для нее, для себя. Он начал заниматься бегом и перестал драться. Это если вкратце. Если подробно, дело было в Шеннон. Шеннон под лучами солнца, Шеннон, убеждающей его прибавить шагу, подавать заявления на стипендии, больше сидеть за книгами, меньше болтаться по улицам. Шеннон, которая по ночам игральной картой с пластиковой рубашкой (дамой пик) открывала замок на мужском этаже и проскальзывала в комнату Клинта. «Эй, – воскликнула она, впервые увидев его в спортивной форме – майке и шортах. – Если бы я правила миром, все мальчишки носили бы такие трусы». Шеннон была ослепительно красива и умна, и у нее было множество своих проблем. Клинт думал, что она, возможно, спасла ему жизнь. По ее совету он поступил в колледж. Поначалу колебался (говорил об армии), но она настояла. «Не будь дураком. Тащи свой зад в колледж!» Они потеряли друг друга: телефонные звонки стоили слишком дорого, письма отнимали слишком много времени. Прошло восемь или девять лет с его отъезда в колледж, прежде чем они встретились на Новый год в округе Колумбия. 2001-й? 2002-й? Он приехал на семинар в Джорджтаун и остался на ночь из-за поломки автомобиля. Лайла сказала, что разрешает ему куда-нибудь пойти и напиться, но запрещает целовать озабоченных женщин. Можно поцеловать озабоченного мужчину, если станет совсем невмоготу, но не более того. Бар, в котором он наткнулся на Шен, заполняли студенты. Она работала официанткой. «Эй, дружок, – сказала она Клинту, остановившись рядом с ним у стойки бара и толкнув его бедром, – вроде бы я знала парня в тюряге, который выглядел точь-в-точь как ты». Потом они долго стояли, обняв друг друга, покачиваясь из стороны в сторону. Она выглядела усталой, но вроде бы у нее все было в порядке. Им удалось выкроить минуту, чтобы побыть вдвоем в углу, под мигающей рекламой пива «Молсон». «Где ты теперь?» – спросила она. «В глубинке. Триокружье. Город называется Дулинг. День пути отсюда. Красивое место». Он показал ей фотографию четырехмесячного Джареда. «Ох, ты только посмотри на него. Ради этого стоило жить, да, Клинт? Мне нужно завести такого же». Роса заблестела на ресницах Шеннон. Вокруг кричали люди. Новый год стоял на пороге. «Эй! – попытался подбодрить он ее. – Эй! Все хорошо!» Она посмотрела на него, время вдруг сжалось, и они словно вновь стали детьми. «Правда? – спросила Шеннон. – Правда, все хорошо, Клинт?» 6 За плечом начальника, по ту сторону стекла, предвечерние тени тянулись по огороду с грядками салата и гороха, который взбирался по шпалерам из обрезков досок. Коутс говорила, обхватив пальцами кофейную кружку. Кофейная кружка. Клинту хотелось вылить ее содержимое на промежность Дона Питерса, а потом разбить кружку об его ухо. В свое время, до знакомства с Шеннон Паркс, он вполне мог это сделать. Клинт напомнил себе, что теперь он отец и муж, врач, мужчина с сединой в волосах, которому негоже попадать в ловушку насилия. В самом скором времени он закончит работу и поедет домой, к жене, сыну и красивому виду на бассейн через стеклянные двери. За молочные коктейли он дрался в другой жизни. Но он спросил себя, из чего сделана эта кофейная кружка, вдруг это особо прочная керамика, которая даже не трескается при падении на каменные плитки. – Держишься ты весьма неплохо, – отметила Джейнис Коутс. Питерс провел пальцем по усам. – Просто наслаждаюсь, представляя, как мой адвокат сделает меня миллионером благодаря этому ложному обвинению, начальник. Думаю, я куплю себе яхту. А кроме того, меня научили быть джентльменом в любой ситуации. Увольняйте меня. Имеете право, но доказательств у вас нет. Так что с нетерпением жду нашей встречи в суде. – Он перевел взгляд на Клинта, который стоял у двери. – Вы в порядке, док? Вижу, сжимаете и разжимаете кулаки, будто приспичило посрать. – Пошел на хрен, – ответил Клинт. – Ой! Как грубо. – Питерс улыбнулся, продемонстрировав желтоватые зубы. Коутс сделала маленький глоток из кружки, которую только что наполнила. Горький кофе. Но она сделала еще глоток. У нее было хорошее настроение. День, конечно, не задался, но ее дочь едет домой, и она наконец-то избавится от Дона Питерса. Среди гор фекалий иногда поблескивали жемчужины удовлетворенности. – Ты ублюдок, и тебе просто повезло, что сейчас мы не можем разобраться с тобой по полной программе. – Из кармана пиджака она достала пластиковый пакетик с застежкой. Подняла и встряхнула. Внутри лежали две ушные палочки. – Потому что у нас есть доказательства. Ухмылка Питерса поблекла, он попытался снова нацепить ее, но у него ничего не получилось. – Это твоя сперма, Малыш Донни. С автомата по продаже колы. – Коутс глотнула паршивого кофе и чмокнула губами. – Когда ситуация с Авророй устаканится и мы сможем заняться тобой как положено, ты отправишься за решетку. Хорошая новость: сексуальных маньяков держат в отдельном крыле, так что ты, возможно, выживешь. Плохая: каким бы ни был твой адвокат, сядешь ты надолго. Но не волнуйся, мы будем видеться на твоих слушаниях по условно-досрочному освобождению. Сам знаешь, я член комиссии. – Начальник наклонилась к аппарату внутренней связи и нажала кнопку вызова. – Бланш, можешь принести новый пакет кофе? Этот пить уже невозможно. – Подождала ответа, вновь нажала кнопку. – Бланш? – Убрала палец с кнопки. – Наверное, отошла. Коутс снова повернулась к сидевшему на диване Питерсу. Его ухмылка погасла окончательно. Дежурный тяжело дышал, облизывал языком губы, очевидно, представляя, какими будут последствия предъявления в суде образца ДНК в качестве вещественного доказательства. – Сейчас сдай форму и выметайся, – продолжила начальник. – Может, я зря продемонстрировала тебе наши козыри, но не устояла перед соблазном позлорадствовать. У тебя несколько дней до того, как с тобой начнут разбираться. Можешь прыгнуть в автомобиль и взять курс на Канаду. Будешь сидеть тихо, заниматься подледным ловом. – Это подстава! – Питерс вскочил. – Меня подставили! Терпение Клинта лопнуло. Он шагнул вперед, схватил невысокого дежурного за горло, прижал к стене. Дон колотил Клинта по плечам и лицу, царапал щеки. Клинт все сильнее сжимал пальцы. Чувствовал биение пульса, чувствовал, как вдавливается адамово яблоко, чувствовал, как тяжесть, раздражение и страх этого дня вытекают через пальцы, словно сок из грейпфрута. Мотылек порхал над его головой. Коснулся виска, словно поцеловал, и улетел. – Доктор Норкросс! Клинт с размаху ударил кулаком в мягкое брюхо Питерса и отпустил его. Дежурный повалился на диван и соскользнул на пол, приземлившись на руки и колени. Издал придушенный звериный звук: – Гы-гы-гы. Дверь кабинета распахнулась, и влетел Тиг Мерфи с тазером в руке. Пот блестел на щеках Мерфи, лицо побледнело. Он говорил Клинту, что все хорошо, но ничего хорошего не было, всем было плохо. – Гы-гы-гы. – Питерс начал отползать от Клинта. Мотылек потерял к Клинту всякий интерес и теперь кружил над ползущим человеком, словно провожая его к двери. – Мы как раз собирались позвать вас, дежурный Мерфи. – Коутс по-прежнему сидела за столом, словно ничего не произошло. – Мистер Питерс уже уходил, но зацепился ногой за ковер. Пожалуйста, помогите ему подняться. Свои вещи он может оставить в раздевалке. – Начальник отсалютовала Тигу Мерфи кружкой и допила кофе. Глава 12 1 – Дежурная, вы ведь знаете, что я склонна к внезапным вспышкам гнева? Энджел, стоя на почтительном расстоянии от Будки, адресовала этот риторический вопрос Ванессе Лэмпли. Стоявшая рядом Джанетт не питала иллюзий: их ждал неравный бой. За экраном Будки широкоплечая Лэмпли, сидевшая перед пультом, грозно подалась вперед. Казалось, сейчас она прыгнет и пробьет экран. Джанетт полагала, что, несмотря на внешнюю худобу, Энджел могла постоять за себя в драке, но против Лэмпли шансов у нее не было. – Фицрой, это что, угроза? Несмотря на все то дерьмо, что творится сегодня? Трое заключенных облеплены паутиной, я сижу вторую смену и устала как черт, а ты еще пытаешься испытать меня на прочность? Уж поверь мне, это плохая идея. Энджел вскинула руки. – Нет-нет-нет, дежурная. Я лишь хочу сказать, что в такой ситуации и сама не стала бы доверять себе. Список моих правонарушений говорит сам за себя, и многое осталось за кадром, хотя сами понимаете, подробностями делиться я не стану. Джанетт коснулась рукой лба и уставилась в пол. Если кто-то и собирался после условно-досрочного освобождения направить Энджел в область международной дипломатии, ему следовало подумать дважды. – Выметайся отсюда, гребаная кретинка, – сказала Лэмпли. – Поэтому я и привела с собой Джанетт. – С этими словами Энджел указала на нее: та-дам! – Да, это все меняет. – Давайте без насмешек. – Энджел опустила руку. И дружелюбия в ее лице поубавилось. – Не надо насмехаться, дежурная. – Не тебе меня учить, что надо, а что не надо, заключенная. Джанетт решила: сейчас или никогда. – Дежурная Лэмпли. Извините, мы не собирались доставлять лишних хлопот. Ван, которая уже начала грозно подниматься со стула, вновь села. В отличие от Фицрой, для которой плохое поведение было нормой, ее собственностью, как в «Монополии», Сорли отличалась дружелюбием. И согласно Ри Демпстер, этот мерзкий Питерс надругался над ней. Ван решила, что выслушает ее. – Так что там у тебя? – Мы хотим сварить кофе. Особый кофе. Который поможет всем бодрствовать. Ван держала палец на кнопке аппарата внутренней связи секунду или две, прежде чем задать очевидный вопрос: – Что значит – особый? – Крепче обычного, – пояснила Джанетт. – Вы тоже сможете его выпить, – вставила Энджел и попыталась щедро улыбнуться. – Он сразу вас взбодрит. – Только этого мне не хватало! Тюрьма, полная обдолбанных заключенных! Это будет прекрасно! Позволь догадаться, Фицрой: этот ваш тайный ингредиент – крэк-кокаин? – Ну… не совсем. Поскольку у нас его нет. И позвольте спросить: какова альтернатива? Лэмпли признала, что не знает. Вновь заговорила Джанетт: – Дежурная, если с этой Авророй не разберутся в самом скором времени, здешние женщины встревожатся. – Она еще произносила эти слова, когда до нее окончательно дошло. За исключением Моры Данбартон и еще пары заключенных, отбывавших пожизненное, остальные хотя бы видели свет в конце тоннеля: выход на свободу. Фактически Аврора гасила этот свет. Никто не знал, что будет после сна – и будет ли вообще. Как никто не знал, что будет после смерти. – Они встревожатся, начнут нервничать, испугаются, и это может стать серьезной… проблемой. – Джанетт сознательно не использовала слово «бунт», хотя имела в виду именно эту проблему. – Они уже встревожены, расстроены и напуганы. Вы сами сказали, трое наших подхватили эту заразу. Все нужные ингредиенты есть на кухне. Вы только должны пустить нас туда, а мы сделаем остальное. Послушайте, я не пытаюсь давить или гнать волну. Вы же меня знаете. Я пытаюсь сделать как лучше. Я никогда ничего не нарушала. Я просто высказываю свои опасения и предлагаю решение. – И ваш особый кофе решит проблему? Станет тем возбудителем, который позволит всем примириться с ситуацией? – Нет, дежурная, – ответила Джанетт. – Я так не думаю. Лэмпли нащупала татуировку надгробия с надписью «ТВОЯ ГОРДОСТЬ». Несколько раз прошлась по ней пальцами. Взгляд сместился вверх, к чему-то за пределами экрана. Часы, подумала Джанетт, скорее всего там часы. Лэмпли вышла в утреннюю смену. Вероятно, легла спать в девять вечера, встала в пять или в половину шестого утра и поехала на работу. Часы висели и в камере, поэтому Джанетт знала, что сейчас около пяти: день клонился к вечеру. Дежурная помотала головой на толстой шее. Джанетт заметила мешки у нее под глазами. Результат двойной смены. – Твою мать, – сказала Лэмпли. Джанетт не могла услышать ее через звуконепроницаемую перегородку, но все поняла по движению губ. Лэмпли наклонилась к аппарату внутренней связи. – Расскажи мне больше, заключенная. Просвети меня. – Я думаю, этот кофе даст всем немножко надежды. Позволит почувствовать, что что-то делается. И даст еще немного времени на разрешение ситуации. Взгляд Ван вновь метнулся вверх. Дискуссия продолжилась, превратилась в переговоры, потом вылилась в конкретный план, но именно в этот момент Джанетт поняла, что дежурная Лэмпли с ней согласна: с часами не поспоришь. 2 Клинт и Коутс остались в кабинете начальника вдвоем, но какое-то время оба молчали. Дыхание Клинта выровнялось, однако сердце продолжало учащенно биться, и он чувствовал, что кровяное давление, которое при последнем медосмотре находилось на верхней границе нормы (Лайле он об этом не сказал, у нее хватало своих забот), сейчас определенно зашкаливало. – Спасибо, – сказал он. – За что? – Ты меня прикрыла. Она потерла глаза костяшками пальцев. Клинт словно видел перед собой уставшего ребенка, который вернулся с затянувшейся игры. – Я всего лишь избавилась от гнилого яблока в нашей корзине, док. Это следовало сделать, но больше я ни от кого избавиться не могу, потому что у меня и так нехватка людей. По крайней мере, все остальные по-прежнему в строю. Клинт открыл рот, чтобы сказать: Я хотел его убить, но тут же закрыл. – Должна признать… – Джейнис так широко зевнула, что едва не вывихнула челюсть. – Я удивилась. Ты бросился на него, как Халк Хоган в славные стероидные времена. Клинт опустил голову. – Но ты мне нужен, хотя бы на короткое время. Мой заместитель, Хикс, снова сбежал, и пока он не вернется, его работу придется выполнять тебе. – Надо полагать, он поехал домой проведать жену. – Надо полагать, да, и пусть я могу его понять, но одобрить не могу. У нас здесь сотня женщин, и эти женщины для нас – главное. Я не хочу, чтобы ты терял хватку. – Я не теряю. – Надеюсь, это правда. Я знаю, прошлое у тебя не из легких. Читала твое досье… но там не было ничего о твоих талантах душителя. Конечно, вся информация о несовершеннолетних закрыта. Клинт заставил себя встретиться с начальником взглядом. – Совершенно верно. Закрыта. – Скажи мне, что происшествие с Питерсом – помутнение. – Именно так. – Скажи мне, что такого никогда не случится с женщинами. С Фицрой, например. Или с кем-то еще. К примеру, с новенькой. Иви Чудило. Должно быть, шок, отразившийся на лице Клинта, показался начальнику убедительным ответом, потому что она улыбнулась. И когда улыбка перешла в еще один зевок, зазвонил ее телефон. – Начальник. – Она стала слушать говорившего. – Ванесса? Почему ты звонишь, если в твоем распоряжении прекрасно работающий аппарат внутренней… Она продолжила слушать, и тут Клинт обратил внимание на одну странность. Трубка скользила от уха начальника к линии волос. Коутс опускала трубку, но она тут же вновь начинала двигаться вверх. Это могло быть усталостью, но выглядело иначе. Клинт даже задался вопросом, не держит ли Джейнис в столе бутылку виски, но отмел эту идею. Они с Лайлой несколько раз обедали с Коутс, и та пила только вино, причем обычно не допивала даже один бокал. Он велел себе перестать пугаться теней, но получилось не очень. Если начальник Коутс заснет, кто останется за главного до возвращения Хикси? При условии, что Хикси вернется. Лэмпли? Он? Клинт подумал о том, каково это – стать начальником тюрьмы, и с трудом подавил дрожь. – Хорошо, – сказала Коутс в трубку. – Я сказала, хорошо. Да. Пусть сделают. Объяви это по внутренней связи. Скажи общей зоне, что скоро подадут кофе. Она закончила разговор, попыталась положить трубку на рычаг, но промахнулась, и ей пришлось повторить попытку. – Черт! – сказала она и рассмеялась. – Джейнис, с тобой все в порядке? – Лучше быть не может, – ответила она, растянув последнее слово. – Только что велела Ван дать зеленый свет Фицрой, Сорли и еще парочке других, чтобы они сварили на кухне суперкофе. Вместо наркоты. – Вместо чего? Коутс тщательно выговаривала слова, напоминая Клинту пьяниц, которые пытались сойти за трезвых: – По словам Ван… а она узнала это от Энджел, нашего Уолтера Уайта[26], у нас кофе светлой обжарки, а не темной, и это хорошо, потому что в нем больше кофеина. Далее, вместо одного пакета на кофейник они собираются высыпать три. И хотят сварить гальоны. – На ее лице отразилось удивление, она облизнула губы. – В смысле, галлоны. У меня немеют губы. – Ты шутишь? – Клинт не знал, к чему это относилось, к кофе или губам. – Ты еще не слышал главного, док. Они собираются высыпать в кофе весь запас судафеда из лазарета, а его у нас много. Но прежде чем выпить кофе, залюченные… заключенные… должны будут глотнуть смели грепфрутового сока и масла. Ускоряет всасыкатие. Так утверждает Энджел, и у меня нет остопаний не… Коутс попыталась встать и упала на стул со слабым смешком. Клинт поспешил к ней. – Джэн, ты пила? Она уставилась на него остекленевшими глазами. – Нет, конено, нет. Это не покоже на выпивку. Это покоже на… – Коутс моргнула и потянулась к маленькой кожаной сумочке, которая лежала рядом с лотком для входящих и исходящих документов у нее на столе. Похлопала по ней подушечками пальцев. – Мои талбетки. Они были здесь, на столе, в моем клатче. – Какие таблетки? Что ты принимаешь? – Клинт поискал пузырек на столе, но ничего не нашел. Заглянул под стол – только катышки пыли, оставшиеся после уборки. – Зан… Зан… Твою мать… – Она откинулась на стуле. – Бай-бай, док. Ложусь спать. Клинт заглянул в корзину для мусора и там, среди смятых бумажных салфеток и оберток батончиков «Марс», обнаружил коричневый пузырек для рецептурных лекарств. Этикетка гласила: «ДЖЕЙНИС КОУТС, КСАНАКС, 10 МГ». Пузырек был пуст. Клинт поднял его, чтобы показать Джейнис, и они хором произнесли одно слово, пусть Коутс и заплетающимся языком: – Питерс. С усилием, с невероятным усилием, Джейнис Коутс выпрямилась на стуле и встретилась взглядом с Клинтом. Несмотря на остекленевшие глаза, когда она заговорила, ее язык практически не заплетался: – Задержи его, док. Прежде чем он уедет. Запри этого похотливого сукина сына в одной из камер крыла В, а ключ выброси. – Нужно, чтобы тебя вырвало, – сказал Клинт. – Сырые яйца. Я принесу с кухни… – Слишком поздно. Я отключаюсь. Скажи Микки… – Ее глаза закрылись. Она заставила их открыться. – Скажи Микки, что я ее люблю. – Ты скажешь ей сама. Коутс улыбнулась. Ее глаза стали закрываться. – Ты за старшего, док. Во всяком случае, до возвращения Хикса. Ты… – Она широко зевнула. – Обеспечь их бежопашношть, пока они вше не зашнут… а потом… обешпечь их бежопашношть, обешпечь нашу бежопашношть, пока мы… Начальник Коутс скрестила руки на столе, положила на них голову. Клинт с изумлением и ужасом наблюдал, как белые нити потянулись из волос, из ушей, из раскрасневшихся щек. Так быстро, подумал он. Чертовски быстро. Он поспешил из кабинета, чтобы попросить секретаря Коутс объявить тревогу и задержать Питерса на территории тюрьмы, но Бланш Макинтайр в приемной не было. На столе лежал бланк с логотипом тюрьмы. Бланш воспользовалась черным маркером. Клинт дважды перечитал слова, написанные крупными печатными буквами, прежде чем поверил своим глазам. УШЛА В КНИЖНЫЙ КЛУБ. Книжный клуб? Книжный клуб? Правда? Бланш ушла в свой гребаный книжный клуб? Клинт побежал по Бродвею к вестибюлю, огибая бродивших по коридору редких заключенных в мешковатой коричневой униформе, чувствуя на себе их изумленные взгляды. Добравшись до запертой двери в вестибюль, он жал кнопку аппарата внутренней связи, пока Милли Олсон, все еще дежурившая на посту, не ответила: – Господи, док, не ломайте. Что случилось? Через двойные стеклянные панели он видел, как потрепанный «шевроле» Дона Питерса выезжает из шлюза во внешние ворота. Даже видел пухлые, короткие пальцы Питерса, приложившие удостоверение к сканеру. Клинт вновь нажал кнопку. – Не важно, Милли. Не важно. Глава 13 1 По пути в город в голове Лайлы Норкросс вдруг зазвучала глупая, неприличная песенка, которую она и ее подружки распевали на улице, там, где их не могли слышать родители. И она запела ее в умирающем свете дня: – Нас ра, нас ра, нас рано разбудили,/ На ху, на ху, на хутор проводили,/ И ба, и ба… и бабочек ловили… – Как же там было дальше? А вот так. – Под же, под же, под желтыми цветами/ Нас ра, нас ра, нас радует весна… В самый последний момент Лайла осознала, что съехала с дороги и катит в подлесок, к крутому склону, на котором ее патрульный автомобиль перевернулся бы не меньше трех раз, прежде чем добраться до дна. Она обеими ногами вдавила в пол педаль тормоза, и автомобиль остановился, зависнув передним бампером над склоном. Лайла переводила рукоятку коробки передач на «парковку», когда почувствовала, как какие-то щупальца нежно ползут по щекам. Сорвала их, успела увидеть, как они тают на ладони, потом распахнула дверцу, попыталась выйти. Ремень безопасности отбросил ее обратно, на спинку сиденья. Она расстегнула ремень, вылезла, постояла, глубоко вдыхая воздух, температура которого начала понижаться. Хлопнула себя по лицу, потом еще раз. – На грани, – сказала она. Далеко внизу бежал с журчанием на восток один из маленьких ручейков – на местном сленге, речушек, – которые впадали в Болл-ривер. – На грани, Лайла Джин. Действительно, на грани. Она, конечно, заснет, какие сомнения, и эта белая паутина вырастет из ее кожи и затянет тело, но она не позволит такому случиться, пока хотя бы еще раз не поцелует и не обнимет своего сына. Это обязательство Лайла собиралась выполнить любой ценой. Вернувшись за руль, она схватила микрофон. – Четвертый, это первый. Прием. Молчание. Она уже собралась повторить вызов, когда Терри Кумбс ответил: – Первый, это четвертый. Голос звучал как-то необычно. Словно Терри подхватил простуду. – Четвертый, вы проверили аптеки? – Да. Две разграблены, одна горит. Пожарные уже на месте, так что огонь не распространится. Фармацевта в «Си-Ви-Эс» застрелили, и мы думаем, что в «Райт-эйд» не меньше одного трупа. Там пожар. Пожарные пока не могут назвать точное число жертв. – Нет. – Сожалею, шериф, но это правда. Похоже, он не простудился, а плакал. – Терри? В чем дело? Случилось что-то еще. – Я поехал домой, – сказал он. – Нашел Риту, всю в этом белом дерьме. Она задремала за столом, как всегда делает перед моим возвращением со смены. Урывает для себя пятнадцать – двадцать минут. Я ей говорил, что нельзя, она сказала, что не будет, я заехал домой, чтобы посмотреть, как она, и… – Теперь он действительно плакал. – Я уложил ее в кровать и поехал проверять аптеки, как вы и сказали. Что еще мне оставалось? Попытался дозвониться до дочери, но телефон в ее комнате не отвечает. И Рита пыталась, несколько раз. – Диана Кумбс училась на первом курсе колледжа в Университете Южной Калифорнии. Ее отец всхлипнул. – Большинство женщин на Западном побережье спят – и просыпаться не собираются. Я надеялся, может, она всю ночь не спала, занималась, была на вечеринке, но… я знаю, что это не так, Лайла. – Может, ты ошибаешься. Терри не обратил внимания на ее слова. – Но они дышат, верно? Все эти женщины и девушки дышат. Может… я не знаю… – Роджер с тобой? – Нет. Но я с ним говорил. Он нашел Джессику, укутанную с головы до пяток. Наверное, она легла спать голой, потому что выглядит как мумия в одном из этих старых фильмов ужасов. Малышка тоже спит. Упакована прямо в колыбельке, совсем как показывают по телевизору. Роджер сломался. Выл, как дикий зверь. Я пытался уговорить его поехать со мной, но куда там. Лайла разозлилась, безо всяких на то оснований, вероятно, потому, что сама чертовски устала. Раз ей нельзя сдаваться, значит, никто не имеет на это права. – Скоро ночь, и нам понадобится каждый коп. – Я ему это говорил… – Я съезжу за Роджером. Встретимся в управлении. Скажи всем, с кем сумеешь связаться, что они должны подъехать туда. В семь часов. – Зачем? Пусть привычный мир рушился, Лайла не собиралась озвучивать в эфире свои намерения: они вскроют хранилище вещественных улик и устроят маленькую нарковечеринку… со стимулянтами. – Просто скажи, чтобы подъехали. – Не думаю, что вы уговорите Роджера. – Я его привезу, даже если придется надеть на него наручники. Она задним ходом отъехала от обрыва и покатила в город. Включила мигалку, но все равно останавливалась на каждом перекрестке. В сложившейся ситуации мигалки могло оказаться недостаточно. К тому времени, когда она добралась до Ричлэнд-лейн, где жили Роджер и Джессика Элуэй, эта чертова песенка вновь зазвучала у нее в голове: «Нас ра, нас ра, нас рано разбудили…» Ее путь медленно пересек «датсун», игнорируя и мигалку, и знаки «Стоп» со всех четырех сторон перекрестка. Будь это обычный день, она бы вцепилась в этого безответственного сучьего сына мертвой хваткой. Если бы она не боролась со сном, то, возможно, даже заметила бы наклейку на заднем бампере – «ЧТО СМЕШНОГО В МИРЕ, ЛЮБВИ И ПОНИМАНИИ?» – и определила бы по ней, что автомобиль принадлежит миссис Рэнсом, которая жила чуть дальше по улице, там, где начинались пустующие дома. Будь она бодра, увидела бы, что за рулем сидит ее сын, а рядом, на пассажирском сиденье, – Мэри Пак, девушка, от которой он был без ума. Но день был необычный, глаза у нее слипались, и она проследовала к дому Элуэев на Ричлэнд-лейн, чтобы оказаться в следующем действии бесконечного кошмара этого дня. 2 У Джареда Норкросса в голове тоже крутилась фраза, пусть она и не имела ничего общего с «Нас ра, нас ра, нас рано разбудили…» Его фраза состояла из четырех слов: «Совпадение, удача, предназначение, судьба». Выбери одно или не выбирай вовсе, вероятно, это ничего не изменит. Совпадение, удача, предназначение, судь… – Ты наплевал на «Стоп», – ворвался в его мысли голос Мэри. – И я видела патрульный автомобиль. – И не говори, – ответил Джаред. Он сидел, вцепившись в руль, весь потный, учащенно бившееся сердце посылало стрелы боли в травмированное колено. Оно по-прежнему сгибалось, из чего он сделал вывод, что ничего не порвал, только растянул, но колено сильно распухло и болело. Сама идея, что его остановит коп – садиться за руль он не имел права, во всяком случае, без человека с водительским удостоверением, – была жуткой. Мать снова и снова втолковывала ему, что самое худшее, что может произойти с ней как с шерифом, это его задержание за что-то – что угодно – противозаконное. Даже если он просто выйдет из «Газетного киоска Фентона» с шоколадным батончиком, за который забыл заплатить. «И поверь мне, – добавляла Лайла, – если это станет худшим для меня, я сделаю это худшим и для тебя». Внучка миссис Рэнсом, Молли, стояла на коленях на заднем сиденье и смотрела в окно. – Нет проблем, – доложила она. – Коп проехал перекресток. Джаред немного расслабился, но по-прежнему не мог поверить, что делает это. Всего полчаса назад он сидел дома, дожидаясь звонка кого-нибудь из родителей. Потом позвонил Мэри. Она начала кричать на него, едва он успел сказать «привет». – Ты где? Я пытаюсь дозвониться до тебя целую вечность! – Пытаешься? – Может, все не так уж плохо. Девушка не станет так кричать, если ей все равно, правда? – У меня сломался мобильник. – Ладно, двигай сюда. Мне нужна помощь. – А что тебе нужно? Что не так? – Ты знаешь, что не так. Всё, если ты – девушка. – Она глубоко вдохнула и чуть понизила голос: – Мне нужно съездить в «Шопуэлл». Будь отец здесь, я бы попросила его, но он по работе уехал в Бостон. Сейчас пытается вернуться, но едва ли нам это чем-то поможет. «Шопуэлл» был самым большим супермаркетом в городе, но располагался на противоположной его стороне. Поэтому Джаред попытался ее урезонить, спокойно, по-взрослому: – «Бакалейная лавка Дулинга» гораздо ближе к твоему дому, Мэри. Я знаю, выбор там не такой богатый… – Ты будешь меня слушать? Он замолчал, испуганный едва сдерживаемой истерией в ее голосе. – Мне надо в «Шопуэлл», потому что там в отделе овощей есть одна женщина. В школе многие про нее знают. Она продает… стимуляторы мозговой активности. – Ты про мет? Молчание. – Мэри, эти вещества запрещены законом. – А мне плевать! Мама сейчас в порядке, но моей младшей сестре двенадцать, обычно она ложится спать в девять и к тому времени уже похожа на зомби. А есть еще ты, подумал Джаред. – Плюс к этому я. Не хочу засыпать. Не хочу обрастать коконом. Я испугана до гребаной смерти. – Понимаю. – Нет, не понимаешь. Ты – парень. Ни одному парню этого не понять. – Она глубоко вдохнула. – Не важно. Не знаю, чего я дожидалась твоего звонка. Я позвоню Эрику. – Не делай этого. – Джаред запаниковал. – Я приеду за тобой. – Приедешь? Правда? Господи, спасибо. У него задрожали колени. – Да. – Твои родители не будут возражать? – Нет, – ответил Джаред, не слишком погрешив против истины. Как они могли возражать, если он не собирался им говорить? Они бы, конечно, очень возражали – даже без учета мирового кризиса, – потому что у него не было водительского удостоверения. Он бы получил его, если бы не задел мусорный бак при параллельной парковке на экзамене. До того все шло как по маслу. Решила ли Мэри, что он сдал экзамен? Да, он ей так сказал. Проклятье! Тогда эта ложь казалась совершенно невинной. Провал экзамена выглядел так глупо. Пересдача в следующем месяце, а поскольку своего автомобиля у него нет, она ничего не узнает. Такой он руководствовался логикой. Но вряд ли экзамены на права будут в ближайшее время иметь первостепенную важность в округе Дулинг. Или в любом другом месте. – Через сколько ты подъедешь? – Минут через пятнадцать. Максимум двадцать. Просто дождись меня. И только положив трубку, Джаред осознал, как сильно оторвался от реальности. У него не было не только водительского удостоверения, но и автомобиля. Отец уехал на «приусе» в тюрьму, «тойота» матери находилась на стоянке за зданием управления шерифа. Других автомобилей у Норкроссов не было. Он мог либо одолжить машину, либо позвонить Мэри и сказать ей: обращайся к Эрику. Первый вариант представлялся ему маловероятным, второй, после случившегося днем, – немыслимым. В этот момент и раздался звонок в дверь. Совпадение, удача, предназначение, судьба. 3 Миссис Рэнсом опиралась на костыль и носила на правой ноге металлическую скобу, скорее напоминавшую орудие пытки. Глядя на нее, Джаред, несмотря на боль, подумал, что, возможно, преувеличивал серьезность своей травмы. – Я видела, что ты пришел, – сказала миссис Рэнсом. – Джаред, правильно? – Да, мэм. – Джаред, который не забыл бы о правилах поведения даже на тонущем «Титанике», протянул руку, поцарапанную в забеге по кустам. Миссис Рэнсом улыбнулась и покачала головой: – Я лучше воздержусь. Артрит. И ты уж извини, что я обойдусь без обмена любезностями. Обычно я так не делаю, но сегодня вечером время – самое важное. Молодой человек, у тебя есть водительское удостоверение? Джаред вспомнил фильм, в котором учтивый злодей говорил: Вы можете повесить меня только один раз. – Да, но у меня нет автомобиля. – Это не проблема. Автомобиль есть у меня. «Датсун», старый, но в прекрасном состоянии. Я в эти дни езжу редко, из-за артрита. И с моей ногой трудно управляться с педалями. Так что я торгую на дому. Мои покупатели обычно не возражают. Ой, да что это я. Это совершенно не важно. Джаред… окажи мне услугу. Джаред уже знал, о чем его попросят. – Нынче я сплю плохо даже при самых благоприятных условиях, а с тех пор как внучка приехала пожить у меня, пока мои сын и невестка не разрешат свои… свои разногласия… я не сплю вовсе. Можно сказать, я сильно задолжала сну и, несмотря на все мои обезболивающие, думаю, сегодня он придет за должком. Если только… – Она подняла костыль, чтобы ручкой почесать лоб между бровей. – Да, трудно это. Я человек молчаливый, благопристойный, не имею привычки обрушивать свои проблемы на незнакомых людей, но я увидела, что ты пришел домой, и подумала… Я подумала, что… – Вы подумали, что я могу знать человека, у которого есть некое снадобье, которое поможет вам еще какое-то время не спать. – Джаред утверждал, не спрашивал: совпадение, удача, предназначение, судьба. Глаза миссис Рэнсом расширились. – О нет! Вовсе нет! Я знаю такого человека. По крайней мере, думаю, что знаю. Правда, я покупала у нее только марихуану, которая помогает при артрите и глаукоме, но я уверена, что она продает и многое другое. И это не только для меня. Я должна думать о Молли. Моей внучке. Сейчас она бодра, но к десяти часам… – Начнет клевать носом. – Джаред вспомнил о сестре Мэри. – Именно. Ты мне поможешь? Женщину зовут Норма Брэдшоу. Она работает в супермаркете «Шопуэлл», на другой стороне города. В овощном отделе. 4 И теперь он ехал в супермаркет «Шопуэлл», уже нарушив правила дорожного движения – проигнорировав знак «Стоп», – и от его неопытных рук зависела жизнь двух человек. Жизнь Мэри значила для него много, жизнь десятилетней Молли Рэнсом – не очень. Она уже расположилась на заднем сиденье «датсуна», когда Джаред проводил домой ее бабушку, и миссис Рэнсом настояла, чтобы он взял девочку с собой. «Смена обстановки поможет малышке взбодриться». В новостях сообщали о беспорядках в мегаполисах, но миссис Рэнсом нисколько не тревожилась, отправляя внучку за покупками в маленьком добром Дулинге. Положение Джареда не позволяло ему отказываться от лишнего пассажира. В конце концов, автомобиль принадлежал старушке, и если бы он отказался, вновь возник бы уместный вопрос: а есть ли у него водительское удостоверение? Миссис Рэнсом могла отдать ему автомобиль, даже если бы он сказал правду, потому что находилась в отчаянном положении, но Джареду не хотелось рисковать. Слава богу, наконец они подъехали к супермаркету. Молли сидела, пристегнувшись, но рот у нее не закрывался ни на секунду. Джаред и Мэри узнали, что лучшая подруга Молли – Оливия, но Оливия может быть такой поганкой, если что-то идет не так, как ей того хочется, она хочет, чтобы все считали ее суперженщиной, но кому это надо, а родители Молли ходят к консультанту-семейнику, а бабушка курит особое лекарство, потому что оно помогает ее глазам и артриту, и у нее есть большая курительная штуковина с белоголовым орланом, и обычно курение – это плохо, но для бабушки все иначе, хотя Молли никому не должна об этом говорить, потому что тогда люди могут подумать, будто бабушка не права… – Молли, ты когда-нибудь замолкаешь? – спросила Мэри. – Обычно только когда сплю, – ответила Молли. – Я не хочу, чтобы ты спала, но поток твоих мыслей грозит захлестнуть с головой. И перестань дышать дымом травки, которую курит твоя бабушка. Тебе это вредно. – Хорошо. – Молли скрестила руки на груди. – Могу я задать только один вопрос, мисс Мэри-Командирша? – Валяй, – ответила Мэри. Ее волосы, обычно собранные в конский хвост, сейчас свободно падали на плечи. Джаред подумал, что она прекрасна. – Вы что, жених и невеста? Мэри посмотрела на Джареда и уже открыла рот, чтобы ответить. Но тут Джаред решился оторвать одну руку от руля и указать на огромную стоянку, купавшуюся в галогеновом свете. Она была забита автомобилями. – «Шопуэлл» по курсу! 5 – Это безумие, – сказала Мэри. – Безумие-безумие, – согласилась Молли. Джаред припарковался на газоне в дальнем конце автомобильной стоянки «Шопуэлла». Наверное, это тоже было нарушение, но вряд ли серьезное, потому что стоянка превратилась в подобие гоночной трассы. Автомобили носились по немногим свободным полосам и отчаянно гудели, распугивая покупателей с полными тележками. На глазах Джареда, Мэри и Молли две тележки столкнулись, и везшие их мужчины принялись орать друг на друга. – Может, тебе лучше остаться в машине, Молли. – Ни за что. – Она схватила Джареда за руку. – Вы меня не оставите. Пожалуйста. Мама однажды оставила меня на стоянке и… – Тогда пошли, – перебила ее Мэри и показала на одну из центральных полос: – Сюда. Меньше шансов, что нас переедут. Втроем они направились к супермаркету, огибая брошенные автомобили. Как раз проходили мимо одного из этих сирот, когда пикап «додж-рэм» задним ходом выехал с парковочного места и врезался в эту машину, толкая ее назад, чтобы освободить проезд. Потом «рэм» с ревом пронесся мимо, свежепомятый задний борт болтался, как отвисшая челюсть. В супермаркете царил бедлам. И без того громкий гул перекрывали резкие крики. Раздавались вопли, звенело бьющееся стекло, тут и там мужчины орали друг на друга. Ребята укрылись за штабелями корзин и несколькими оставшимися тележками, когда мимо быстрым шагом прошел щуплый мужчина в деловом костюме и при галстуке. Он катил тележку, полную упаковок энергетических напитков «Ред булл», «Бласт-о-кола», «Монстр энерджи». За ним гнался здоровенный бугай в джинсах и футболке, топая мотоциклетными ботинками. – Нельзя забирать все! – крикнул Ботинки. – Первый пришел – первый взял! – крикнул в ответ Костюм, не оборачиваясь. – Первый пришел… Он попытался резко свернуть направо, в проход семь («Еда для животных и бумажная продукция»), но вес и скорость нагруженной с верхом тележки были столь велики, что она врезалась в стенд с собачьим печеньем, полетевшим в разные стороны. Ботинки тут же подскочил к тележке, хватая шестибаночные упаковки. Когда Костюм попытался вернуть себе тележку, Ботинки ударил его. Костюм упал. Джаред посмотрел на Мэри: – Где тут овощи? Я здесь впервые. – Думаю, там. – Она указала налево. Посадив Молли на спину, Джаред перешагнул через Костюм, который приподнялся на одной руке, а второй тер голову. – Этот парень рехнулся, – пожаловался Костюм Джареду. – И все из-за энергетиков. – Я знаю, – кивнул Джаред, решив не заострять внимание на том, что сам Костюм пытался удрать с кучей этого дерьма. – Все обезумели. За что они это принимают? За ураган? Гребаный буран? – Он посмотрел на Молли. – Извини. – Не волнуйтесь, мои родители постоянно так выражаются. – Молли еще теснее прижалась к спине Джареда. В «Мясе» и «Рыбе», которые находились у дальней стены, царило относительное спокойствие, но проход четыре – «Витамины, пищевые добавки и обезболивающие» – превратился в зону боевых действий. Сражения велись за коричневые пузырьки «Дженестры», «Лумидея», «Натрола» и прочих безрецептурных брендов. Часть полок пустовала, и Джаред догадался, что на них лежали пищевые добавки, позволявшие продлить период бодрствования. Пожилая женщина в синем узорчатом платье муу-муу спешила по проходу в их сторону, преследуемая Джей-Ти Уиттстоком, тренером футбольной команды и отцом двух подчиненных матери Джареда, Уилла и Рьюпа Уиттстоков. Джаред не был знаком с тренером, но на последнем праздновании Дня труда в управлении шерифа Уилл и Рьюп выиграли бег в мешках, а потом чуть не подрались из-за приза в пять долларов. (Лайла, всегда дипломатичная в вопросах членов своей команды и их родственников, говорила, что Уилл и Рьюп очень молоды и энергичны.) Дама в муу-муу не могла прибавить шагу, потому что несла корзину, полную бутылочек с неким «Вита-Каффом». Тренер Уиттсток схватил женщину за воротник и дернул на себя. Корзина выпала, бутылочки разлетелись во все стороны, несколько покатились к Джареду, Мэри и Молли. – Нет! – крикнула женщина. – Нет, пожалуйста! Мы можем их поделить! Мы можем поде… – Ты выгребла все, что там оставалось, – рявкнул тренер Уиттсток. – Это у тебя называется делиться? Они нужны мне для жены. Тренер и женщина в муу-муу кинулись за бутылочками. Тренер отшвырнул женщину на стеллаж с аспирином, упаковки которого полетели на пол. – Грубиян! – крикнула женщина. – Большой, злобный хам! Джаред шагнул вперед, не раздумывая, поставил ногу на лысеющую голову тренера Уиттстока и резко толкнул. Тренер Уиттсток распростерся на полу. Женщина начала собирать бутылочки в корзину. Тренер за ее спиной на мгновение застыл в стойке с тремя точками опоры, его взгляд бегал из стороны в сторону. Слабый след подошвы Джареда виднелся на макушке. Потом он прыгнул вперед с ловкостью обезьяны, крадущей апельсин, вырвал наполовину наполненную корзину из руки женщины и кинулся по проходу. Бросил на Джареда злобный взгляд, говоривший: Я тебя запомнил, – пробегая мимо, двинул плечом так, что Джаред с Молли на спине рухнул на пол. Молли разревелась. Мэри направилась к ним. Джаред покачал головой: – Мы в порядке. Посмотри, как она. Он указал на женщину в муу-муу, которая подбирала бутылочки «Вита-Каффа», оставшиеся после тренера Уиттстока. Мэри опустилась на одно колено. – Мэм, вы в порядке? – Думаю, да, – ответила пожилая женщина. – Просто потрясена. Почему этот человек… Вроде бы он говорил, что у него жена… может, дочь… но у меня тоже дочь. Ее сумка лежала в середине прохода. На нее никто не обращал внимания: покупатели сметали с полок оставшиеся пищевые добавки. Джаред помог Молли подняться, потом принес сумку пожилой женщине. Та уложила в нее бутылочки «Вита-Каффа». – Заплачу за них в другой раз, – сказала она, а после того как Мэри помогла ей встать, добавила: – Я прихожу сюда постоянно, некоторые из этих людей – мои соседи, но сегодня я их не узнаю. И она захромала прочь, прижимая сумку к груди. – Я хочу к бабушке! – прорыдала Молли. – Ты иди за товаром, – сказала Мэри Джареду. – Ее зовут Норма, у нее вьющиеся светлые волосы. А я отведу Молли к машине. – Я знаю. Миссис Рэнсом мне сказала. Будь осторожна. Мэри повела Молли за руку к выходу, потом обернулась. – Если она не захочет продавать, скажи, что тебя послал Эрик Бласс. Это может сработать. Должно быть, она заметила обиду в его глазах, потому что подмигнула, прежде чем быстрым шагом направиться в переднюю часть супермаркета, прикрывая собой напуганную девочку. 6 Посреди длинного овощного отдела стоял мужчина и курил сигарету. Он был одет в белые штаны и куртку с красной нашивкой «МЕНЕДЖЕР ОТДЕЛА “ОВОЩИ-ФРУКТЫ”» слева на груди. Он наблюдал за хаосом, в который погрузился его магазин, и на его лице читалось едва ли не умиротворение. Увидев Джареда, менеджер кивнул ему и заговорил, словно продолжая разговор, который они по каким-то причинам не закончили: – Все это дерьмо угомонится, как только женщины заснут. От них все проблемы. Перед тобой человек, который знает об этом не понаслышке. Я трижды проигрывал в семейных войнах. Не просто проигрывал, был разбит наголову. Словно супружество – это Виксберг, а я – армия конфедератов. – Я ищу… – Как я понимаю, Норму. – Она здесь? – Нет. Ушла полчаса назад, продав весь свой товар. За исключением, полагаю, заначки, которую держит для себя. Но у меня есть свежая голубика. Отлично сочетается с овсянкой. – Спасибо, я пас, – ответил Джаред. – Есть и светлая сторона, – сказал менеджер. – Скоро мне не придется платить алименты. Юг вновь поднимается. Нас побили, но не сломали. – Что? – Только побили – не сломали. «Я принесу вам фалду от фрака Линкольна, полковник». Это Фолкнер. Чему вас только учат в школе? Джаред двинулся к выходу, избегая агрессивных очередей к кассам. Некоторые кассы пустовали, и покупатели проскакивали их с нагруженными корзинами. На улице на автобусной остановке сидел мужчина в клетчатой рубашке, держа на коленях корзину с банками «Максвелл-Хаус». Он перехватил взгляд Джареда. – Моя жена спит, – сообщил мужчина, – но я уверен, что она скоро проснется. – Надеюсь, так и будет, – ответил Джаред и побежал. Мэри сидела на переднем пассажирском сиденье «датсуна» с Молли на коленях. Когда Джаред устроился за рулем, она тряхнула девочку и громко произнесла: – Вот он, вот он, наш дружок Джаред! – Привет, Джаред. – Голос Молли осип от слез. – Молли у нас засыпала, – сказала Мэри все тем же громким, веселым голосом. – Но теперь проснулась. Совсе-е-ем проснулась! Мы обе бодры, да, Молли? Ну-ка, расскажи нам еще разок об Оливии. Девочка перебралась с колен Мэри на заднее сиденье. – Не хочу. – Ты достал? – Теперь Мэри говорила тихо. Тихо и напряженно. – Ты… Джаред завел двигатель. – Она ушла. Нас опередили. Тебе не повезло. И миссис Рэнсом тоже. Джаред быстро уехал со стоянки «Шопуэлл», с легкостью огибая автомобили, которые пытались перегородить ему дорогу. Он слишком расстроился, чтобы волноваться о своем водительском мастерстве, а потому получалось у него лучше, чем раньше. – Мы едем к бабушке? Я хочу к бабушке. – Сначала высадим Мэри, – ответил Джаред. – Ей нужно позвонить своему другу Эрику, чтобы узнать, есть ли у него заначка. – На секунду ему даже стало хорошо, он вывалил на нее страх, который не отпускал его. Только на секунду. Это была детская выходка. Он ненавидел себя, но ничего не мог с собой поделать. – Какая заначка? – спросила Молли, но ей никто не ответил. К дому Мэри они подъехали уже в сумерках. Джаред свернул на подъездную дорожку и перевел рукоятку коробки передач на «парковку». Мэри всмотрелась в него в густеющем сумраке первого вечера Авроры. – Джер. Я не собиралась идти с ним на «Arcade Fire». Я собиралась отменить свидание. Он промолчал. Может, она говорила правду, может, нет. Он знал, что они с Эриком были достаточно близки, чтобы он дал ей имя местного наркодилера. – Ты ведешь себя как младенец, – сказала Мэри. Джаред смотрел прямо перед собой. – Хорошо, хорошо. Хорошо, маленький. Маленький хочет бутылочку. Ну и черт с ним. И с тобой. – Вы ссоритесь, как мои отец и мать. – Молли снова заплакала. – Прекратите. Лучше снова будьте женихом и невестой. Мэри вылезла из салона, хлопнула дверцей, зашагала по подъездной дорожке. Она почти добралась до заднего крыльца, когда Джаред вдруг осознал, что в следующий раз может увидеть ее затянутой в белый кокон из неизвестного вещества. Он повернулся к Молли. – Глаза не закрывай. Если заснешь, я тебя взгрею. Джаред вылез из «датсуна» и побежал за Мэри. Догнал ее, когда она открывала дверь черного хода. Вздрогнув, Мэри повернулась к нему. Облако мотыльков кружилось у фонаря над дверью, их движущиеся тени испещряли ее лицо. – Извини, Мэри. Действительно, извини. Все это такое безумие. Возможно, моя мать где-то спит в своем автомобиле, а я напуган и не мог понять, что тебе нужно, так что извини. – Хорошо. – Не засыпай сегодня. Пожалуйста, не засыпай. – Он притянул ее к себе, обнял и поцеловал. Чудо из чудес – она ответила на поцелуй, открытым ртом, их дыхания смешались. – Как видишь, я официально не сплю. – Она отстранилась, чтобы посмотреть ему в лицо. – А теперь отвези эту болтливую Красную Шапочку к ее бабушке. Он пошел к «датсуну», передумал, вернулся, поцеловал ее снова. – Вау, – сказала Молли, когда он садился за руль. По голосу чувствовалось, что ее настроение значительно улучшилось. – Вы там просто сосались. – Сосались, говоришь? – Джаред еще не пришел в себя, собственное тело казалось ему чужим. Он по-прежнему ощущал ее губы и вкус дыхания. – Поехали домой. Последний отрезок пути составлял всего девять кварталов. Джаред проехал его без единой помарки и вскоре уже катил по Тримейн-стрит, мимо пустых домов. Он свернул на подъездную дорожку дома миссис Рэнсом. Свет фар скользнул по фигуре на садовом стуле, телу без лица. Джаред вдавил педаль тормоза. Перед ними восседала мумия миссис Рэнсом. Молли начала кричать, и Джаред потушил фары. Включил заднюю передачу и через улицу заехал на свою подъездную дорожку. Он отстегнул ремень безопасности Молли, вытащил девочку из салона и взял на руки. Она крепко прижалась к нему, и Джаред не возражал. Это было правильно. – Не волнуйся. – Джаред погладил Молли по слипшимся от пота волосам. – Ты остаешься со мной. Включим фильмы и будем смотреть всю ночь. Глава 14 1 Мора Данбартон – когда-то героиня первых газетных полос, ныне почти забытая – сидела на нижней койке камеры Б-11, которую последние четыре года делила с Кейли Роулингс. Дверь в камеру была открыта. Все двери камер крыла Б были открыты, и Мора сомневалась, что этим вечером их закроют и запрут из Будки. Нет, только не этим вечером. Маленький телевизор на стене показывал «Новости Америки», но звук Мора выключила. Она знала, что происходит, теперь это знали даже самые тупые заключенные Дулинга. «БЕСПОРЯДКИ В ШТАТАХ И ЗА РУБЕЖОМ», – извещала бегущая строка. Далее следовал список мегаполисов. По большей части американских, потому что прежде всего ты заботился о себе, а уж потом о всяких далеких местах, но Мора также увидела Калькутту, Сидней, Москву, Кейптаун, Мехико, Бомбей и Лондон, после чего перестала смотреть. Забавно, если подумать: зачем бунтовали все эти люди? Чего они стремились добиться? Мора задалась вопросом, а начались бы бунты, если бы засыпала другая половина человечества? Она решила, что нет. Голова Кейли в белом чехле, который пульсировал в такт ее дыханию, лежала на коленях Моры. Мора держала одну кисть Кейли, затянутую в белую варежку, но не пыталась освободить подругу от этого странного материала. По системе громкой связи тюрьмы сообщили, насколько это опасно. То же самое постоянно говорили и в выпусках новостей. Хотя материал был немного липкий и очень плотный, Мора прощупывала внутри пальцы Кейли, карандаши в чехле из толстой пластмассы. Они с Кейли стали любовницами практически с того самого дня, когда Кейли, намного моложе Моры, поселилась в камере Б-11, получив срок за нападение со смертоносным оружием. Если отбросить разницу в возрасте, они идеально подходили друг другу. Немного странный юмор Кейли вполне сочетался с цинизмом Моры. Добродушие Кей заполняло черные ямы, прогрызенные в характере Моры тем, что она повидала, и тем, что сделала. Кейли красиво танцевала, восхитительно целовалась, и хотя в последнее время любовью они занимались нечасто, когда занимались, обеим было хорошо. Когда они лежали, переплетя ноги, на какое-то время исчезала и тюрьма, и пугающий мир за ее стенами. Оставались только они. Кейли еще и прекрасно пела. Три года подряд выигрывала тюремный конкурс талантов. В прошлом году никто не мог сдержать слез, когда она закончила петь а капелла «Когда я впервые увидела твое лицо»[27]. Мора полагала, что с этим покончено. Во сне люди разговаривали, но чтобы пели? И даже если бы Кейли запела, слова звучали бы приглушенно. А если эта дрянь пролезла ей в горло? В легкие? Скорее всего так оно и было, хотя в таком случае оставалось загадкой, как она могла дышать? Мора поднимала одно колено, потом другое, снова и снова, покачивая свою возлюбленную. «Почему ты решила заснуть, милая? Почему не дождалась меня?» В проеме двери возникли Джанетт и Энджел, они катили тележку с двумя большими кофейниками и двумя пластмассовыми кувшинами с соком. Мора учуяла их раньше, чем увидела: женщин опередил горький аромат варева. Заключенных сопровождал дежурный Рэнд Куигли. Мора спросила себя, а сколько осталось женщин-дежурных? Вряд ли много. И мало кто явится на следующую смену. Может, вообще никто. – Кофе, Мора? – спросила Энджел. – Он взбодрит тебя так, что мало не покажется. – Нет. – Колени Моры продолжали двигаться. Вверх-вниз. Спи, моя детка, усни. – Ты уверена? С ним не заснешь. Чтоб мне сдохнуть. – Нет, – повторила Мора. – Проходи. Куигли не понравился тон Моры. – Следи за языком, заключенная. – Или что? Стукнешь меня дубинкой по голове и вырубишь? Валяй. Наверное, это единственный способ. Куигли не ответил. Он выглядел измотанным. Мора не понимала почему. Его это не касалось. Ни один мужчина не выдержал бы такого испытания. – У тебя бессонница, да? – спросила Энджел. – Да. Свой свояка узнает издалека. – Повезло нам. Ошибаешься, подумала Мора. Не повезло. – Это Кейли? – спросила Джанетт. – Нет, – ответила Мора. – Под этой дрянью Вупи гребаная Голдберг. – Я сожалею. – По лицу Джанетт чувствовалось, что она действительно сожалеет, и от ее жалости у Моры защемило сердце. Она не хотела давать волю чувствам. Не желала плакать перед дежурным Куигли или, если на то пошло, перед этими молодухами. И не стала. – Проходите уже. Когда они укатили свою гребаную тележку с кофе и соком, Мора наклонилась над спящей сокамерницей… если это можно было назвать сном. Море представлялось, что это магические чары из сказки. Любовь пришла к ней поздно, и казалось чудом, что она вообще пришла. Мора это знала. Словно роза расцвела в воронке от бомбы. Ей бы испытывать благодарность за время, которое им удалось провести вместе, об этом твердили поздравительные открытки и попсовые песни. Но, глядя на чудовищную мембрану, закрывавшую лицо Кейли, Мора чувствовала, что колодец благодарности, всегда мелкий, теперь пересох полностью. Чего нельзя было сказать о ее глазах. Когда дежурный Куигли и кофейная команда скрылись из виду (оставив только резкий запах этого странного варева), она дала волю слезам. Они падали на белое вещество, покрывавшее лицо Кейли, и это белое вещество с жадностью их впитывало. Если она где-то близко, если я смогу заснуть, может, я ее догоню. И дальше мы пойдем вместе. Но нет. И все из-за бессонницы. Мора жила с ней с той ночи, когда методично убила всю свою семью, последним – Слаггера, немолодую немецкую овчарку. Гладила пса, успокаивала, дала лизнуть руку, а потом перерезала горло. Если за ночь ей удавалось забыться на два часа, она считала себя счастливой. Очень часто не удавалось… а ночи в Дулинге бывали длинные. Все эти годы бессонница была ее истинной тюрьмой. Бессонница не знала границ, и у нее не удавалось получить поблажку за примерное поведение. Я буду бодрствовать после того, как большинство заснет, думала Мора. Дежурные и заключенные. Я буду править этим заведением. При условии, что решу остаться. И зачем мне отсюда убегать? Она может проснуться, моя Кейли. С этой новой заразой все возможно. Ведь так? Мора не могла петь, как Кейли, черт, конечно, нет, ей медведь на ухо наступил, но была песня, которую Кейли особенно любила, и теперь Мора запела ее, поднимая и опуская колени, будто управляя педалями невидимого органа. Муж Моры постоянно слушал эту песню, так что Мора выучила слова наизусть. Кей однажды услышала, как Мора пела ее себе под нос, и потребовала, чтобы Мора научила ее. «Какая непристойность!» – воскликнула она. Песню выпустила на виниле какая-то группа придурковатых картофелеедов[28]. Вот сколько времени Мора провела за решеткой. У ее мужа была большая коллекция виниловых пластинок. Но он остался в том самом далеком прошлом. Мистер Данбартон заснул вечным сном ранним утром 7 января тысяча 1984 года. Она начала с него, вонзила нож прямо в грудь, вонзила, как лопату в жирную глину, и он сел, и глаза его раскрылись, и в них застыл вопрос: Почему? Потому – вот почему. И она убила бы его и всех остальных, убивала бы снова и снова, в этот самый момент, если бы этим вернула себе Кейли. – Слушай, Кей, слушай. А в тюрьме, что близко, семь десятков женщин… Вот бы где счастливо я бы обитал… На экране маленького телевизора полыхал центр Лас-Вегаса. Она наклонилась и поцеловала белый кокон, скрывавший лицо Кейли. Вкус показался ей горьким, но она не обратила на это внимания, потому что под коконом была Кейли. Ее Кей. – Треугольник старый прозвенел устало… Эхом отозвался Короля канал. Мора откинулась назад, закрыла глаза и взмолилась о сне. Напрасный труд. 2 Ричлэнд-лейн плавно изгибалась влево, прежде чем упереться в небольшой парк. Миновав изгиб, Лайла прежде всего обратила внимание на два перевернутых мусорных контейнера посреди улицы и только потом – на небольшую толпу кричащих соседей перед домом Элуэев. Девушка-подросток в спортивном костюме бросилась к патрульному автомобилю. В мигающем свете ее лицо казалось трясущейся маской ужаса. Лайла вдавила в пол педаль тормоза и открыла дверцу, одновременно расстегивая кобуру. – Скорее! – крикнула девушка. – Она его убивает! Лайла побежала к дому, пинком отбросила мусорный контейнер, растолкала нескольких мужчин. Один поднял окровавленную руку. – Я пытался ее остановить, но эта сука укусила меня. Как бешеная собака. Лайла остановилась в конце подъездной дорожки, держа руку с пистолетом у правого бедра, пытаясь осознать, что видит. Женщина сидела на асфальте в позе лягушки. Вроде бы закутанная в муслиновую ночную рубашку, когда-то облегающую, а теперь поношенную, обтрепавшуюся. С обеих сторон дорожку окаймляли декоративные кирпичи, патриотично выкрашенные в белый, красный и синий цвета. Один кирпич женщина держала в левой руке, другой – в правой. Она по очереди опускала их, торцом вперед, на тело мужчины, одетого в окровавленную форму сотрудника управления шерифа города Дулинга. Лайла предположила, что это Роджер, хотя для опознания теперь потребовались бы отпечатки пальцев или экспертиза ДНК. За исключением остатков широкого подбородка, лицо смялось, будто растоптанное яблоко. Кровь ручьями бежала по дорожке, сверкая синим при каждой вспышке мигалки патрульного автомобиля. Женщина, сидевшая на корточках над Роджером, зарычала. Ее раскрасневшееся лицо – лицо Джессики Элуэй – лишь отчасти закрывали ошметки паутины, которую ее муж попытался снять, тем самым подписав себе смертный приговор. Руки, державшие кирпичи, были алыми. Это не Джессика Элуэй, подумала Лайла. Ведь не она, правда? – Прекрати! – крикнула Лайла. – Прекрати немедленно! И, о чудо, женщина подчинилась. Подняла голову. Огромные, налитые кровью глаза, казалось, занимали пол-лица. Она встала, держа в каждой руке по кирпичу, с которых капала кровь. Один красный и один синий. Боже, благослови Америку. Лайла увидела пару зубов Роджера, которые застряли в лохмотьях кокона, свисавших с подбородка женщины. – Осторожнее, шериф, – предупредил Лайлу кто-то из мужчин. – По мне, она точно выглядит бешеной. – Брось их! – Лайла подняла «глок». Она еще никогда не чувствовала такой усталости, но рука не дрожала. – Брось кирпичи! Джессика бросила один, потом задумалась. Подняла второй и побежала. Не к Лайле, а к одному из мужчин, который подкрался поближе, чтобы лучше видеть. И – Лайле с трудом в это верилось – чтобы сфотографировать. Мужчина нацелил мобильник на Джессику. Но с ее приближением издал пронзительный вопль, развернулся и кинулся бежать, вжимая голову в плечи. Сбил с ног девушку в спортивном костюме. – Брось его брось его брось его! Существо, в которое превратилась Джессика, не обратило внимания на крики Лайлы. Подскочило к лежащей девушке и подняло зажатый в руке кирпич. Позади нее никого не было: все соседи расступились. Лайла выстрелила дважды, и голова Джессики Элуэй взорвалась. Куски скальпа со светлыми волосами полетели назад. – Господи, Господи, Господи, – причитала упавшая девушка. Лайла помогла ей подняться. – Иди домой, милая. – А когда девушка попыталась взглянуть на Джессику, Лайла повернула ее голову в другую сторону и повысила голос: – Все вы! Расходитесь! Все по домам! Немедленно! Мужчина с мобильником вновь подкрадывался, искал наилучший угол для съемки побоища. Тут Лайла поняла, что это вовсе не мужчина. Под песчаными волосами скрывались мягкие черты подростка. Она видела его на фотографиях в местной газете, старшеклассник, вероятно, спортивная звезда. Лайла ткнула в него трясущимся пальцем. – Если посмеешь сделать фотографию, я засуну этот мобильник в твою гребаную глотку! Подросток, а это был Курт Маклеод, приятель Эрика, посмотрел на нее, хмуря брови. – Это свободная страна, разве нет? – Только не сегодня, – ответила Лайла, а потом заорала, удивив себя ничуть не меньше, чем соседей Роджера и Джессики Элуэй: – Вон отсюда! Вон отсюда! ВО-О-ОН! Курт и остальные подчинились, некоторые оглядывались, опасаясь, что Лайла бросится за ними, такая же безумная, как и женщина, которую она только что убила. – Я знал, что нельзя выбирать женщину в шерифы! – крикнул один мужчина через плечо. Она едва сдержала желание показать ему средний палец и вернулась к патрульному автомобилю. Когда прядь волос упала на глаза, отбросила ее, панически содрогнулась, подумав, что это вновь полезла из кожи белая дрянь. Привалилась к дверце, пару раз глубоко вдохнула, взяла микрофон. – Линни? – На связи, босс. – Все в сборе? Пауза. Потом Линни сказала: – У меня пятеро. Оба Уиттстока, Элмор, Верн и Дэн Трит. Рид скоро подъедет. Его жена… заснула. Как я понимаю, сосед присмотрит за маленьким Гэри… Бедный ребенок… Лайла произвела быстрый подсчет: восемь копов. Негусто, если надеешься сдержать анархию. Ни одна из трех женщин-полицейских не ответила на звонок Линни. Что же творится в тюрьме? Лайла закрыла глаза, начала проваливаться в сон, с трудом заставила себя разлепить веки. Линни говорила о бесчисленных экстренных вызовах. Более десятка поступило от мужчин вроде Рида Барроуза, на попечении которых внезапно оказались маленькие мальчики. – Некоторые из этих придурков хотели, чтобы я объяснила, как им кормить своих собственных детей! Один идиот спросил, не разворачивает ли Федеральное агентство по чрезвычайным ситуациям пункты приема детей, потому что у него билеты на… – Кто-нибудь уже в управлении? – Из Федерального агентства? – Нет, Линни. Я про наших сотрудников. Только не Терри, подумала она. Только не он. Лайла не хотела, чтобы Терри увидел, что осталось от человека, с которым он обычно работал в паре последние пять лет. – Боюсь, что нет. Здесь только один старичок из Автодорожных хранителей и добровольной пожарной команды. Подъехал узнать, не может ли чем-то помочь. Он сейчас на улице, курит трубку. Ее усталому, потрясенному мозгу потребовалось несколько секунд, чтобы переварить информацию. Уилли Бурк, который знал о «платочках фей» и ездил на дребезжащем фордовском пикапе. – Мне он нужен. – Этот старик? Правда? – Да. Я у дома шестьдесят пять по Ричлэнд-лейн. – Не там ли… – Да. Все плохо, Линни. Очень. Джессика убила Роджера. Должно быть, он начал срезать кокон с ее лица. Она кинулась за ним, догнала на подъездной дорожке и… потом бросилась с кирпичом на маленького говнюка, который пытался ее сфотографировать. Она сошла с ума. – Знать бы, о каком уме речь? – подумала Лайла. – Я велела ей остановиться. Она меня не послушала, и пришлось ее застрелить. Она мертва. Выбора не было. – Роджер мертв? – Ни слова о мертвой жене. Лайла не удивилась. Линни всегда засматривалась на Роджера. – Пришли сюда Уилли. Скажи ему, что предстоит отвезти два тела в морг городской больницы. Пусть захватит брезент. Всех сотрудников держи в управлении. Я подъеду, как только смогу. Конец связи. Лайла опустила голову и приготовилась заплакать. Но слезы не полились. Она задалась вопросом, может ли человек слишком устать, чтобы плакать? Решила, что такое возможно. Сегодня все казалось возможным. Зазвонил мобильник в маленьком чехле на ремне. Клинт. – Привет, Клинт. Сейчас не лучшее время для разговора. – Ты в порядке? – спросил он. – Судя по голосу, нет. Она не знала, с чего начать. С Роджера и Джессики, которые лежали мертвыми перед домом? С галлюцинаций, которые у нее случились возле высоковольтной линии в лесу за руинами нарколаборатории Трумана Мейвезера? С Шейлы Норкросс? С Шеннон Паркс? С того дня, когда Клинт отказался от частной практики, не поставив ее в известность? С их брачных обетов? – Ты, часом, не засыпаешь, Лайла? – Нет. Все нормально. – Джейнис заснула… но не по своей воле. Длинная история. Хикс ушел. Короче, сейчас в тюрьме главный – я. Лайла сказала, что ей жаль. Ситуация трудная, двух мнений быть не может. Но почему бы ему не поспать? Ее муж это мог: лечь, заснуть, потом проснуться. Он ответил, что поедет домой и проверит, как там их сын. Джаред сказал, что повредил колено, ничего серьезного, но Клинт хотел увидеть все собственными глазами. Может, Лайла тоже подъедет? – Я попытаюсь. – Но Лайла не знала, когда сможет вырваться. Все шло к тому, что этот день тоже будет очень долгим. 3 – Ты это слышала? – Женщина нашла Кейли Роулингс в темноте. От женщины пахло спиртным, и у нее была мягкая рука. Она сказала, что зовут ее Магда. – Поют, да? – Да. – Пела Мора. Голоса у Моры не было никакого, слуха – тоже, но в тот момент для Кейли этот хрипловатый, надтреснутый голос звучал невероятно сладко, выводя глупые старые слова глупой старой песни. …Короля канал. Пение стихло. – Откуда это доносилось? – Не знаю. Откуда-то издалека, это единственное, что Кейли знала точно. Из Дулинга? Но где теперь Дулинг? Они определенно не в Дулинге. Или все-таки там? Трудно сказать. Невозможно. Легкий ветерок дул в темноте. Воздух был свежим и сладким, и стояла она не на бетоне или липких кафельных плитках, а, похоже, на траве. Кейли присела и пощупала: да, трава или сорняки, высотой примерно по колено. Где-то чирикали птицы. Кейли проснулась, чувствуя себя сильной, молодой, хорошо отдохнувшей. Тюрьма отняла у нее двенадцать лет – практически весь тридцатник, первые пару лет сороковника – и намеревалась отнять еще десять. Мора была лучшей частью этих потерянных лет. Вне этих стен ничего подобного произойти не могло, но в тюрьме их отношения помогали обеим. Если бы Кейли внезапно вышибли за двери дулингской тюрьмы, она бы сохранила о Море самые теплые воспоминания и двинулась бы дальше. Нельзя вздыхать по человеку, совершившему тройное убийство, каким бы обаятельным он тебе ни казался. Эта женщина свихнулась, Кейли не питала на этот счет никаких иллюзий. Но Мора любила Кейли, а Кейли так хотелось быть любимой. И знаете, может, она, Кейли, тоже чуть-чуть свихнулась. До тюрьмы она не знала безрассудной любви. Собственно, не знала никакой любви, с самого далекого детства. Во время одного грабежа – не в тот раз, когда ее посадили, – Кейли и ее бойфренд проникли в подпольную аптеку, располагавшуюся на задворках мотеля с почасовой оплатой номеров. Увидели там юношу-подростка, сидевшего в кресле-качалке. Красивом кресле, из полированного дерева, совершенно неуместном в этом блошином отеле, как трон на свалке. У подростка на щеке пламенела огромная, вулканическая язва. Переливалась красным и черным, воняла гниющей плотью. Как такое могло случиться? Все началось с царапины, ссадины, крошечной ранки? Или кто-то порезал его грязным лезвием? А может, это была какая-то болезнь? Кейли радовало, что ей не нужно об этом знать или тревожиться. Она предположила, что парню лет шестнадцать. Он почесывал бледный живот и наблюдал, как она и ее бойфренд переворачивают все вокруг в поисках заначки. Что с ним было такое, раз он спокойно сидел и смотрел, не выказывая страха? Бойфренд нашел искомое под матрасом и сунул в карман куртки. Повернулся к подростку. «У тебя гниет лицо, – сказал он. – Ты знаешь?» «Знаю», – ответил подросток. «Это хорошо. А теперь выметайся из кресла, сынок». Подросток не доставил им никаких хлопот. Поднялся с кресла и плюхнулся на раскладушку, где и остался лежать, почесывая живот. Они забрали кресло-качалку, деньги и наркотики. Могли это сделать, потому что приехали на грузовом автофургоне. Такую жизнь она вела в те дни: однажды помогла мужчине, с которым спала, вытащить кресло-качалку из-под зада подростка. Искалеченного подростка. И знаете что? В той жизни подросток не попытался что-либо изменить. Просто лежал, обратив к потолку изуродованное лицо, почесывал живот и больше ничего не делал. Может, обкурился или закинулся. Может, ему было наплевать. Может, и то и это. Ветерок пах цветами. Кейли почувствовала укол тоски по Море, но интуиция подсказывала: это хорошее место, лучше, чем тюрьма, лучше, чем мир за стенами тюрьмы. Оно казалось бескрайним – вся земля лежала у ее ног. – Кем бы вы ни были, я должна сказать, что испугана, – поделилась с ней Магда. – И тревожусь из-за Антона. – Не бойтесь, – ответила Кейли. – Я уверена, у Антона все хорошо. – Она не знала, кто такой Антон, и ее это не волновало. Кейли нащупала руку Магды. – Пойдемте на пение. Они зашагали в темноте, обнаружили, что спускаются по пологому склону, среди деревьев. И вроде бы впереди блеснул свет? Всходило солнце? На сверкающей заре они вышли к заросшему остову трейлера. А оттуда едва видимая проселочная дорога вывела их на растрескавшийся асфальт Боллс-Хилл-роуд. Глава 15 1 Оставив позади обиталище Старой Эсси, лис зигзагом бежал по лесу, остановившись передохнуть в сыром углублении под заброшенным сараем. Ему приснилось, что мать принесла крысу, но разлагающуюся, отравленную ядом. Он заметил, что мать больна. Глаза покраснели, челюсть отвисла, язык вывалился до земли. Именно тогда он вспомнил, что ее уже нет, она ушла много сезонов тому назад. Он видел, как она лежала в высокой траве, и на следующий день лежала на том же месте, но уже не была его матерью. «В этих стенах яд, – сказала мертвая крыса, которую держала в пасти его мертвая мать. – Она говорит, что земля создана из наших тел. Я верю ей, и боль не заканчивается. Даже смерть причиняет боль». Облако мотыльков спустилось на мертвую мать лиса и мертвую крысу. «Не останавливайся, малыш, – сказала мертвая мать. – У тебя есть дело». Вздрогнув, лис проснулся и почувствовал острую боль, наткнувшись плечом на какой-то торчавший предмет: гвоздь, или осколок стекла, или щепку. День клонился к вечеру. Где-то рядом громко грохнуло: заскрежетал металл, затрещало дерево, пахнуло паром, занялся огонь. Лис выскочил из-под заброшенного сарая, помчался к дороге. За дорогой начинался большой лес, где, он надеялся, будет безопаснее. У самой дороги автомобиль врезался в дерево. Объятая огнем женщина вытаскивала мужчину с переднего сиденья. Мужчина кричал. Горящая женщина рычала, как собака. Лис понимал, что означало это рычание: Я тебя убью, я тебя убью, я тебя убью. Щупальца горящей паутины отрывались от ее тела. Наступил решающий момент. Среди лисьих заповедей одной из первых значилось: «Не перебегай дорогу при дневном свете». Днем автомобилей больше, их нельзя остановить или испугать, а уж тем более победить. Мчась по мостовой, они тоже издают звук, и если прислушаться (а лис всегда должен слушать), в этом звуке легко различимы слова, и слова эти: Я хочу тебя убить, я хочу тебя убить, я хочу тебя убить. Еще теплые, сочащиеся кровью останки животных, которые не восприняли эти слова всерьез, частенько служили лису сытной трапезой. С другой стороны, чтобы выжить, лису приходилось менять свое отношение к опасности. Требовалось выбрать, какое зло меньшее: автомобиль с его я хочу тебя убить или женщина в огне с ее я тебя убью. Лис рванул к дороге. Пробегая мимо горящей женщины, ощутил ее жар шерстью и раной в боку. Горящая женщина принялась молотить головой мужчины о мостовую, яростное рычание стало громче, но пошло на убыль, едва лис спустился по насыпи с другой стороны дороги. В большом лесу он замедлил бег. Рана в боку отзывалась болью в задней правой лапе всякий раз, когда лис отталкивался ею от земли. Наступил вечер. Прошлогодние листья шуршали под подушечками лап. Он остановился, чтобы попить из ручья. На воде блестела бензиновая пленка, но лиса мучила жажда, так что выбирать не приходилось. На пне у ручья сидел ястреб и выклевывал внутренности из живота белки. – Поделишься со мной? – спросил лис. – Я смогу стать тебе другом. – У лиса не бывает друзей, – ответил ястреб. Он говорил правду, но лис никогда бы в этом не признался. – Какой лжец тебе это сказал? – У тебя течет кровь, знаешь ли, – ответил ястреб. Лиса не обрадовал бодрый тон птицы, и он посчитал разумным сменить тему. – Что происходит? Что-то переменилось. Что случилось с миром? – Чуть дальше есть дерево. Новое дерево. Дерево-мать. Оно появилось на заре. Очень красивое. Очень высокое. Я пытался долететь до вершины, и хотя видел ее, моих крыльев для этого не хватило. – Ярко-красный узел внутренностей выскользнул из живота белки, и ястреб проглотил его. Потом склонил голову набок. Секундой позже лис учуял запах: дым. Сезон выдался сухой. Если горящая женщина пересекла дорогу и зашла в кусты, этого хватит, чтобы начался пожар. Лис понял, что надо бежать дальше. Он тяжело дышал. Он боялся и был ранен… но сохранил разум. – Какой-нибудь зверь-счастливчик отлично закусит твоими глазами, – сказал на прощанье ястреб, взмахнул крыльями и улетел, зажав в когтях мертвую белку. 2 Как случалось достаточно часто, книжный клуб «Первый четверг» начал уходить от темы книги месяца, в тот день – «Искупления» Иэна Макьюэна. Книга прослеживала историю влюбленных, которых разлучили, можно сказать, до того, как начали складываться их отношения, из-за ложных обвинений девушки по имени Брайони, одаренной неестественно богатым воображением. Дороти Харпер, престарелая восьмидесятилетняя председательница клуба, заявила, что не смогла простить Брайони ее преступление. – Эта маленькая негодница погубила их жизни. Какой прок от ее сожалений? – Говорят, что мозг более развит в зрелом возрасте, – возразила Гейл Коллинз. – Брайони солгала, когда ей было двенадцать или тринадцать лет. Нельзя ее за это винить. Гейл обеими руками держала бокал с белым вином. Она сидела за маленьким столиком у кухонной стойки. Бланш Макинтайр, верная секретарь начальника Коутс (во всяком случае, обычно верная), познакомилась с Гейл на секретарских курсах лет тридцать назад. Маргарет О’Доннелл, четвертый член книжного клуба «Первый четверг», была сестрой Гейл и единственной женщиной из знакомых Бланш, владевшей инвестиционным портфелем. – И кто это говорит? – спросила Дороти. – Насчет мозга? – Ученые, – ответила Гейл. – Фи! – Дороти махнула рукой, словно отгоняя неприятный запах. (Дороти была единственной женщиной из знакомых Бланш, которая говорила «фи».) – Это правда. – Бланш слышала, как доктор Норкросс однажды сказал почти то же самое: человеческий мозг развивается полностью лишь к двадцати годам. И чему тут удивляться? Если ты знал хоть одного подростка – или сам когда-то таковым являлся, – то должен был считать это аксиомой. Подростки, особенно мужского пола, понятия не имели, что творили. А двенадцатилетняя девочка? Даже не обсуждается. Дороти сидела в кресле у окна. Они находились в ее уютной квартире на втором этаже кондоминиума на Мэллой-стрит, с ворсистым синевато-серым ковровым покрытием и недавно выкрашенными бежевыми стенами. Из окна открывался вид на подступавший к зданию лес. Разразившийся мировой кризис проявлялся только пожаром – на таком расстоянии напоминавшим пламя спички – далеко на западе, по направлению к Боллс-Хилл и шоссе номер 17. – Просто это было очень жестоко. И мне без разницы, каким маленьким был ее мозг. Бланш и Маргарет сидели на диване. На кофейном столике стояли открытая бутылка шабли и закупоренная бутылка пино. А также тарелка с печеньем, испеченным Дороти, и три пузырька таблеток, которые принесла Маргарет. – Мне книга очень понравилась, – сказала Маргарет. – От начала и до конца. На мой взгляд, все эти подробности об уходе за больными и ранеными во время бомбардировок просто изумительны. А большая битва, и Франция, и отступление к побережью… Потрясающе! Настоящий поход! Можно сказать, эпический поход! И романтика! Очень пикантно. – Она покачала головой и рассмеялась. Бланш повернула голову, чтобы посмотреть на нее, раздраженная, несмотря на тот факт, что Маргарет, как и ей, «Искупление» понравилось. Маргарет работала на железной дороге, пока ей не предложили кругленькую сумму, чтобы она уволилась до наступления пенсионного возраста: некоторым людям чертовски везло. Она слишком много смеялась, эта Маргарет О’Доннелл, особенно для человека, которому перевалило за семьдесят, и сходила с ума по керамическим фигуркам животных, которые занимали все подоконники в ее доме. Последней книгой она выбрала роман Хемингуэя об идиоте, не желавшем отпустить рыбу, книгу, которая бесила Бланш, потому что – скажем прямо – это была всего лишь чертова рыба! Ту книгу Маргарет тоже сочла романтичной. И как такая женщина могла вложить деньги, полученные в связи с ранним уходом на пенсию, в акции и другие ценные бумаги? Для Бланш это осталось загадкой. – Да ладно, Мидж, – сказала Бланш. – Мы взрослые женщины. Не стоит терять голову из-за секса. – Речь не об этом. Это такая роскошная книга. Нам просто повезло, что мы уходим именно с ней. – Маргарет потерла лоб. Посмотрела на Бланш поверх очков в роговой оправе. – Это было бы ужасно, умереть на плохой книге. – Пожалуй, – согласилась Бланш, – но кто сказал, что происходящее – смерть? Кто сказал, что мы умрем? Встречу назначили на этот вечер задолго до того, как разразилась Аврора – они никогда не пропускали первый четверг месяца, – и сегодня четыре давние подруги обменивались сообщениями, как школьницы, обсуждая главный вопрос: не отменить ли очередное заседание клуба, учитывая обстоятельства? Впрочем, никто такого желания не высказал. Первый четверг есть первый четверг. Дороти заявила, что нет лучшего способа провести последний вечер жизни, чем напиться в компании подруг. Гейл и Маргарет поддержали ее, да и Бланш тоже, испытывая легкое чувство вины от того, что придется бросить начальника Коутс в трудной ситуации. Но она имела на это полное право, поскольку уже переработала без всякой компенсации от штата. А кроме того, Бланш хотелось поговорить об этой книге. Как и Дороти, ее потрясла злоба маленькой девочки Брайони, а также тот факт, что злобный ребенок вырос в совершенно другого человека. Потом, когда они устроились в гостиной Дороти, Маргарет достала пузырьки лоразепама. У Маргарет они простояли пару лет. Когда умер ее муж, она получила рецепт от семейного врача: «На всякий случай, Мидж». Маргарет не приняла ни одной таблетки. Она скорбела по мужу, но на нервы не жаловалась, пожалуй, они даже стали крепче: после его смерти ей больше не приходилось волноваться, что зимой он умрет от инфаркта, расчищая подъездную дорожку, или убьется, срезая ветки деревьев рядом с проводами. Однако страховка покрывала стоимость таблеток, поэтому она использовала рецепт. Ее девиз гласил: никогда не знаешь, что может пригодиться. Или когда. И вот теперь, похоже, «когда» наступило. – Лучше сделать это вместе, вот что я думаю, – сказала Маргарет. – Не так страшно. Остальные трое не слишком возражали. Идея казалась здравой. Дороти тоже была вдовой. Муж Гейл находился в доме престарелых и не узнавал даже своих детей. И если говорить о детях участниц книжного клуба «Первый четверг», все они уже достигли среднего возраста и проживали достаточно далеко от Аппалачей, так что о последней встрече речь не шла. Из всех четверых только Бланш продолжала работать, не выходила замуж и не имела детей, что, учитывая, как все обернулось, возможно, было и к лучшему. Это предположение заставило всех перестать смеяться. – Может, мы проснемся бабочками, – предположила Гейл. – Коконы, которые я видела по телевизору, очень похожи на коконы гусениц. – Пауки тоже заворачивают в паутину мух. Я думаю, коконы больше похожи на паутину, чем на куколку, – возразила Маргарет. – Я ни на что не рассчитываю. – Полный бокал Бланш за последние минуты опустел. – Я надеюсь увидеть ангела, – сказала Дороти. Остальные трое посмотрели на нее. Похоже, она не шутила. Ее морщинистый подбородок и рот сжались в кулачок. – Я была хорошей, знаете ли, – добавила она. – Старалась творить добро. Хорошая жена. Хорошая мать. Хорошая подруга. После ухода на пенсию работала на общественных началах. Только в понедельник ездила в Кофлин на заседание комитета. – Мы знаем, – кивнула Маргарет, протянув руку к Дороти, которую считала воплощением добра. Гейл повторила ее слова. Бланш – тоже. Пузырьки пошли по кругу. Каждая женщина взяла две таблетки и проглотила. Покончив с этим, четыре подруги переглянулись. – Что нам теперь делать? – спросила Гейл. – Просто ждать? – Плакать. – Маргарет засмеялась, притворяясь, будто трет глаза костяшками пальцев. – Плакать-плакать-плакать. – Передайте мне печенье, – попросила Дороти. – С диетой я завязываю. – Я хочу вернуться к книге, – сказала Бланш. – Хочу поговорить о том, как изменилась Брайони. Она была похожа на бабочку. По-моему, это прекрасно. Напомнило мне нескольких женщин в тюрьме. Гейл взяла со стола бутылку пино. Сняла фольгу, вкрутила в пробку штопор. Когда наполнила всем бокалы, Бланш продолжила: – Знаете, рецидивы случаются часто – я имею в виду нарушение правил условно-досрочного освобождения, возвращение к дурным привычкам, – но некоторые все-таки меняются. Некоторые начинают новую жизнь. Как Брайони. Это ли не вдохновляет? – Точно. – Гейл подняла бокал. – За начало новой жизни. 3 Фрэнк и Элейн медлили на пороге комнаты Наны. Шел десятый час. Они положили ее на кровать, убрав покрывало. На стене висел постер с марширующим военным оркестром. И доска с лучшими рисунками Наны с персонажами манги. Под легким ветерком позвякивала свисавшая с потолка «музыка ветра» из цветных трубочек и стеклянных бусин. Элейн настаивала на соблюдении порядка, поэтому на полу не валялись ни игрушки, ни одежда. Жалюзи были закрыты. Голова Наны напоминала луковицу. То же самое произошло с кистями рук. На них словно надели варежки без больших пальцев. Хотя ни один не сказал ни слова, после того, как они больше минуты простояли у двери, Фрэнк осознал, что оба боятся погасить свет. – Давай вернемся через какое-то время и посмотрим, как она, – по привычке прошептал Фрэнк Элейн, как и в тех многих случаях, когда им не хотелось, чтобы Нана просыпалась. Элейн кивнула. Они тихонько вышли, оставив дверь открытой, и спустились на кухню. Пока Элейн сидела за столом, Фрэнк приготовил кофе: налил воду, засыпал порошок. Это он проделывал тысячу раз, хотя так поздно – никогда. Привычные дела успокаивали. Элейн, похоже, думала о том же. – Как в прежние времена, да? Больной ребенок наверху, а мы здесь, внизу, гадаем, правильно ли все делаем? Фрэнк включил кофеварку. Элейн опустила голову на стол, между рук. – Тебе лучше выпрямиться, – мягко заметил он и сел напротив. Элейн выпрямилась, кивнула. Ее челка прилипла ко лбу, и она напоминала сварливую, вечно всем недовольную женщину, которую недавно стукнули по голове. Фрэнк полагал, что сам выглядит не лучше. – Я тебя понимаю, – сказал он. – Помню, мы задавались вопросом, как убедили себя, что нам по силам заботиться еще об одном человечке. От этих слов лицо Элейн осветила широкая улыбка. Что бы ни происходило с ними теперь, они вместе пережили появление младенца – немалое достижение. Кофеварка запищала. На мгновение воцарилась тишина, потом Фрэнк услышал шум за окном. Кто-то кричал. Завывали полицейские сирены, орала автомобильная сигнализация. Он инстинктивно прислушался к звукам сверху. Но ничего не услышал. Естественно, ничего. Нана давно выросла, прежние дни остались в прошлом, нынче все было не так, как раньше. Никакой шум не мог нарушить сегодняшний сон Наны, заставить ее раскрыть глаза под слоем белого вещества. Элейн тоже склонила голову, прислушиваясь. – Что это, Фрэнк? – Не знаю. – Он отвел взгляд. – Нам не следовало уезжать из больницы. – Намекая, что именно она заставила их уехать, сам не слишком в это веря, но желая разделить вину, запачкать ее той грязью, которую чувствовал на себе. Он понимал, что делает, понимал совершенно отчетливо, и от этого ненавидел себя. Однако не мог остановиться. – Нам следовало остаться. Нане нужен врач. – Им всем нужен врач, Фрэнк. Скоро и мне потребуется врач. – Элейн налила себе кофе. Казалось, прошли годы, пока она размешивала молоко и подсластитель «Иквел». Фрэнк думал, что эта часть дискуссии закончена, но ошибся. – Ты должен благодарить меня за то, что я заставила тебя уехать. – Что? – Так ты не совершил то, что мог бы совершить, если бы мы остались. – О чем ты говоришь? Но он, разумеется, знал. У каждой семейной пары есть свой язык, свои кодовые слова, наработанные общим жизненным опытом. Элейн произнесла два таких слова: – Фриц Мишем. На каждом обороте ложечка стукалась о керамическую кружку: клик-клик-клик. Словно набирая код сейфового замка. 4 Фриц Мишем. Имя с дурной репутацией, которое Фрэнк очень хотел забыть, но разве Элейн бы ему позволила? Нет. Он накричал на учительницу Наны – это было плохо. Потом нанес знаменитый удар кулаком в стену – еще хуже. Но самым ужасным его проступком считался инцидент с Фрицем Мишемом. Фриц Мишем был той мертвой крысой, которой она трясла перед его лицом всякий раз, когда чувствовала, что загнана в угол, как сегодня. Если бы только она могла понять, что в этом углу они оба, на одной стороне, на стороне Наны, но куда там. Вместо этого ей приспичило помянуть Фрица Мишема. Потрясти мертвой крысой. Фрэнк охотился на лису, обычное дело в лесистом Триокружье. Кто-то видел одну на полях к югу от шоссе номер 17, недалеко от женской тюрьмы. Лиса бежала с вывалившимся языком, вот звонивший и предположил, что она, возможно, бешеная. У Фрэнка были сомнения, но звонки по поводу бешенства он воспринимал серьезно. Как и любой добросовестный сотрудник службы по контролю за бездомными животными. Он поехал к заброшенному сараю, около которого видели лису, и провел полчаса, осматривая окрестности. Не нашел ничего, за исключением ржавого остова «катласса» 1982 года выпуска, с истлевшими женскими трусиками, узлом завязанными на антенне. Возвращаясь к оставленному на обочине шоссе пикапу, Фрэнк шел вдоль огороженной территории. Забор соорудили из того, что нашлось на свалке – полусгнивших досок, автомобильных колпаков, ржавых листов железа, – и количеством дыр он только привлекал внимание незваных гостей. Сквозь эти дыры Фрэнк видел облупившийся белый дом и заросший сорняками двор. Шина раскачивалась на измочаленном канате, привязанном к ветви дуба; у его подножия валялась груда драной черной одежды, над которой вились мухи; у крыльца на страже стоял молочный ящик с обрезками железа; канистра из-под машинного масла (предположительно, пустая) лежала, словно небрежно брошенная шляпа, на бугенвиллее, которой заросла часть крыльца. Осколки разбитого окна на втором этаже усыпали рубероидную крышу, зато на подъездной дорожке стоял новенький «тойотовский» пикап, синий, как Тихий океан, вымытый и отполированный. Около задних колес валялись гильзы ружейных патронов, когда-то ярко-красные, теперь выцветшие до бледной розовости, словно пролежали на земле долгое время. Это выглядело так по-американски – разваливающийся дом и сверкающий пикап, – что Фрэнк едва не рассмеялся. Он пошел дальше, улыбаясь. Его разуму потребовалось несколько секунд, чтобы отреагировать на то, чего просто не могло быть: груда черной одежды у дерева шевелилась. Двигалась. Фрэнк вернулся к бреши в разномастном заборе. Присмотрелся к груде одежды. Она дышала. А дальше все произошло как во сне. Казалось, он не подлез под забор и не пересек двор, а скорее телепортировался к дереву, у которого лежало что-то черное. Это была собака, и Фрэнку не хотелось думать, какой породы: средних размеров, может, овчарка, может, молодой лабрадор, может, обычная дворняга. Черная шерсть лезла клочьями из искусанной блохами, воспаленной кожи. Виднелся только один глаз – маленький белый круг, утонувший в чем-то, смутно похожем на голову. Четыре лапы были неестественно изогнуты, явно сломанные. Абсурд (пес никак не мог убежать), но цепь обматывала ему шею и крепилась к дереву. Бок пса поднимался и опускался при вдохах и выдохах. – Ты нарушаешь право собственности! – Фрэнк услышал голос позади себя. – И учти, ты у меня на мушке! Фрэнк поднял руки и повернулся, чтобы увидеть перед собой Фрица Мишема. Невысокого мужчину с нечесаной рыжей бородой, в джинсах и линялой футболке. – Фрэнк? – В голосе Фрица слышалось недоумение. Они знали друг друга, пусть и не слишком хорошо, по «Скрипучему колесу». Фрэнк помнил, что Фриц работал механиком, и люди говорили, что у него при необходимости можно купить оружие. Правда это или нет, Фрэнк сказать не мог, но несколькими месяцами раньше они угостили друг друга выпивкой, когда сидели в баре и смотрели американский футбол. Фриц, этот монстр, мучивший собак, изъявлял свою любовь к пасам. «Горцы», по его мнению, не умели их разыгрывать. Фрэнк слушал его и кивал; он слишком плохо разбирался в спорте. К концу матча, когда Мишем уже накачался пивом, он утратил интерес к пасам и пытался вовлечь Фрэнка в разговор о евреях и федеральном правительстве. «У этих крючконосых все схвачено, тебе это известно? – Фриц наклонился вперед. – Я хочу сказать, моя семья приехала из Германии. Поэтому я знаю». Эти слова побудили Фрэнка отбыть. Теперь Фриц опустил винтовку, из которой целился во Фрэнка. – Что ты тут делаешь? Пришел купить карабин? Могу продать хороший, что длинноствольный, что обрез. Слушай, может, пока по пиву? – Хотя Фрэнк не произнес ни слова, очевидно, его тело передало некое послание, потому что Фриц досадливо спросил: – Ты расстроился из-за собаки? Напрасно. Этот сукин сын покусал моего neffe. – Твоего кого? – Neffe. Племянника. – Фриц покачал головой. – Некоторые старые слова, они так прилипают. Ты удивишься, узнав… Это все, что успел сказать Мишем. Когда Фрэнк закончил, приклад отобранной у негодяя винтовки, на который легла большая часть работы, треснул и покраснел от крови. Фриц распростерся в грязи, держась руками за промежность, на которую Фрэнк не раз и не два обрушил приклад. Глаза Фрица заплыли, и он харкал кровью при каждом вдохе, поднимавшем сломанные ребра. Вероятность того, что Фриц умрет после такой трепки, была весьма велика. Возможно, он не нанес Фрицу Мишему столь тяжелых повреждений, как ему показалось, – именно это говорил он себе в последующие недели, регулярно просматривая раздел некрологов. И никто не пришел, чтобы арестовать его. Но Фрэнк не чувствовал за собой вины. Это была маленькая собачонка, а маленькие собачонки не могут дать сдачи, постоять за себя. Для таких издевательств над животным, даже скверным, не могло быть оправданий. Некоторые собаки могли убить человека. Но ни одна собака не сделала бы с человеком то, что сделал Фриц Мишем с несчастным существом, прикованным цепью к дереву. Что собака понимала в удовольствии, которое доставляла людям жестокость? Ничего, такому не учатся. А вот Фрэнк понимал, и его душу не терзали муки совести за содеянное с Фрицем Мишемом. Что касается жены Мишема, откуда Фрэнк мог знать, что у этого человека была жена? Но он узнал. Будьте уверены. Элейн об этом позаботилась. 5 – Его жена? – спросил Фрэнк. – А она тут при чем? Меня не удивило, что она попала в приют. Фриц Мишем – сукин сын. Когда по городу поползли слухи, Элейн спросила его, правда ли, что именно он так отделал Фрица Мишема? Фрэнк допустил ошибку, признавшись, и после этого она не позволяла ему забыть о том происшествии. Элейн отложила ложечку и пригубила кофе. – Кто с этим спорит. – Надеюсь, она в итоге ушла от него, – сказал Фрэнк. – Но я не несу за нее никакой ответственности. – Разве на тебе не лежит ответственность за то, что ее муж, едва оклемавшись после твоих побоев, вернулся из больницы домой и избил ее до полусмерти? – Нет, абсолютно нет. Я к ней и пальцем не прикасался. Мы это уже обсуждали. – Да-да. И за ребенка, которого она потеряла, ты тоже не несешь никакой ответственности? – спросила Элейн. Фрэнк шумно втянул сквозь зубы воздух. Ни про какого ребенка он не знал. Элейн упомянула его впервые. Выбирала самый удобный момент, чтобы напасть из засады. Та еще подруга, та еще жена. – Она была беременна? Потеряла ребенка? Да, тяжелое дело. Элейн смотрела на него с таким видом, будто не верила своим глазам. – Это все, что ты можешь сказать? Тяжелое дело? Я потрясена твоим состраданием. Ничего бы этого не случилось, если бы ты просто позвонил в полицию. Ничего, Фрэнк. Его бы посадили в тюрьму, а Кэнди Мишем сохранила бы ребенка. Элейн умела раздувать чувство вины. Но если бы она увидела того пса, увидела, что сделал с ним Фриц, возможно, подумала бы дважды, прежде чем так злобно смотреть на него. Мишемы этого мира должны платить по счетам. Равно как и доктор Фликинджер… Тут у него возникла идея. – Почему бы мне не привезти мистера Мерседеса? Он врач. – Ты про того парня, который переехал кошку старика? – Да. Его мучила совесть из-за того, что он ехал слишком быстро. Уверен, он поможет. – Ты слышал, что я тебе только что сказала, Фрэнк? Ты впадаешь в неистовство, и это всегда приводит к последствиям! – Элейн, забудь про Фрица Мишема и забудь про его жену. Забудь про меня. Подумай о Нане. Может, доктор сможет помочь. – Действительно, Фликинджер мог решить, что он у Фрэнка в долгу: тот выместил злость на автомобиле, а не ворвался в дом и не отметелил самого доброго доктора. Снова полицейские сирены. По улице с ревом пронесся мотоцикл. – Фрэнк, мне хочется в это поверить. – Элейн говорила медленно, тщательно подбирая слова, чтобы казаться искренней, но именно таким тоном она объясняла Нане, как важно поддерживать порядок в ящиках комода. – Потому что я тебя люблю. Но я тебя знаю. Мы прожили вместе десять лет. Ты избил человека до полусмерти из-за собаки. И одному Богу известно, как ты обошелся с этим Фликмюллером, или как его там. – Фликинджером. Его зовут Гарт Фликинджер. Доктор Гарт Фликинджер. – Господи, ну как она могла быть такой тупой? Ведь их едва не растоптали и чуть не застрелили, когда они пытались найти врача, чтобы тот осмотрел их дочь. Элейн допила кофе. – Просто оставайся здесь, рядом со своей дочерью. Не пытайся исправить то, чего даже не понимаешь. Тут Фрэнка Джиэри посетило жуткое озарение: все станет проще, едва Элейн заснет. Но пока она бодрствовала. Как и он. – Ты ошибаешься. Она моргнула. – Что? Что ты сказал? – Ты думаешь, что всегда права? Иногда – да, но не в этот раз. – Спасибо за столь чудесное откровение. Я пойду наверх, посижу с Наной. Составь мне компанию, если хочешь, но если ты поедешь к этому человеку, если поедешь хоть куда-то, между нами все будет кончено. Фрэнк улыбнулся. У него на душе воцарился покой. И как же это было приятно. – У нас и так все кончено. Она воззрилась на него. – Для меня важна Нана. Только она. 6 По пути к пикапу Фрэнк остановился у поленницы, сложенной рядом с задним крыльцом. Дрова он рубил сам. Полкорда осталось после зимы. Маленькая дровяная печь «Йотул» на кухне добавляла уюта и тепла в холодную погоду. Нана любила сидеть рядом в кресле-качалке и делать домашнюю работу. Когда она склонялась над книгой и волосы падали ей на лицо, Фрэнку казалось, что Нана – маленькая девочка из девятнадцатого столетия, в котором отношения между мужчиной и женщиной были гораздо проще. В те времена ты говорил женщине, что собираешься делать, и она или соглашалась, или держала рот на замке. Он помнил слова, которые его отец сказал матери, когда та выступила против покупки новой электрической газонокосилки: «Ты ведешь домашнее хозяйство. Я зарабатываю деньги и оплачиваю счета. Если тебя это не устраивает, говори». Она промолчала. Они жили вместе долго и счастливо. Почти пятьдесят лет. Без всяких семейных консультантов, разъездов, адвокатов. Большой кусок брезента накрывал дрова, маленький – колоду для колки. Фрэнк поднял маленький брезент и вытащил топор из расщепленного дерева. Фликинджер не казался грозным противником, но всегда лучше подготовиться. 7 Дороти заснула первой. Голова откинулась назад, рот открылся, вставные челюсти с налипшими крошками печенья немного съехали. Она похрапывала. Остальные наблюдали, как белые нити плыли и распутывались, разделялись и плыли, плыли и падали на кожу. Они ложились, как миниатюрные слои бинта, крест-накрест. – Хотела бы я… – начала Маргарет, но, чего бы она ни хотела, озвучить желание ей так и не удалось. – Думаете, она страдает? – спросила Бланш. – Думаете, это больно? И хотя слова, словно камни, тяжело ворочались во рту, сама она никакой боли не испытывала. – Нет. – Гейл поднялась, библиотечный экземпляр «Искупления» упал на пол, зашуршав бумагой и скрипнув обложкой. Опираясь о мебель, Гейл направилась к Дороти. Этот поступок произвел на Бланш вялое впечатление. Приняв таблетки, они добили бутылку пино, и Гейл выпила больше остальных. Одна из тюремных дежурных участвовала в соревнованиях по армрестлингу. Бланш задалась вопросом, а проводятся ли соревнования, участники которых, выпив вина и приняв наркотики, должны пройти по комнате, не переворачивая стулья и не врезаясь в стены. Возможно, Гейл разминулась со своим призванием! Бланш хотела поделиться этой мыслью с Гейл, но смогла сказать только: – Красиво… идешь… Гейл. Она наблюдала, как Гейл наклоняется к уху Дороти, которое уже покрылось тонким слоем паутины. – Дороти? Ты нас слышишь? Встретимся в… – Гейл замолчала. – Какое место на небесах мы знаем, Мидж? Где нам встречаться? Только Маргарет не ответила. Не могла. На ее голове тоже появлялись и сплетались паутинки. Блуждающий взгляд Бланш остановился на окне, из которого виднелся пожар на западе. Он разрастался – уже не пламя спички, а пылающая птичья голова. Для борьбы с огнем оставались мужчины, но, возможно, им было не до того: они сосредоточились на своих женщинах. Как называлась птица, которая изменялась в огне, возрождалась, волшебная птица, пугающая, ужасная? Бланш не знала. Могла вспомнить только монстра из старого японского фильма «Радон». Она смотрела его ребенком, и гигантская птица сильно ее напугала. Теперь она не боялась, просто… ей было интересно. – Мы потеряли мою сестру, – объявила Гейл. Опустилась на ковер, привалилась к ногам Дороти. – Она просто уснула, – ответила Бланш. – Ты не потеряла ее, милая. Гейл так энергично кивнула, что волосы упали ей на глаза. – Да, да. Ты права, Бланш. Мы просто должны найти друг друга. Этим и займемся на небесах. Или… ты знаешь… наши сносные копии. – И она рассмеялась. 8 Бланш заснула последней. Подползла поближе к Гейл, спавшей под паутиной. – У меня был возлюбленный, – сообщила ей Бланш. – Готова спорить, ты этого не знала. Мы… как это нравится говорить девушкам в тюрьме… не светились. Вынужденно. Нити, лежавшие вокруг рта Гейл, шевелились при выдохах. Одна игриво потянулась к Бланш. – Я думала, он тоже меня любил, но… – Как трудно объяснить. Когда ты молода, твой мозг развит не полностью. Ты ничего не знаешь о мужчинах. И это грустно. Он был женат. Она ждала. Они старели. Бланш подарила этому мужчине самую нежную часть своей души. Он давал чудесные обещания, но не выполнил ни одного. Какая жалость. – Возможно, это лучшее, что когда-либо случилось со мной. – Если бы Гейл бодрствовала, она могла бы не разобрать слов Бланш: ее язык начал неметь. – Потому что мы вместе, сейчас, до самого конца. И если было что-то еще, где-то еще… Но Бланш заснула до того, как сформулировала мысль до конца. 9 Гарт Фликинджер не удивился, увидев Фрэнка. После двенадцати часов лицезрения «Новостей Америки» – за это время он выкурил все, что было в доме, за исключением игуаны по кличке Гиллис – он полностью утратил способность удивляться. Если бы сам сэр Гарольд Гиллис, давно умерший пионер пластической хирургии, спустился на кухню, чтобы поджарить в тостере печенье «Поп-тартс» с корицей, его появление стало бы каплей в море феноменального явления, которое Гарт наблюдал по телевизору весь этот день. Шок от насилия, случившегося в трейлере Трумана Мейвезера, пока Гарт находился в сортире, стал лишь прологом к тому, что он увидел за последующие часы, сидя на диване. Столкновения с полицией около Белого дома, женщина, откусившая нос религиозному сектанту, гигантский «Боинг-767», пропавший над Атлантическим океаном, залитые кровью санитары дома престарелых, старухи в паутине, прикованные наручниками к каталкам, пожары в Мельбурне, пожары в Маниле, пожары в Гонолулу. И что-то чертовски плохое произошло в пустыне неподалеку от Рино, где, вероятно, находился секретный государственный атомный объект. Ученые сообщали о том, что счетчики Гейгера зашкаливали, а сейсмографы сходили с ума, фиксируя продолжающиеся взрывы. Везде женщины засыпали и отращивали коконы, и везде недоумки пытались их разбудить. Восхитительная женщина-репортер из «Новостей Америки», Микаэла, с первоклассно вылепленным носом, ближе к вечеру куда-то исчезла, и ее заменили запинающейся практиканткой с кольцом в губе. Все это напоминало Гарту надпись, увиденную им в каком-то мужском туалете: «ГРАВИТАЦИИ НЕТ, ЗЕМЛЯ – ОТСТОЙ». Это был отстой: туда-сюда, взад-вперед и обратно. Даже мет не помогал. Ладно, немного помогал, но не так, как хотелось бы. И к тому времени, когда зазвенел дверной звонок – динь-дон, динь-дон, – у Гарта в голове уже полностью прояснилось. Желания открывать дверь он не испытывал, особенно этим вечером. Не счел необходимым подняться и когда незваный гость перестал звонить и принялся стучать в дверь. Потом колотить. Весьма энергично! Удары прекратились. Гарт успел подумать, что незваный гость сдался, но тут дверь начали рубить топором. Рубить и колоть. Дверь подалась внутрь и распахнулась, оставшись без замка, а в гостиную большими шагами вошел мужчина, которого Гарт видел раньше, с топором в руке. Гарт решил, что мужчина пришел, чтобы убить его, и не сильно огорчился. Да, будет больно, но, возможно, не очень долго. Многие люди не воспринимали пластическую хирургию всерьез. Но только не Гарт. Что смешного в любви к своему лицу, телу, коже? Только жестокие и глупые люди могли увидеть в этом что-то забавное. Однако теперь, пожалуй, в посмешище превращался он. Какой станет жизнь в компании одной половины человечества? Жестокой и глупой. Гарт понимал это уже сейчас. Красивые женщины часто приходили в его кабинет с фотографиями других красивых женщин и спрашивали: «Вы можете сделать меня такой, как она?» И позади многих красавиц, которые желали испортить свои идеальные лица, маячили злобные говнюки, которым всегда чего-то недоставало. Гарт не хотел остаться в мире многочисленных злобных говнюков. – Не стой столбом, проходи, я как раз смотрю новости. Ты видел сюжет, в котором женщина откусывает мужчине нос? – Видел, – сказал Фрэнк. – Новые носы – моя работа, и я готов принять вызов, но если работать не с чем, ничего особо не сделаешь. Фрэнк уже стоял у дивана, в нескольких футах от Гарта. Топор у него был маленький, но топор есть топор. – Ты собираешься меня убить? – Что? Нет. Я пришел… Оба отвлеклись на экран, где крупным планом показывали горящий магазин «Эппл». На тротуаре перед магазином ошарашенно кружил мужчина с закопченным лицом, с его плеча свисала дымящаяся пурпурная сумка. Логотип «Эппл» внезапно сорвался с кронштейнов над входной дверью и с грохотом рухнул на землю. На экране появился Джордж Олдерсон. Его лицо стало землисто-серым, голос осип. Он провел в студии весь день. – Мне только что позвонил мой… э… сын. Он заехал ко мне домой, посмотреть, как там моя жена. Шэрон и я прожили вместе… – Ведущий опустил голову, поправил узел розового галстука. На галстуке темнело кофейное пятно. Гарт подумал, что это самый тревожный сигнал в этой беспрецедентной ситуации. – …Сорок два года. Тимоти, мой сын, он… он говорит… – Джордж Олдерсон зарыдал. Фрэнк взял со столика пульт и выключил телевизор. – Доктор Фликинджер, у вас достаточно ясная голова, чтобы понимать, что происходит? – Фрэнк указал на трубку на столике. – Конечно. – В Гарте шевельнулось любопытство. – Так ты действительно пришел не для того, чтобы убить меня? Фрэнк ущипнул себя за переносицу. У Гарта создалось впечатление, что он – сторонний наблюдатель очень важного внутреннего монолога. – Я здесь, чтобы попросить вас об одолжении. Если вы пойдете мне навстречу, мы будем квиты. Речь о моей дочери. Она – единственное, что осталось хорошего в моей жизни. И теперь она это подцепила. Аврору. Я хочу, чтобы вы поехали со мной, взглянули на нее и… – Фрэнк открывал и закрывал рот, снова и снова, но слова иссякли. Гарт подумал о своей дочери, Кэти. – Больше ничего не говори. – Гарт отшвырнул эту мысль и позволил ей улететь клочком ленты на сильном ветру. – Да? Правда? Гарт протянул руку. Этим он мог удивить Фрэнка Джиэри, но никак не себя. Существовало много ситуаций, помочь в которых не было никакой возможности. Гарт всегда с радостью помогал, если мог. И ему хотелось увидеть вблизи, что за зверь эта Аврора. – Конечно. Помоги мне встать. Фрэнк поднял его, а через несколько шагов Гарт уже не нуждался в поддержке. Извинившись, он зашел в одну из комнат и вернулся с маленьким черным кейсом и медицинским чемоданчиком. Они вышли в ночь. По пути к пикапу Фрэнка Гарт провел рукой по ветвям сирени, торчавшим из заднего левого окна «мерседеса», но от комментариев воздержался. 10 Лис, прихрамывая, убегал от травяного пожара, источником которого стала горящая женщина, но нес огонь в себе. Он пылал у задней лапы. И это было плохо, потому что лис не мог бежать быстро и чуял собственную кровь. А если чуял он, могли учуять и другие. Несколько пум по-прежнему обитали в здешних лесах, и если бы одна из них уловила этот запах и бросилась в погоню, для него все было бы кончено. Прошло много времени с тех пор, как он в последний раз видел пуму. Случилось это, когда его мать еще выкармливала молоком лиса и четверых его братьев и сестер (все они умерли: один попил гнилой воды, второй проглотил отравленную приманку, третья попала в капкан, который оторвал ей лапу, и как же она выла и плакала, четвертый исчез в ночи), но были еще и дикие свиньи. Лис боялся их даже больше, чем пум. Они убежали из загона какого-то фермера и расплодились в лесу в огромном количестве. Обычно лис без труда убегал от них, и ему даже нравилось их дразнить, такими они были неуклюжими. Но в эту ночь он едва мог бежать. Вскоре ему придется плестись. Лес закончился у металлического дома, который пах человеческой кровью и человеческой смертью. Вокруг висели желтые полоски. Человеческие штуковины из металла стояли среди сорняков и на колотых камнях перед домом. К запаху смерти примешивался еще один, с которым лис никогда раньше не сталкивался. Не совсем человеческий, но похожий. И женский. Забыв о страхе перед дикими свиньями, лис двинулся от дома, хромая, а иногда укладываясь на бок, чтобы отдышаться и подождать, пока боль утихнет. Потом он вставал и шел дальше. Он не мог не идти. Этот запах был таким необычным, сладким и горьким одновременно, неотразимым. Возможно, он вел его к безопасному месту. Вряд ли, конечно, но лис был в отчаянии. Необычный запах усиливался. К нему примешивался еще один женский запах, но более свежий и, безусловно, человеческий. Лис остановился, чтобы понюхать след Лайлы на глине, потом клочок чего-то белого в форме босой человеческой ступни. Маленькая птица опустилась на низко нависавшую ветвь. На этот раз не ястреб. Такой лис никогда не видел. Зеленая. И от нее шел незнакомый ему запах, влажный и терпкий. Птичка, важничая, распушила перышки. – Пожалуйста, только не пой, – попросил лис. – Хорошо, – согласилась зеленая птичка. – Тем более что я редко пою по ночам. Вижу, у тебя течет кровь. Тебе больно? Лис слишком устал, чтобы притворяться. – Да. – Покатайся по паутине. Она снимет боль. – Она может меня отравить. – Рана горела, и он знал, что такое яд. Люди отравляли все. Это был их лучший талант. – Нет. Яд уходит из этого леса. Покатайся по паутине. Возможно, птичка лгала, но лис лег на бок, перекатился на спину, как иногда делал на оленьих экскрементах, чтобы замаскировать свой запах. Блаженная прохлада разлилась по больному месту. Он перекатился еще раз, потом вскочил на лапы, посмотрел на птичку сияющими глазами. – Кто ты? Откуда взялась? – спросил лис. – С Дерева-матери. – Где это? – Доверься своему носу, – ответила зеленая птичка и улетела в темноту. Лис пошел от одного паутинного следа человеческой ступни к другому, дважды задержавшись, чтобы покататься на них. Они остудили и освежили его и дали ему силу. Женский запах оставался сильным, а экзотический не-совсем-женский слабел. Вместе они рассказали лису историю. Не-совсем-женщина появилась первой и ушла на восток, к металлическому дому и сараю, теперь сгоревшему. Настоящая женщина оказалась здесь позже, шла по следам не-совсем-женщины к некой цели впереди, а потом вернулась к зловонному металлическому дому, окруженному желтыми полосками. Лис последовал за этими смешавшимися запахами в заросший кустарником овраг, выбрался из него и прошел между накренившимися хвойными деревьями. С некоторых ветвей свисала паутина, от которой шел странный запах не-совсем-женщины. За деревьями была поляна. Лис выбежал на нее. Теперь ему бежалось легко, он чувствовал, что, попадись ему дикие свиньи, он не просто убежит, а улетит от них. На поляне лис сел, глядя на дерево, ствол которого, казалось, состоял из множества переплетенных стволов. Оно поднималось в черное небо. Вершины он разглядеть не мог. Хотя ветра не было, листья шумели, словно переговаривались друг с другом. Здесь запах не-совсем-женщины растворился в сотне других запахов. Многих птиц и многих животных. Лис не узнавал ни одного. Из-за гигантского дерева, мягко ступая, вышел кот. Не лесной кот – гораздо крупнее. И совершенно белый. В темноте его зеленые глаза горели, как лампы. Несмотря на глубинный инстинкт бежать от хищника, лис не двинулся с места. Большой белый тигр направлялся к нему. Трава на поляне шуршала, прогибаясь под густой шерстью его живота. Когда их разделяло не более пяти футов, лис лег на землю и перекатился на спину, покорно открывая живот. Может, у него и была гордость, но какой в ней прок? – Встань, – сказал тигр. Лис встал и застенчиво потянулся вперед, чтобы коснуться носа тигра. – Ты излечился? – спросил тигр. – Да. – Тогда слушай меня, лис. 11 В тюремной камере Иви Блэк лежала с закрытыми глазами и легкой улыбкой на губах. – Тогда слушай меня, лис, – сказала она. – Для тебя есть дело. Глава 16 1 Клинт уже хотел попросить Тига Мерфи выпустить его через парадную дверь, но тут в нее вошел заместитель начальника Лоренс Хикс. – Куда собрались, доктор Норкросс? Вопрос прозвучал как обвинение, но зато каждое слово было отчетливым. И хотя Лор Хикс выглядел не очень – взъерошенные волосы вокруг лысины, щетина на отвисших щеках, темные мешки под глазами, – онемение после анестезии у него прошло. – В город. Мне нужно повидать жену и сына. – Джейнис разрешила? Клинт сдержался. Помогло напоминание, что Хикс или уже потерял жену из-за Авроры, или скоро потеряет. Однако это не меняло того факта, что стоявший перед ним человек был последним, кого следовало бы выбрать на роль управляющего заведением вроде женской тюрьмы Дулинга в кризисной ситуации. Джейнис однажды сказала Клинту, что за плечами ее заместителя меньше тридцати учебных часов по курсу «Тюремное администрирование», причем сертификат выдан какой-то неизвестной конторой в Оклахоме, а по «Тюремному руководству» часов нет вообще. «Но сестра Хикси замужем за вице-губернатором, – как-то поделилась Джейнис, выпив лишний стаканчик пино. А может, пару. – Два и два ты сложишь сам. Он дока в составлении графика дежурств и инвентаризации, но он провел здесь шестнадцать месяцев, а я до сих пор не уверена, что он без карты найдет дорогу в крыло В. Он не любит покидать свой кабинет и ни разу не проводил обхода, хотя ему это положено делать раз в месяц. Боится плохих девчонок». Сегодня тебе придется выйти из кабинета, Хикси, подумал Клинт. И провести обход придется. Вооружившись рацией, по всем трем крыльям, точно так же, как и другим дежурным. Тем, кто еще в строю. – Вы меня слышали? – донесся до него голос Хикса. – Джейнис разрешила вам уехать? – У меня для вас три важных сообщения, – ответил Клинт. – Первое: мой рабочий день закончился в три часа дня, то есть… – он посмотрел на часы, – почти шесть часов тому назад. – Но… – Подождите. Второе: начальник Коутс спит в своем кабинете, в большом белом коконе. Хикс носил очки с толстыми линзами, создающими эффект увеличительного стекла. И когда он широко раскрывал глаза, как сейчас, они будто вываливались из глазниц. – Что? – Если в двух словах, Дон Питерс наконец-то споткнулся о собственный член. Его взяли после домогательства к заключенной. Джейнис его выгнала, но Дон каким-то образом сумел подсыпать в ее кофе прописанный ей ксанакс. Конечно, этот кофе быстро ее вырубил. И прежде чем вы спросите, Дон сбежал. При встрече с Лайлой я попрошу объявить его в розыск, но сомневаюсь, что его поиски станут первоочередной задачей. Во всяком случае, этим вечером. – Боже мой! – Хикс прошелся руками по волосам, растрепав их еще сильнее. – Боже… мой. – И третье. У нас есть четверо дежурных утренней смены: Рэнд Куигли, Милли Олсон, Тиг Мерфи и Ванесса Лэмпли. Вы – пятый. Вам придется выходить на ночные обходы вместе с остальными. Да, и еще, Ван подбодрит вас тем, что заключенные называют суперкофе. Его разносят Джанетт Сорли и Энджел Фицрой. – Суперкофе? Это что такое? И почему Фицрой не в камере? Ей нельзя доверять, ни в коем случае! У нее вспышки агрессии! Я читал ваш рапорт! – Сегодня она не агрессивная, во всяком случае, пока. Она вносит свою лепту. Что требуется и от вас. И если ничего не изменится, все эти женщины заснут, Лор. Все до единой. С суперкофе или без суперкофе. Но они заслужили лучик надежды. Поговорите с Ван и слушайте ее, если возникнет сложная ситуация. Хикс схватил Клинта за пиджак. Увеличенные линзами глаза переполняла паника. – Вы не можете уйти! Не можете покинуть свой пост! – Почему? Вы же покинули. – Клинт увидел, как сжался Хикс, и пожалел о своих словах. Мягко взял руки Хикса и отцепил от своего пиджака. – Вы проверили, как там ваша жена, а я должен проверить, как там Джаред и Лайла. Я вернусь. – Когда? – Как только смогу. – Хоть бы они все заснули! – взорвался Хикс, словно капризный ребенок. – Все это воровки, шлюхи, наркоманки! Нам следовало раздать им снотворное, а не кофе! Это решило бы все проблемы! Клинт молча смотрел на него. – Ладно. – Хикс попытался расправить плечи. – Я понимаю. У вас есть близкие. Просто… Все это… Все эти женщины… Наша тюрьма ими набита! Ты только сейчас это понял? – подумал Клинт, потом спросил Хикса, как его жена. Наверное, мог бы спросить и раньше. Но, черт побери, Хикси тоже не поинтересовался, как Лайла. – Бодрствует, во всяком случае, пока. Она… – Хикс откашлялся, отвел взгляд. – У нее есть стимуляторы. – Хорошо. Это хорошо. Я вернусь… – Док, – сказала Ванесса Лэмпли, и не по аппарату внутренней связи. Она стояла рядом в коридоре у парадной двери. Оставила Будку без присмотра, неслыханное дело. – Вы должны увидеть это собственными глазами. – Ван, не могу. Мне нужно проверить, как там Джаред, как Лайла… Чтобы попрощаться с ней, неожиданно для себя подумал Клинт. Ведь они действительно могли расстаться навсегда. Сколько еще она продержится? Недолго. По телефону ее голос казался… далеким, словно она уже была на пути в другой мир. И когда она заснет, нет смысла верить, что ее удастся разбудить. – Я понимаю, – кивнула Ванесса, – но на это уйдет не больше минуты. И вы идите с нами, мистер Хикс, сэр. Это… Я не знаю. Вдруг это все изменит. 2 – Посмотрите на монитор номер два, – сказала Ванесса, когда они добрались до Будки. Монитор номер два показывал коридор крыла А. Две женщины, Джанетт Сорли и Энджел Фицрой, толкали тележку с кофе к «мягкой» камере А-10, расположенной в дальнем конце. По пути они остановились, чтобы поговорить с невероятно массивной заключенной, которая по какой-то причине устроилась в камере дезинфекции. – На текущий момент не меньше десятка женщин спят в этом паутинном дерьме, – сообщила Ванесса. – Может, уже пятнадцать. Большинство в своих камерах, но трое – в комнате отдыха и одна – в мебельном цехе. Эта дрянь лезет из них, как только они засыпают. За исключением… – Ванесса нажала кнопку на пульте, и монитор номер два показал камеру А-10. Их новая гостья лежала на койке, закрыв глаза. Ее грудь медленно поднималась и опускалась. – За исключением ее. – В голосе Ван слышалось что-то вроде благоговения. – Новенькая рыбка спит как младенец, и на лице у нее – только бархатистая кожа. Бархатистая кожа. Эти слова зацепили Клинта, но тут же ушли на второй план – изумление от увиденного и тревога за Лайлу взяли верх. – Закрытые глаза не означают, что она спит. – Послушайте, док, я работаю здесь дольше вас. Знаю, когда они спят, а когда бодрствуют. Эта спит, и не меньше сорока пяти минут. Когда кто-то роняет что-нибудь, чем-то гремит, она вздрагивает, потом переворачивается. – Приглядывайте за ней. Жду от вас полный отчет после моего возвращения. Мне нужно отъехать. Несмотря на безапелляционность, с которой Ван утверждала, что способна отличить сон от бодрствования, Клинта она не убедила. И он хотел повидаться с Лайлой, пока у него был такой шанс. Не желал, чтобы она ушла, пока их разделяла ее ложь – по какой бы причине она ни солгала. Клинт уже вышел за дверь и направлялся к своему автомобилю, когда внезапно понял, что его зацепило во фразе Ван. Иви Блэк несколько раз ударилась лицом о проволочную сетку в патрульном автомобиле Лайлы, а через несколько часов синяки и ссадины бесследно исчезли. Осталась только бархатистая кожа. 3 Джанетт катила тележку; Энджел шла рядом, колотила крышкой о кофейник и кричала: – Кофе! Особый кофе! Вот бодрящий кофеек – каждый подставляй роток! Чтоб скакалось – не дремалось. В крыле А предлагать кофе было практически некому. Большинство камер стояли открытыми и пустыми. Ранее, в крыле Б, реакция Ри стала прологом к тому, что их ожидало. Может, особый кофе и был хорошей идеей, но проглотить его получалось не у всех. Ри поморщилась и вернула стаканчик, едва пригубив. – Господи, Джанет, я выпью сок, но этот кофе слишком для меня крепкий. – Крепости больше – действует дольше! – провозгласила Энджел. Сегодня ее привычный южный акцент куда-то подевался, сменившись маниакально дерзким выговором гетто. Джанетт оставалось только гадать, сколько стаканов особого кофе уже поглотила Энджел. Ей он определенно не казался слишком крепким. – Доза мощна, пей до дна, если ты не страдаешь безумием и не хочешь стать мумией. Одна из женщин крыла А уставилась на нее. – Если это рэп, дорогуша, давай вернемся к диско. – Не прикапывайся к моим рифмам. Мы оказываем вам услугу. Сейчас не пьешь – скоро заснешь. Однако хорошая ли это идея – оттягивать неизбежное? Поначалу Джанетт думала, что да, подстегиваемая мыслями о сыне, но теперь вновь навалилась усталость, и она чувствовала, что крах надежд совсем близко. И не очень-то они оттягивали неизбежное. Когда они поделились идеей суперкофе с дежурной Лэмпли, в тюрьме спали только три женщины, но теперь их число увеличилось. Джанетт этот вопрос не поднимала, и не потому, что боялась известной на всю тюрьму вспыльчивости Энджел. Просто сама идея что-либо обсуждать казалась утомительной. Сама она выпила три стаканчика особого кофе, точнее, два с половиной, на третьем желудок взбунтовался, и все равно чувствовала, что вымотана донельзя. Словно прошли годы с того момента, как Ри разбудила ее, спросив, а наблюдала ли Джанетт когда-нибудь за квадратом света из окна, который соскальзывал со стены на пол и полз по нему. Я просто не могу обращать внимание на какой-то квадрат света, ответила тогда Джанетт. А по мне, ты просто не можешь не обращать внимания на квадрат света, возразила Ри, и теперь этот разговор крутился в голове Джанетт, словно какой-то безумный буддистский коан. Не можешь не обращать внимания – это что-то нелогичное? Или все-таки логичное? Вроде бы есть правило, что двойное отрицание – это утверждение. Если так, все логично. Может… – Эй! Постой, подруга! – взревела Энджел и резко толкнула тележку задом. Она врезалась Джанетт в промежность, заставив Джанетт временно очнуться. Особый кофе выплеснулся из кофейников, сок – из кувшинов. – Что? – спросила она. – Какого хрена, Энджел? – Это моя землячка, Клавдия! – крикнула Энджел. – Эй, крошка! Они прошли по коридору крыла А футов двадцать. В камере дезинфекции, на скамье у контейнера с «Квеллом»[29], сидела, ссутулившись, Клавдия Стивенсон, известная среди заключенных (да и среди дежурных, хотя они не называли ее так в присутствии заключенных) как Бомбовая Клавдия. Но ее тело уже не было таким, как десять месяцев назад. За это время мучное и галлоны тюремной подливки добавили ей тридцать или сорок фунтов. Ее руки лежали на коричневых форменных брюках. Смятая роба валялась у ног, открывая спортивный бюстгальтер размера XL. Буфера у Клавдии, подумала Джанетт, по-прежнему восхитительны. Энджел налила кофе в пенопластовый стаканчик с таким энтузиазмом, что выплеснула часть на пол. Протянула стаканчик Клавдии: – Выпей, мисс Бомбовая! Крепости больше – действует дольше! Каждый глоток – бодрости часок, сестричка! Клавдия покачала головой, уставившись в пол. – Клавдия? Что случилось? – спросила Джанетт. Некоторые заключенные завидовали Клавдии, а Джанетт Клавдия нравилась, она ее жалела. Клавдия украла крупную сумму у пресвитерианской церкви, в которой работала начальником отдела обслуживания, чтобы оплачивать наркотические пристрастия мужа и старшего сына. И эти двое по-прежнему гуляли по улицам, свободные, как птицы. У меня есть для тебя рифма, Энджел, подумала Джанетт. Мужчины тратят – женщины платят. – Ничего не случилось. Набираюсь смелости. – Клавдия не отрывала взгляд от пола. – Для чего? – спросила Джанетт. – Хочу попросить ее позволить мне спать нормально, как она. Энджел подмигнула Джанетт, высунула язык из уголка рта, покрутила пальцем у виска. – О ком ты говоришь, мисс Бомбовая? – О новенькой, – ответила Клавдия. – Я думаю, она – дьявол, Энджел. Энджел это развеселило. – Дьявол-Энджел[30]! Энджел-Дьявол! – Она изобразила две качающиеся чаши весов. – История моей жизни, мисс Бомбовая. – Она наверняка какая-то ведьма, – пробубнила Клавдия, – раз она единственная, кто может спать, как прежде. – Я тебя не понимаю, – сказала Джанетт. Клавдия наконец подняла голову. У нее под глазами багровели мешки. – Она спит, но не в одном из этих коконов. Пойди и посмотри сама. Спроси, как она это делает. Скажи ей, если она хочет заполучить мою душу, я ее отдам. Я просто хочу вновь увидеть Майрона. Он мой ребенок, и ему нужна его мамочка. Энджел выплеснула стакан, который предлагала Клавдии, обратно в кофейник, повернулась к Джанетт. – На это надо посмотреть. – Дожидаться согласия Джанетт она не стала. Когда Джанетт подкатила кофейную тележку к камере, Энджел стояла, вцепившись в решетку и уставившись внутрь. Женщина, которую Джанетт заметила во время издевательств Питерса, расслабленно лежала на койке, с закрытыми глазами, ровно дыша. Темные волосы разметались великолепной короной. Вблизи лицо было еще более прекрасным и безупречным. Никакой паутины, никаких синяков и ссадин, которые видела Джанетт. Как такое могло быть? Может, она действительно дьявол? – подумала Джанетт. Или ангел, явившийся, чтобы нас спасти. Нет, это вряд ли. В такое место настоящие ангелы не залетают. Только такие, как Энджел Фицрой, которая больше напоминала летучую мышь. – Просыпайся! – крикнула Энджел. – Энджел? – Джанетт нерешительно положила руку ей на плечо. – Может, не стоит… Энджел сбросила ее руку и попыталась открыть дверь камеры, но она была заперта. Энджел схватила крышку кофейника и принялась колотить по решетке. Джанетт закрыла уши руками. – Просыпайся! Просыпайся, сукина дочь! Просыпайся и нюхни гребаного кофе! Женщина на койке открыла глаза, миндалевидные, такие же черные, как и волосы. Опустила на пол ноги, длинные и стройные даже в мешковатой тюремной униформе, и зевнула. Потянулась, выпятив груди, которые посрамили бы Клавдию. – Компания! – вскричала она. Едва касаясь босыми ногами пола, она подбежала к решетке. Просунула ладони между прутьями, схватила за руки Энджел и Джанетт. Энджел инстинктивно вырвалась. Джанетт от изумления не могла шевельнуться. Ей показалось, будто слабый электрический ток течет из руки женщины в ее руку. – Энджел! Я так рада, что ты здесь! Я могу говорить с крысами, но собеседники из них посредственные. Это не критика, а реальность. У каждого существа есть свои достоинства. Как я понимаю, замечательный партнер для дискуссии – Генри Киссинджер, но только подумай про всю кровь на руках этого человека! Если бы пришлось выбирать, я бы выбрала крысу, будьте любезны, и ты можешь напечатать это в газете, только проследи за тем, чтобы правильно написать мое имя. – Да что за хрень ты несешь? – спросила Энджел. – Ой, не бери в голову. Извини, что заболталась. Просто я только что побывала в мире на другой стороне мира. В голове путается, когда носишься туда-сюда. А это Джанетт Сорли! Как поживает Бобби, Джанетт? – Откуда ты знаешь наши имена? – спросила Энджел. – И как ты можешь спать, не отращивая на себе это дерьмо? – Я – Иви. Я пришла от Дерева. Это интересное место, верно? Такое оживленное. Так много нужно сделать и повидать! – У Бобби все хорошо, – ответила Джанетт, чувствуя, будто грезит наяву… и, может, так оно и было. – Я хочу увидеть его вновь до того, как зас… Энджел так сильно отпихнула Джанетт, что та едва не упала. – Заткнись, Джани. Речь не о твоем мальчике. – Она потянулась в камеру и схватила Иви за красиво облегавшую грудь робу. – Как ты проснулась? Скажи мне, а не то будет очень больно. Я поменяю твою манду и очко местами. Иви весело рассмеялась. – Это будет медицинское чудо, правда? А мне придется заново учиться пользоваться туалетом. Энджел вспыхнула. – Решила со мной поиграть? Уверена? Думаешь, раз ты в камере, я не могу до тебя добраться? Иви посмотрела на руки Энджел. Только посмотрела. Но Энджел закричала и отпрянула. Ее пальцы покраснели. – Она меня обожгла! Эта сука как-то меня обожгла! Иви повернулась к Джанетт. Она улыбалась, но Джанетт видела в темных глазах не только добродушие, но и грусть. – Эта проблема сложнее, чем кажется на первый взгляд… Теперь я это вижу. Да. Есть феминистки, которым хочется верить, что все беды этого мира – от мужчин. От врожденной мужской агрессивности. У них есть для этого основания, женщины никогда не начинали войну, хотя, поверь мне, некоторые велись из-за них, но и среди женщин есть паршивые овцы. Не могу этого отрицать. – Что за дерьмо ты несешь? Иви посмотрела на Энджел. – У доктора Норкросса есть подозрения на твой счет, Энджел. К примеру, касательно хозяина дома, которого ты убила в Чарлстоне. – Я никого не убивала! – Но Энджел побледнела и отступила на шаг, уткнувшись в кофейную тележку. Покрасневшие пальцы она прижимала к груди. Иви перевела взгляд на Джанетт и сказала тихим, уверенным голосом: – Она убила пятерых мужчин. Пятерых. – Она снова посмотрела на Энджел. – Это было твое хобби, верно, Энджел? Ты путешествовала на попутках, ехала куда глаза глядят, с ножом в сумочке и маленьким пистолетом тридцать второго калибра в боковом кармане кожаной куртки, которую ты не снимала. Но это еще не все, правда? – Заткнись! Заткнись! Иви перевела взгляд удивительных глаз на Джанетт. Голос оставался спокойным, теплым. Голос женщины из рекламного ролика, которая доверительно сообщала подруге, что у нее тоже были проблемы с пятнами от травы на штанах детей, но новый стиральный порошок изменил все. – Она забеременела в семнадцать. Прикрывалась свободной одеждой. На попутках добралась до Уилинга – никого не убив, отдадим ей должное – и сняла комнату. Родила… – ЗАТКНИСЬ, Я СКАЗАЛА! Кто-то из дежурных увидел эту стычку на мониторе: Рэнд Куигли и Милли Олсон уже спешили по коридору, Куигли – с баллончиком «Мейса», Олсон – с тазером, настроенным на среднюю мощность. – Утопила младенца в раковине и бросила тельце в мусоросжигательную печь. – Иви поморщилась, пару раз моргнула и мягко добавила: – Вот так-то. Куигли попытался схватить Энджел. Почувствовав его прикосновение, та мгновенно развернулась, нанесла удар и опрокинула тележку с кофе и соком. Коричневая жидкость – не кипяток, но все еще горячая – вылилась на ноги Милли Олсон. Она закричала от боли и села на пятую точку. Джанетт в изумлении наблюдала, как Энджел, обратившись в Халка Хогана, налетела на Куигли и схватила его за шею одной рукой, а другой вырвала баллончик. «Мейс» упал на пол и вкатился в «мягкую» камеру. Иви наклонилась, подобрала его, протянула Джанетт: – Хочешь? Джанетт машинально взяла баллончик. Дежурная Олсон плескалась в коричневой луже, пытаясь выбраться из-под опрокинутой кофейной тележки. Дежурный Куигли прилагал все силы, чтобы не умереть от удушья. Хотя тощая Энджел весила на добрых пятьдесят фунтов меньше, она встряхнула Куигли, как собака – зажатую в челюстях змею, и швырнула его на кофейную тележку в тот самый момент, когда Милли Олсон начала вставать. В итоге оба вновь повалились в коричневую лужу. Энджел повернулась к «мягкой» камере, огромные глаза сверкали на узком маленьком лице. Иви широко развела руки, настолько, насколько позволяла решетка, и протянула их к Энджел, словно влюбленная, призывающая своего возлюбленного. Энджел тоже вытянула руки, скрючив пальцы, и с криком бросилась на Иви. Только Джанетт увидела, что произошло дальше. Оба дежурных еще пытались освободиться от кофейной тележки, Энджел ослепила ярость. Джанетт успела подумать: это не просто приступ гнева, а полноценный психический припадок. Потом рот Иви раскрылся так широко, что нижняя половина ее лица будто исчезла. Из ее рта вырвалось облако – нет, поток – мотыльков. Они окутали голову Энджел, путаясь во взъерошенных пероксидных волосах. Энджел завопила и принялась отбиваться от них. Джанетт стукнула Энджел по затылку баллончиком «Мейса». Я наживаю себе врага, но вдруг она заснет прежде, чем сможет поквитаться со мной? Мотыльки устремились к зарешеченным потолочным лампам крыла А и в главное здание тюрьмы. Энджел повернулась, все еще терзая руками голову (хотя мотыльки из ее волос уже присоединились к собратьям), и Джанетт направила струю газа в лицо кричащей женщине. – Теперь видишь, какая это сложная задача, Джанетт? – сказала Иви, когда Энджел врезалась в стену, завывая и яростно вытирая глаза. – Я думаю, пришло время вычеркнуть уравнение «мужчина – женщина». Нажать клавишу «Удалить» и начать заново. Что скажешь? – Скажу, что хочу увидеть сына, – ответила Джанетт. – Хочу увидеть моего Бобби. – Она выронила баллончик с «Мейсом» и заплакала. 4 Тем временем Клавдия Стивенсон, она же Бомбовая Клавдия, вышла из камеры дезинфекции и решила пуститься на поиск более спокойных мест и новых видов. В этот вечер в крыле А было слишком шумно. Слишком тревожно. Повсюду был разлит особый кофе, и запах от него исходил мерзкий. Когда ты на взводе, не стоит затевать переговоров с дьяволом. Она сможет поговорить с женщиной из А-10 позже. Клавдия миновала Будку и проследовала в крыло Б, не взяв с собой тюремную робу. – Заключенная! – Ван Лэмпли высунулась из Будки, откуда наблюдала за событиями в крыле А. (Энджел и ее гребаный суперкофе. Ван слишком устала, чтобы ругать себя, но не стоило ей одобрять этот план.) Она отправила Куигли и Олсон решать проблему и сама уже собиралась выбежать из Будки, когда мимо продефилировала Стивенсон. Клавдия не ответила, просто пошла дальше. – Ты ничего не забыла? Это тюрьма, а не стриптиз-клуб. Я с тобой говорю, Стивенсон! Куда это ты идешь? Но, если честно, было ли ей, Ван, до этого дело? Многие заключенные бесцельно бродили, вероятно, чтобы не заснуть, а тут еще эта потасовка в дальнем конце крыла А. Вот где ей следовало находиться. И она уже направилась туда, когда Милли Олсон, спереди залитая кофе, взмахом руки остановила ее. – Все под контролем, – крикнула Милли. – Мы заперли безумную суку Фицрой. Ситуация нормализовалась. Ван, думая, что никакого контроля нет и ничего не нормализовалось, кивнула. Огляделась в поисках Стивенсон, но не увидела ее. Вернулась в Будку и вывела на монитор первый этаж крыла Б. Успела заметить, как Клавдия входит в камеру Б-7, в которой жили Демпстер и Сорли. Только Сорли до сих пор находилась в крыле А, а Демпстер Ван уже какое-то время не видела. Заключенные не брезговали кражами в пустых камерах (в первую очередь их интересовали две «т» – таблетки и трусики), и такие вторжения неизбежно приводили к конфликтам. У Ван не было причин подозревать в чем-то подобном Клавдию, которая не доставляла никаких проблем, несмотря на габариты. Тем не менее работа Ван состояла в том, чтобы подозревать. Не хватало только какой-нибудь заварушки из-за украденных вещей. Особенно теперь, когда все шло наперекосяк. Ван решила проверить, что там творится. Это было всего лишь предчувствие, но ей не понравилось, как Клавдия шла, опустив голову, с упавшими на лицо волосами, оставив робу непонятно где. Дойти до камеры Б-7 – минутное дело, и Ван хотелось размять ноги. Чтобы кровь потекла быстрее. 5 Клавдия воровать не собиралась. Ей хотелось немного поболтать. Чтобы скоротать время, пока обстановка в крыле А не разрядится. Потом она сможет обратиться к этой новой женщине и выяснить, как ей, Клавдии, тоже лечь спать, а утром проснуться, как обычно. Эта новая женщина могла ей не сказать, но, с другой стороны, могла и сказать. Дьявол был непредсказуем. Когда-то он был ангелом. Ри лежала на койке лицом к стене. Клавдия впервые заметила, и не без жалости, что волосы Ри тронула седина. С ее волосами была та же история, но свои волосы Клавдия красила. Когда не могла позволить себе настоящую краску (или не могла уговорить никого из своих немногочисленных посетителей привезти «Нутрис шампань блонд», ее любимый оттенок), брала с кухни «РеаЛемон». Седина закрашивалась, хоть и ненадолго. Клавдия коснулась волос Ри и тут же, вскрикнув, отдернула руку, потому что седые нити прилипли к пальцам. Секунду-другую подрожали в воздухе, а потом растаяли. Просто исчезли. – Ох, Ри, – простонала Клавдия. – Только не ты. Но может, еще не поздно; белые нити на волосах Ри только-только появились. Может, Бог послал Клавдию в камеру Б-7, пока еще оставался шанс на спасение? Может, это была проверка? Клавдия взяла Ри за плечо и развернула к себе. Нити спиралями вылезали из щек Ри и ее бедного, изуродованного шрамами лба, появлялись из ноздрей, колыхались при дыхании, однако лицо еще проглядывалось. По большей части. Одной рукой Клавдия принялась соскребать паутинки со щек Ри, не забывая и те, что появлялись изо рта и ложились на губы. Другой рукой сжала плечо Ри и начала трясти. – Стивенсон? – донеслось из коридора. – Заключенная, что ты тут делаешь? Это не твоя камера. – Просыпайся! – крикнула Клавдия, тряся сильнее. – Просыпайся, Ри! А не то будет поздно! Никакой реакции. – Заключенная Стивенсон? Я с тобой говорю. – Это дежурная Лэмпли! – Клавдия продолжала трясти Ри и сдирать неутомимые белые нити. – Мне она нравится, а тебе? Тебе нравится, Ри? – Клавдия заплакала. – Не уходи, милая! Незачем уходить так рано! Поначалу Клавдия решила, что женщина на койке согласна, потому что ее глаза открылись и она начала улыбаться. – Ри! – воскликнула Клавдия. – Слава Богу! Я подумала, что ты… Улыбка становилась все шире, пока не перешла в звериный оскал. Ри села, обеими руками ухватила Клавдию за шею и откусила одну из ее любимых сережек, с маленькой пластмассовой кошачьей мордочкой. Клавдия закричала. Ри выплюнула сережку вместе с куском мочки и попыталась вгрызться Клавдии в шею. Клавдия весила на семьдесят фунтов больше миниатюрной Ри и была гораздо сильнее, но Ри обезумела. Клавдия сдерживала ее с невероятным трудом. Пальцы Ри соскользнули с шеи Клавдии, ногти впились в голые плечи. Брызнула кровь. Клавдия, пошатываясь, отступила от койки к двери, но Ри держалась крепко, будто пиявка, рычала, скрежетала зубами, дергалась из стороны в сторону, чтобы вырваться из рук Клавдии и наброситься на нее по-настоящему. Они вывалились в коридор, другие заключенные кричали, дежурная Лэмпли ревела, но все эти звуки доносились из другой галактики, из другой вселенной, потому что глаза Ри вылезали из орбит, а зубы щелкали в считаных дюймах от лица Клавдии. А потом, Господи, ноги Клавдии заплелись, она упала на пол коридора крыла Б, и Ри оказалась сверху. – Заключенная! – рявкнула Лэмпли. – Заключенная, прекрати! Кричали женщины. Клавдия молчала, во всяком случае, поначалу. Крик отнимал силы, а они требовались ей все без остатка, чтобы сдержать эту безумную, эту демоницу. Но куда там. Ее оскаленный рот приближался. Клавдия ощущала дыхание Ри, видела капельки слюны и танцующие в них крошечные белые нити. – Заключенная, я достала оружие! Не заставляй меня стрелять! Пожалуйста, не заставляй меня стрелять! – Пристрелите ее! – крикнул кто-то, и Клавдия вдруг осознала, что кто-то – это она сама. Все-таки ей хватило сил на крик. – Пожалуйста, дежурная Лэмпли! В коридоре гулко грохнуло. Большая черная дыра появилась во лбу Ри, аккурат по центру уродливого шрама. Глаза Ри закатились вверх, словно она хотела посмотреть, куда попала пуля, и теплая кровь забрызгала лицо Клавдии. Последним судорожным усилием Клавдия скинула с себя Ри. Ее тело глухо ударилось об пол. Дежурная Лэмпли стояла с расставленными ногами, обеими руками держа перед собой табельный пистолет. Дымок над стволом напомнил Клавдии белые нити, прилипшие к ее пальцам, когда она провела ими по волосам Ри. Лицо дежурной Лэмпли было мертвенно-бледным, за исключением лиловых мешков под глазами. – Она собиралась меня убить, – выдохнула Клавдия. – Я знаю, – сказала Ван. – Я знаю. Глава 17 1 На полпути к городу Клинту Норкроссу пришла в голову мысль, заставившая его свернуть на автостоянку у кафе «Олимпия» и припарковаться у выносного рекламного щита с надписью: «СЪЕШЬ ЯИЧНЫЙ НАШ ПИРОГ – ОН ХОРОШ ДЛЯ ВСЕХ ДОРОГ». Клинт вытащил мобильный и поискал номер Хикса. Не нашел, что наилучшим образом характеризовало его отношения с заместителем начальника тюрьмы. Прокрутил «Контакты» к номеру Лэмпли. Она ответила после второго гудка. Срывающимся голосом. – Ван? Ты в порядке? – Да, но ты уехал до того, как стало жарко. Послушай, док, мне пришлось застрелить заключенную. – Что? Кого? – Ри Демпстер. Она мертва. – Ван объяснила, что произошло. Клинт ошеломленно слушал. – Господи, – выдохнул он, когда Ван закончила. – Ты в порядке, Ван? – Физически – да. Морально – в полной жопе, но с психоанализом придется повременить. – Раздался трубный звук, словно Ван громко высморкалась. – Это еще не все. – Она рассказала о стычке Энджел Фицрой с Иви Блэк. – Меня там не было, но я видела кое-что на мониторах. – И хорошо, что не было. Для Клавдии. Ты ведь спасла ей жизнь. – Для Демпстер – ничего хорошего. – Ван… – Мне нравилась Демпстер. Если бы меня спросили, я бы сказала, что она взбесится последней. – Где ее тело? – В кладовке уборщика. – Голос Ван звучал пристыженно. – Ничего другого в голову не пришло. – Конечно. – Клинт потер лоб, зажмурившись. Он чувствовал, что должен успокоить Лэмпли, но не мог найти нужных слов. – А Энджел? Что с ней? – Сорли, кто бы мог подумать, добралась до «Мейса» и пустила струю ей в лицо. Потом Куигли и Олсон схватили ее и заперли в одной из камер крыла А. В настоящий момент она бьется о стены и зовет врача. Кричит, что ослепла, что, конечно, чушь. Еще кричит, что у нее в волосах мотыльки, а вот это не совсем чушь. У нас их какое-то нашествие. Тебе надо вернуться, док. Хикс в прострации. Он приказал мне сдать оружие. Я отказалась, хотя этого, возможно, требует инструкция. – Ты поступила правильно. Пока ситуация критическая, об инструкциях надо забыть. – Толку от Хикса никакого. Как будто я этого не знаю, подумал Клинт. – Я хочу сказать, от него никогда не было толку, но в сложившихся обстоятельствах он может быть опасен. Клинт уцепился за ниточку. – Ты сказала, что Иви чем-то завела Энджел. Что именно она говорила? – Я не знаю, Куигли и Милли тоже. Сорли может знать. Именно она утихомирила Энджел. Ей нужно дать медаль. Если не заснет, ты у нее все узнаешь, когда вернешься. Ты ведь скоро вернешься? – Как только смогу. Послушай, Ван. Я понимаю, ты разнервничалась, но я хочу прояснить один момент. Энджел прицепилась к Иви, потому что та спала без кокона? – Думаю, да. Я увидела, как она колошматит по прутьям решетки крышкой от кофейника и орет благим матом. А потом у меня появились свои заботы. – Но она проснулась? – Да. – Иви проснулась. – Да. Фицрой разбудила ее. Клинт попытался сделать какие-то выводы, но не смог. Может, если он сам немного поспит… Сверкнула идея, от которой кровь бросилась в лицо. Дикая идея. А если Иви Блэк – мужчина? Что, если его жена арестовала переодетого женщиной мужчину? Нет. Иви была с голым задом, когда Лайла арестовывала ее. Да и в тюремную одежду она переодевалась в присутствии женщин-дежурных. Но как объяснить, что все синяки и ссадины зажили менее чем за полдня? – Я хочу, чтобы ты передала мои слова Хиксу и тем дежурным, которые еще на месте. – Клинт вернулся к мысли, которая и стала причиной, побудившей его свернуть на автостоянку у «Олимпии» и позвонить в тюрьму. – Много времени на это не уйдет, – ответила Ван. – Билли Уэттермор и Скотт Хьюз только что приехали, и это хорошие новости, но назвать нас недоукомплектованной бригадой значит оскорбить бригаду. Нас всего семеро, включая Хикса. С тобой будет восемь. Клинт проигнорировал откровенный намек. – Когда я ехал в город, мне пришло в голову, что Иви Блэк отличается от других женщин. Ты только что подтвердила мои мысли, и я не знаю, что из этого следует. Но мне совершенно ясно одно: нельзя допустить утечки этой информации из тюрьмы. Правдивая она или ложная. Это может спровоцировать бунт. Ты понимаешь, о чем я? – Э… От э у Клинта возникло дурное предчувствие. – В чем дело? – Ну… Ну ему понравилось еще меньше. – Просто скажи мне. Трубный звук повторился. – Я видела, как Хикс звонил по мобильнику после того, как закончилась заварушка в крыле А и я отказалась сдать оружие. Опять же, после того, как Милли ввела Скотта и Билли в курс дела, они оба кому-то звонили. Значит, слишком поздно. Клинт закрыл глаза. В голову тут же пришла короткая сказка. Когда-то давным-давно жил-был скромный тюремный психиатр, который оделся во все черное. Однажды он убежал в ночь, добрался до автострады и лег на проезжую часть. Мчавшийся на полной скорости автобус компании «Трейлуэйс» избавил его от дальнейших страданий, и после этого все жили долго и счастливо, а может, и не жили, но это уже не было проблемой скромного тюремного психиатра. Конец. – Хорошо, хорошо. Вот что мы сделаем. Скажи всем: больше никаких звонков, никому. Поняла? – Я позвонила сестре! – выпалила Ван. – Извини, док, но я хотела сделать что-то хорошее, как-то загладить убийство Демпстер! Я велела Бонни не спать ни при каких обстоятельствах, как бы ей ни хотелось, потому что у нас в тюрьме, возможно, есть женщина, обладающая иммунитетом к Авроре, и это означает, что способ лечения есть. А может, эта болезнь излечивается сама по себе! Клинт открыл глаза. – Как давно ты не спишь, Ван? – С четырех утра! Эта чертова собака меня разбудила! Она хотела пи-пи-писать! – Железная Ванесса Лэмпли больше не могла сдерживаться. Она заплакала. – Просто скажи всем, чтобы больше никаких звонков, поняла? – Конечно, уже поздно, но, может, им удастся замедлить распространение новостей. А может, даже загнать джинна обратно в бутылку. – Позвони сестре еще раз и скажи, что ты ошиблась. Это ложный слух, и ты выдала желаемое за действительное. И пусть другие сделают то же самое. – Тишина. – Ван, ты на связи? – Я не хочу ей перезванивать. При всем уважении, доктор Норкросс, я думаю, это неправильно. Теперь Бонни не заснет, во всяком случае, этой ночью, потому что верит, что у нее есть шанс. Я не хочу отнимать его. – Я понимаю, что ты чувствуешь, но правильно будет позвонить. Или ты хочешь, чтобы толпа горожан пришла к тюрьме, как… как крестьяне с факелами пришли к замку в старом фильме о Франкенштейне? – Поезжай к своей жене, – ответила Ван. – Ты сказал, что она бодрствует дольше моего. Посмотрим, сможешь ли ты, глядя ей в глаза, промолчать, что есть пусть слабенький, но свет в конце тоннеля. – Ван, послушай… Но Ван разорвала связь. Клинт долго смотрел на надпись «ВЫЗОВ ЗАВЕРШЕН» на экране мобильника, прежде чем положить его в карман. Потом выехал на шоссе и продолжил путь к городу. Демпстер мертва. Жизнерадостная Ри Демпстер. Он не мог в это поверить. И он переживал за Ван Лэмпли, хотя та и проявила неповиновение. Но, с другой стороны, разве она ему подчинялась? Он всего лишь, прости Господи, тюремный мозгоправ. 2 Клинт заехал на одно из парковочных мест перед управлением шерифа, с надписью «СТОЯНКА ТОЛЬКО 15 МИНУТ», и услышал то, чего никак не ожидал услышать: через открытую дверь доносился смех. В диспетчерской собралась большая компания. Лайла сидела за столом рядом с Линни. Вокруг них расположились пятеро помощников шерифа, все мужчины: Терри Кумбс, Рид Барроуз, Пит Ордуэй, Элмор Перл и Верн Рэнгл. Чуть в стороне сидели Барри Холден, общественный защитник, который непродолжительное время представлял интересы Иви Блэк, и седобородый господин, с которым Клинт не раз и не два виделся в городе, Уилли Бурк. Лайла курила. Она бросила восемь лет назад, после того, как Джаред высказал надежду, что она не умрет от рака легких, прежде чем он вырастет. Линни Марс и еще два копа тоже дымили. В синеватом воздухе витали ароматы дыма. – И что тут у вас происходит? – спросил он. Лайла увидела его и просияла. Затушила окурок в кофейной чашке, подбежала и прыгнула к нему в объятья. В прямом смысле, обхватив ногами его бедра. Крепко поцеловала мужа в губы. Смех стал громче, адвокат Холден громко свистнул, кто-то зааплодировал. – Ох, я так рада тебя видеть! – воскликнула Лайла и снова поцеловала мужа. – Я еду проведать Джареда, – сказал Клинт. – Решил заглянуть и проверить, вдруг ты здесь и сможешь выбраться. – Джаред! – воскликнула Лайла. – Мы вырастили отличного сына, Клинт! Так хорошо с этим справились, что я иногда думаю, что мы поступили эгоистично, не родив второго. – Она стукнула его в грудь и отстранилась. Зрачки Лайлы сузились до булавочных головок. Подошел Терри Кумбс. Его глаза покраснели и опухли. Он пожал Клинту руку. – Вы знаете, что случилось с Роджером? Он пытался освободить от кокона свою жену. Идея оказалась не из лучших. Ему следовало подождать до Рождества. – Терри расхохотался, но смех перешел в рыдания. – Моя жена тоже заснула. И я не могу связаться с моей дочерью. От Терри пахло спиртным, чего Клинт не мог сказать про Лайлу. Если она и воспользовалась стимулятором, то более эффективным, чем алкоголь. Клинт подумал о том, чтобы последовать примеру Терри и поделиться рассказом о событиях в тюрьме, но отказался от этой идеи. История о смерти Ри Демпстер не очень-то подходила для веселой вечеринки, на которую весьма смахивало это сборище. – Сожалею, Терри. Пит Ордуэй приобнял Терри и увел. Лайла указала на седобородого мужчину: – Милый, ты ведь знаешь Уилли Бурка? Он отвез Роджера и Джессику в морг на своем пикапе. Под моргом я подразумеваю морозильную камеру «Скрипучего колеса». Оказывается, от больницы никакого проку. А ведь они почти не платят за аренду. – Она засмеялась и хлопнула себя по щекам. – Извини, ничего не могу с собой поделать. – Рад встрече, сэр, – сказал Бурк. – У вас чудесная жена. Знает свое дело, хоть и устала. – Спасибо. – Клинт посмотрел на Лайлу. – Как я понимаю, вы заглянули в хранилище вещдоков? – Только мы с Лайлой, – ответила Линни. – Терри немного приложился к виски. Лайла достала из заднего кармана рецепт на модафинил и протянула Клинту: – С этим не повезло, как и со всем прочим. Две аптеки разграбили, а от «Райт-эйд» остались только пепел да угли. Ты, наверное, учуял гарь, когда въезжал в город. Клинт покачал головой. – У нас тут, можно сказать, бдение, – сообщил Верн. – Хотелось бы, чтобы все женщины к нам присоединились. Поначалу на лицах отразилось недоумение. Потом Барри расхохотался, и к нему присоединились остальные, включая Уилли, Лайлу и Линни. Смеялись они весело. – Бдение. – Лайла ущипнула Клинта за руку. – Мы бдим. Понял? – Понял, – кивнул Клинт. Он попал в какое-то полицейское Зазеркалье. – Трезвым сюда. – Уилли Бурк поднял руку. – Время от времени я могу немного перегнать… – Он подмигнул Лайле. – Вы этого не слышали, шериф… Но сам в рот не беру. Уже лет сорок как завязал. – Должен признать, я бы сейчас с удовольствием отведал рюмашку продукта мистера Бурка, – сказал Барри Холден. – Самое время, если учесть, что творится вокруг. Помощники шерифа Барроуз, Ордуэй, Перл и Рэнгл заявили, что они трезвые. Верн Рэнгл поднимал руку так, будто свидетельствовал в суде. Клинт начал злиться. Из-за смеха. Он понимал, откуда ноги растут, конечно, Лайла имела право на что-то стимулирующее после тридцати часов бодрствования, а идея заглянуть в хранилище вещдоков исходила от него самого, но все это ему совершенно не нравилось. По пути в город он думал, что готов ко всему, но ошибся: он никак не ожидал, что Ван застрелит Ри, представить себе не мог, что в управлении шерифа попадет на ирландские поминки[31]. – Мы вспоминали тот день, – сказала Лайла, – когда Роджер приехал на вызов по поводу домашней ссоры и хозяйка дома, высунувшись из окна второго этажа, предложила ему отвалить и сдохнуть. А когда он не последовал ни одному из ее предложений, вылила ему на голову ведро краски. Месяцем позже он все еще оттирал от нее волосы. – «Красную румбу» от «Датч бой»! – Линни расхохоталась и выронила сигарету себе на колени. Подняла, чуть не сунула в рот горящим концом, попыталась развернуть, уронила на пол. Все это вызвало новый приступ хохота. – Чем вы закинулись? – спросил Клинт. – Ты и Линни? Кокаин? – Нет, – ответила Лайла. – Его мы приберегаем напоследок. – Не волнуйтесь, шериф, я вас прикрою! – воскликнул Барри. – Сошлюсь на чрезвычайные обстоятельства. В Америке ни одно жюри присяжных не вынесет вам обвинительный приговор. Снова смех. – Когда мы брали братьев Грайнеров, среди прочего нам досталось больше сотни синих капсул, – объяснила Линни. – Лайла вскрыла одну, и мы втянули порошок через нос. Клинт подумал о Доне Питерсе, который сначала заставил Джанетт Сорли вступить с ним в половые сношения в комнате отдыха, а потом насыпал успокоительного в кофе Джейнис. Подумал о глупом суперкофе, приготовление которого санкционировала Коутс. Подумал о необычной женщине в крыле А. Подумал о Ри, душащей Клавдию и пытающейся перегрызть ей горло. Подумал о напуганных заключенных, плачущих в своих камерах, о Ванессе Лэмпли, прямо заявившей ему: «Я не хочу ей перезванивать». – Вижу, сработало. – Клинт с трудом сдерживался. – В сон вас определенно не тянет. Лайла взяла его за руки. – Я знаю, как это выглядит, милый, – как мы выглядим, – но выбора у нас не было. Аптеки разграблены, а стимуляторы, которые продавались в супермаркетах, давно раскуплены. Джаред мне сказал. Я с ним говорила. Он в порядке, знаешь ли, тебе нет нужды волноваться, ты… – Понятно. Могу я поговорить с тобой наедине? – Разумеется. 3 Они вышли в прохладную ночь. Теперь Клинт уловил запах пепла и сгоревшего пластика – очевидно, это было все, что осталось от «Райт-эйд». Разговор за их спинами продолжился. Вновь зазвучал смех. – Так что там с Джаредом? Лайла подняла руку, как регулировщик. Словно он был агрессивным водителем. – Он приглядывает за маленькой девочкой по имени Молли. Внучкой миссис Рэнсом. Миссис Рэнсом в коконе, поэтому он привел девочку к нам. У него все в порядке. Ты можешь не тревожиться. Нет уж, подумал он, не надо говорить мне не тревожиться о нашем сыне. Пока ему не исполнится восемнадцать, наша работа – тревожиться о нем. Ты так обдолбалась, что забыла об этом? – По крайней мере, больше, чем необходимо, – добавила Лайла. Она устала, и забот у нее выше крыши, напомнил себе Клинт. Господи, она только что убила женщину. У тебя нет причин злиться на нее. И тем не менее он злился. Логика не властна над эмоциями. По роду своей деятельности он прекрасно это знал, но в сложившейся ситуации знания не помогали. – Как думаешь, сколько ты не спишь? Она закрыла один глаз, прикидывая. Стала похожей на пирата, и Клинту это не понравилось. – Со вчерашнего… часа дня или около того. Значит… – Она покачала головой. – Не могу сосчитать. Слушай, так сильно бьется сердце. Но сна ни в одном глазу, а это главное. И посмотри на звезды! Они роскошные! Клинт сосчитать смог. Получилось порядка тридцати двух часов. – Линни заглянула в Сеть, чтобы узнать, сколько человек может не спать, – радостно продолжила Лайла. – Рекорд – двести шестьдесят четыре часа, можешь себе представить? Одиннадцать дней! И поставил его старшеклассник, делавший какой-то научный проект. Заверяю тебя, этот рекорд побьют. Некоторые женщины настроены очень решительно. Правда, восприятие быстро ухудшается, а за ним и самоконтроль. Кроме того, есть еще феномен, который называется микросном. Я испытала это на себе, около трейлера Трумана Мейвезера, и, доложу тебе, сильно испугалась. Почувствовала, как первые нити полезли из волос. Но не все так ужасно. Люди – дневные млекопитающие, а это означает, что после восхода солнца все женщины, которым удалось не заснуть, испытают прилив энергии. К полудню он, конечно, иссякнет, но… – Очень плохо, что вчера тебе пришлось работать в ночную смену, – перебил ее Клинт. Слова сорвались с губ прежде, чем он понял, что собирается их произнести. – Да. – Веселость разом ушла из ее голоса. – Очень плохо, что мне пришлось это сделать. – На самом деле не пришлось. – Не поняла? – Фура с едой для животных перевернулась на Маунтин-Рест-роуд, это правда, но год тому назад. Так что ты делала этой ночью? Где, черт побери, ты была? Ее лицо побелело как мел, но зрачки в темноте увеличились до более-менее нормальных размеров. – Ты уверен, что хочешь узнать это именно сейчас? Когда случилось столько всего? Он мог бы сказать «нет», но из диспетчерской донесся очередной возмутительный взрыв хохота, и Клинт сжал руки Лайлы. – Скажи мне. Лайла посмотрела на его руки, сжимавшие ее за плечи, потом на него. Он разжал пальцы и отступил на шаг. – На баскетбольном матче. Поехала посмотреть на игру одной девушки. Номер тридцать четыре. Ее зовут Шейла Норкросс. А ее мать – Шеннон Паркс. Вот и скажи мне, Клинт, кто кому лгал? Он открыл рот, сам не зная, что собирается сказать, но тут из диспетчерской с выпученными глазами выбежал Терри Кумбс: – Господи, Лайла! Господи гребаный Иисусе! Лайла повернулась к нему: – Что? – Мы забыли! Как мы могли забыть? Господи! – Забыли? – Платину! – Платину? Она смотрела на Терри, и при виде ее лица ярость Клинта растаяла как дым. Озадаченное выражение свидетельствовало о том, что Лайла знает, о чем говорит Терри, но не может соотнести это с реальностью. Потому что слишком устала. – Платина! Дочка Роджера и Джессики! – крикнул Терри. – Ей только восемь месяцев, и она по-прежнему в доме! Мы забыли про гребаного младенца! – Святой Боже! – И Лайла следом за Терри побежала к патрульному автомобилю. Ни один из них не посмотрел на Клинта, не оглянулся, когда он их позвал. Ему пришлось поторопиться, чтобы схватить Лайлу за плечо, прежде чем она нырнула в салон. Она не могла вести автомобиль, они оба не могли, но Клинт видел, что их это не остановит. – Лайла, послушай. С младенцем все в порядке. Как только образуется кокон, они переходят в какое-то стабильное состояние, словно включается система жизнеобеспечения. Лайла сбросила его руку. – Поговорим позже. Встретимся дома. Терри уже сидел за рулем. Терри, который пил виски. – Надеюсь, вы правы насчет младенца, док, – сказал он и захлопнул дверцу. 4 Около Фредериксберга запаска, на которой дочь начальника тюрьмы ездила последние несколько недель, спустила в самый неподходящий момент. Мать бы непременно предупредила ее, что так и будет: матерям, как и начальникам тюрем, свойственен маниакальный настрой на худший сценарий развития событий. Микаэла сбросила скорость, заехала на стоянку у «Макдоналдса» и зашла в кафе, чтобы пописать. У кассы стоял байкер, здоровенный, с голой грудью, прикрытой только кожаной жилеткой с вышитой надписью «СЕМЕРКА САТАНЫ». За спиной у него висел пистолет, подозрительно напоминавший «ТЕК-9». Байкер объяснял девушке с черными мешками под глазами, почему не собирается платить за «Биг-Маки»: это особый вечер, поэтому для него все бесплатно. Байкер обернулся на шум закрывающейся двери, увидел Микаэлу. – Привет, сестричка. – В его оценивающем взгляде читалось: хороша. – Я тебя знаю? – Возможно, – ответила Микаэла, не сбавляя шага, пересекла кафе, не стала сворачивать в туалет и вышла через заднюю дверь. Миновала парковку, протиснулась между кустами зеленой изгороди и попала на стоянку «Хобби-Лобби». В магазине горел свет, и внутри были люди. Микаэла задалась вопросом, до какой степени нужно любить скрапбукинг, чтобы в такой вечер поехать в «Хобби-Лобби». Она уже направилась к магазину, но тут же заметила кое-что поближе: в двадцати футах от нее стояла «королла» с работающим на холостых оборотах двигателем. На водительском сиденье что-то белело. Микаэла приблизилась к автомобилю. Разумеется, белая фигура оказалась женщиной с коконами на голове и руках. И хотя действие кокаина не закончилось, Микаэла пожалела о том, что не закинулась сильнее, намного сильнее. На коленях женщины без лица лежала мертвая собака, пудель, с изувеченным, переломанным тельцем. Ох, Фидо, не следовало тебе слизывать паутину с лица мамочки, когда она задремала на автомобильной стоянке. Мамочка сильно сердится, если ее будят. Микаэла осторожно перенесла убитую собаку на траву. Потом перетащила женщину, судя по водительскому удостоверению – Урсулу Уитман-Дэвис, на переднее пассажирское сиденье. Пусть Микаэле не хотелось оставлять женщину в салоне, она не смогла уговорить себя на альтернативный вариант: уложить владелицу «короллы» на траву, рядом с дохлым пуделем. Впрочем, не следовало забывать и о пользе присутствия Урсулы: в ее компании Микаэла могла совершенно законно ехать по полосе для автомобилей с пассажирами. Сев за руль, она покатила по подъездной дорожке, чтобы вернуться на автостраду номер 70. Когда Микаэла проезжала мимо «Макдоналдса», ее посетила зловредная идея. Несомненно, кокаин сыграл тут решающую роль, но идея все равно казалась восхитительно правильной. Она объехала «Мотель 6» и вернулась на автостоянку перед «Микки-Ди». Неподалеку от двери, опираясь на подножку, стоял «харлей-софтейл», судя по всему, раритетный. Над номерным знаком штата Теннесси заднее крыло украшала наклейка: череп с цифрой 7 в одной глазнице и словом «САТАНЫ» в другой. По зубам тянулась надпись: «БЕРЕГИСЬ». – Держись, Урсула, – предупредила Микаэла своего упакованного в кокон штурмана и направила «короллу» на мотоцикл. Ее скорость не превышала десяти миль в час, но когда она врезалась в мотоцикл, он завалился с ласкающим слух грохотом. Байкер сидел за столом у переднего окна, на подносе перед ним высилась гора еды. Он поднял голову и увидел, как Микаэла отъезжает задом от его железного коня, который теперь напоминал дохлого пони. Она видела, как шевелились его губы, пока он бежал к двери с «Биг-Маком», сочащимся «Секретным соусом», в одной руке и молочным коктейлем в другой. «ТЕК-9» бился о спину. Микаэла не могла разобрать, что он говорит, но едва ли это был «шалом». Она весело помахала байкеру рукой, прежде чем вернуться на подъездную дорожку и разогнать «тойоту» Урсулы до шестидесяти миль. Тремя минутами позже она вернулась на автостраду, истерически хохоча, зная, что эйфория долго не продлится, и сожалея, что у нее больше нет кокаина, который мог бы ее продлить. 5 В «королле» Урсулы стоял спутниковый радиоприемник, и, пройдясь по частотам, Микаэла нашла «Новости Америки». Новости были неутешительные. Поступили непроверенные сообщения об «инциденте» с участием жены вице-президента: агентов секретной службы вызвали в дом номер один на Обсерватори-серкл[32]. Активисты движения за права животных освободили обитателей Национального зоопарка; множество свидетелей видели, как на Кафидрал-авеню лев пожирал что-то похожее на человеческое существо. Закоренелые правые консерваторы в ток-шоу на радио заявляли: вирус Аврора – однозначное доказательство того, что Бог ожесточился против феминизма. Папа призвал всех молиться и просить Господа указать путь. «Нэшионалс» отменили межлиговую серию с «Ориолс»[33]. С одной стороны, Микаэла это понимала, с другой – нет. Ведь все игроки (да и судьи) были мужчинами. На пассажирском сиденье существо с обтянутой коконом головой, которое раньше было Урсулой Уитман-Дэвис, двигалось в такт дорожному полотну: легонько покачивалось на ровных участках, подпрыгивало на рифленом, незаконченном покрытии. Она была либо лучшим, либо худшим попутчиком в истории. Какое-то время Микаэла встречалась с девушкой, увлеченной кристаллами, которая верила, что посредством искренней веры и целеустремленного сосредоточения человек может стать световым образом. Эта милая, доверчивая девушка сейчас, вероятно, спала под белыми покровами. Микаэла подумала о покойном отце, старом, добром отце, который сидел рядом с ее кроватью, когда она пугалась темноты. Во всяком случае, мать ей так рассказывала. Микаэле было три года, когда он умер. Она не помнила его живым. Несмотря на пластику носа, несмотря на фамилию-псевдоним, Микаэла была настоящим репортером. Она признавала только факты, и один факт, касавшийся Арчи Коутса, знала очень хорошо: его положили в гроб, который опустили в землю на кладбище «Тенистые холмы» в Дулинге, и там он и остался. Не превратился в свет. Она не позволяла себе фантазий по поводу скорой встречи с отцом в какой-нибудь загробной жизни. Все было просто: мир заканчивался, убившая пуделя, покрытая паутиной женщина покачивалась рядом, и Микаэла хотела лишь одного – провести с матерью несколько часов, прежде чем они обе уснут. В Моргантауне ей пришлось заправить бак «короллы». Это была заправка с полным обслуживанием. Молодой парень, заливавший бензин, извинился: терминалы приема кредитных карт отключились. Микаэла заплатила наличными из пачки купюр, которую нашла в сумке Урсулы. Парень был в простой белой футболке и синих джинсах, с короткой светлой бородой. Микаэлу не слишком влекло к мужчинам, но этот стройный викинг ей определенно нравился. – Спасибо, – поблагодарила она. – Останетесь здесь? – Забудьте обо мне. Вам нужно тревожиться о другом. Знаете, как им пользоваться? Она проследила за его взглядом. Увидела на бедре Урсулы расстегнутую сумочку. Оттуда торчала рукоятка револьвера. Похоже, мисс Уитман-Дэвис любила не только собак, но и оружие. – Если честно, то нет, – признала Микаэла. – Моя подруга понимала, что мне предстоит долгая поездка, и одолжила револьвер. Викинг строго посмотрел на нее. – Предохранитель сбоку. Снимите с него револьвер, если увидите, что надвигается беда. Прицельтесь в середину туловища мистера Беды, в центр масс, и нажмите спусковой крючок. Крепко держите револьвер, иначе отдача отбросит его вам в грудь. Запомните? – Да, – кивнула Микаэла. – Центр масс. Крепко держать, иначе ударит мне в грудь. Поняла. Спасибо. Она выехала с заправки. Услышала последний вопрос Викинга: – Эй, я, часом, не видел вас по телику? В час ночи, уже в пятницу, она наконец добралась до окраины Дулинга. Клубы дыма от лесного пожара катились по Уэст-Лейвин, когда в темноте она подвела «короллу» к длинному приземистому зданию тюрьмы. Из-за дыма Микаэла приложила руку ко рту, чтобы не надышаться гарью. У ворот она вышла из машины и нажала красную кнопку вызова. 6 Мора Данбартон сидела в своей камере крыла Б рядом с тем, что осталось от Кейли, не умершей, но мертвой для этого мира. Снилось ли ей что-то под этим саваном? Мора сидела, положив руку на грудь Кейли, чувствуя, как она поднимается и опускается при дыхании, наблюдая, как белая волокнистая гадость выдувается при выдохе и втягивается при вдохе, очерчивая открытый рот Кейли. Дважды Мора вонзала ногти в этот толстый, слегка липкий материал с намерением сорвать его и освободить Кейли. Оба раза думала о том, что говорили и показывали в новостях, и убирала руки. В замкнутом мирке тюрьмы Дулинга слухи и вирусы распространялись быстро. Но случившееся час назад в крыле А не было слухом. Энджел Фицрой сидела в камере с опухшими от «Мейса» глазами и орала в голос, что новенькая – гребаная ведьма. И Мора находила это вполне правдоподобным, особенно после того, как Клавдия Стивенсон проковыляла по крылу Б с синяками на шее и глубокими царапинами на плечах, рассказывая всем и каждому, что Ри едва не убила ее, а также о том, что видела и слышала до этого. Клавдия заявляла, что новенькая знала имена Джанетт и Энджел, но это была лишь малая часть. Она также знала (знала!), что Энджел убила как минимум пятерых мужчин и своего новорожденного ребенка. «Эту женщину зовут Иви, почти как Еву из Райского сада, – говорила Клавдия. – Подумайте об этом! А потом Ри попыталась меня убить, и, готова спорить, ведьма знала, что так и будет, как знала имена Джанетт и Энджел и знала о младенце». Клавдия не могла считаться надежным свидетелем, но сказанное ею имело смысл. Только ведьма могла знать такое. Две сказки одновременно возникли в голове Моры и, соединившись, породили уверенность. Одна – о прекрасной принцессе, которую прокляла злая колдунья. Бедняжка погрузилась в глубокий сон, уколов палец веретеном. (Мора не знала, что такое веретено, но оно было острым.) По прошествии бесчисленных лет поцелуй пробудил принцессу от сна. Вторая история была о Гензеле и Гретель. Их схватила ведьма, но они сохранили хладнокровие, сожгли ведьму заживо в ее собственной печи и спаслись. Сказки были просто сказками, но они пережили сотни лет, а потому в них не могло не быть крупицы правды. И правда заключалась в следующем: чары можно разбить, ведьму – уничтожить. Возможно, смерть ведьмы из крыла А не разбудит Кейли и всех остальных женщин в мире. С другой стороны, может, и разбудит. Очень даже может быть. А если и не разбудит, женщина по имени Иви должна иметь какое-то отношение к этой чуме. Иначе как ей удается засыпать и просыпаться? Откуда она знает то, чего никак не может знать? Мора провела в тюрьме не один десяток лет. Прочитала множество книг, даже Библию. Тогда Библия показалась Море бесполезной пачкой бумаги: мужчины создавали законы, женщины рожали незачатых детей, – но она запомнила призыв: «Ворожеи не оставляй в живых»[34]. В голове Моры сформировался план. Для его реализации требовалась толика удачи. Но с учетом того, что половина дежурных не явилась, а привычный ночной распорядок полетел к чертям, может, хватит и капельки. Энджел Фицрой не смогла этого сделать, потому что ярость Энджел была на поверхности, у всех на виду. Поэтому она и оказалась в запертой камере. Ярость Моры, наоборот, пряталась глубоко-глубоко, ее раскаленные угли маскировал толстый слой пепла. Именно поэтому она пользовалась доверием охраны и могла перемещаться по всей тюрьме. – Я вернусь, милая. – Мора похлопала Кейли по плечу. – Если только она меня не убьет. Если она настоящая ведьма, наверное, ей это под силу. Мора подняла матрас и нащупала крохотный разрез. Сунула в него пальцы и достала зубную щетку. Твердая пластмассовая ручка была заострена. Мора спрятала щетку сзади за эластичный пояс штанов, одернула мешковатую робу и вышла из камеры. Уже в коридоре обернулась и послала своей безликой сокамернице воздушный поцелуй. 7 – Заключенная, что это ты делаешь? В дверях небольшой, но на удивление хорошо укомплектованной тюремной библиотеки возник Лоренс Хикс. Обычно он отдавал предпочтение костюмам-тройкам и темным галстукам, но в этот вечер обошелся без жилетки и пиджака, а узел галстука распустил так, что его конец свисал до ширинки, напоминая стрелку, которая указывала на, несомненно, сморщенное «хозяйство». – Здравствуйте, мистер Хикс, – ответила Мора, продолжая загружать книги в обложках в библиотечную тележку. Улыбнулась, сверкнув золотым зубом в свете флуоресцентных потолочных ламп. – Собираюсь обойти камеры с книгами. – Не поздновато ли, заключенная? – Думаю, что нет, сэр. Сегодня, как я понимаю, отбоя не будет. Она говорила уважительно и продолжала улыбаться. Самый надежный способ добиться своего – улыбаться и выглядеть безобидной. Это всего лишь старая седая Мора Данбартон, раздавленная долгими годами тюремного заключения, готовая лизать башмаки любого, если это требовалось. Какая бы гарпия ни заставила ее убить тех людей, она давно уже покинула разум Моры. Этому фокусу Энджел Фицрой и ей подобные научиться не могли: держать порох сухим на случай, если он вновь тебе понадобится. Хикс подошел, чтобы проверить тележку, и Мора почти пожалела его: лицо бледное, покрытые щетиной щеки обвисли, остатки волос стоят дыбом. Но если бы он попытался ее остановить, она бы врезала ему в толстое брюхо. Потому что намеревалась спасти Кейли, если сможет. Спящую красавицу спасли поцелуем. Мора, возможно, спасет свою девочку с помощью заточки. Не вставай у меня на пути, Хикси, думала она. Не вставай, если не хочешь дыру в печени. Я точно знаю, где она у тебя. Хикс просматривал книги, отобранные Морой: Питер Страуб, Клайв Баркер, Джо Хилл. – Это же ужасы! – воскликнул Хикс. – Мы позволяем заключенным читать такое? – Ужасы и любовные романы – это все, что они читают, сэр, – ответила Мора, не добавив: Ты бы это знал, если бы знал хоть что-нибудь о том, как устроена тюремная жизнь, жалкий хорек. Ее улыбка стала шире. – Я выбрала ужасы, потому что если что-то и не даст дамам уснуть, так это они. И потом, это все выдумки: вампиры, оборотни и так далее. Сказки для взрослых. Казалось, мгновение Хикс колебался, возможно, собираясь велеть ей вернуться в камеру. Мора уже потянулась к пояснице, будто желая почесать зудящее место. Потом он шумно выдохнул. – Хорошо. По крайней мере, ты не заснешь. На этот раз ее улыбка была искренней. – Обо мне не тревожьтесь, мистер Хикс. У меня хроническая бессонница. 8 Микаэла перестала нажимать и отпускать красную кнопку и просто вдавила ее до упора. Яркий свет заливал тюремный двор, а на стоянке стояли автомобили: кто-то в тюрьме не спал. – Чего надо? – ответил мужской голос, воплощавший собой усталость. Голос человека, который едва держался на ногах. – Говорит дежурный Куигли. Отпустите эту чертову кнопку. – Меня зовут Микаэла Морган. – Секундой позже она вспомнила, что ее телевизионный псевдоним здесь ничего не значит. – И что? – Действительно, имя впечатления не произвело. – Раньше я была Микаэлой Коутс. Моя мать – начальник тюрьмы. Я хочу повидаться с ней. Пожалуйста. – Э… Тишина, только слабый треск статических помех. Микаэла расправила плечи, ее терпение лопнуло. Она со всей силы вдавила красную кнопку большим пальцем. – Я также хочу, чтобы вы знали, что я работаю в «Новостях Америки». Мне обязательно делать о вас разоблачительный репортаж, или я все-таки могу поговорить с моей матерью? – Сожалею, мисс Коутс. Она заснула. Теперь замолчала Микаэла. Опоздала. Она привалилась к сетчатому забору. Лучи фар «короллы» отражались от ворот и слепили опухшие глаза. – Сожалею, – произнес Куигли. – Она была хорошим боссом. – Так что же мне делать? – спросила Микаэла. Она больше не давила на кнопку вызова, и вопрос адресовался только ночной тьме и дыму из горящего леса. Но дежурный Куигли ответил, словно услышал: – Почему бы вам не вернуться в город? Снимите номер в гостинице. Или… Я слышал, «Скрипучее колесо» будет работать всю ночь. Они не закроются, пока не взойдет солнце или не закончится пиво. 9 Мора катила тележку по коридору крыла Б, медленно, чтобы ни у кого не возникло мысли, будто у нее есть какая-то цель. – Книги? – спрашивала она в каждой камере, где находились заключенные, во всяком случае, те, лица которых не укутывало белое дерьмо. – Кто хочет почитать ужастики? У меня страшилки на любой вкус. Книги брали, но редко. Большинство смотрело новости, тоже отличный ужастик. Дежурный Уэттермор остановил ее на выходе из коридора, чтобы взглянуть на содержимое тележки. Мора не удивилась, увидев его в эту ночь. Уэттермор был голубым, как Новый Орлеан в первый вечер Марди-Гра[35]. Если бы у него дома оказались женщины, Мору это потрясло бы до глубины души. – По мне сплошной мусор, – изрек он. – Проваливай отсюда, Мора. – Конечно, дежурный. Уже ухожу в крыло А. Там есть пара женщин, которым доктор Норкросс прописал прозак, но они все равно любят читать. – Хорошо, но держись подальше от Фицрой и от «мягкой» камеры в конце коридора, поняла? Мора одарила его широченной улыбкой. – Конечно, дежурный Уэттермор. И спасибо вам! Огромное вам спасибо! Помимо новенькой – ведьмы – в крыле А были только две бодрствующие женщины плюс укутанная саваном Китти Макдэвид. – Нет, – ответила женщина из камеры А-2. – Не могу читать. Не могу. От таблеток, которые прописал мне доктор Норкросс, болят глаза. Не могу читать, нет. Здесь кричали. Не люблю криков. Другой женщиной, в камере А-8, была Энджел. Она посмотрела на Мору недоумевающими воспаленными глазами. – Шагай мимо, Мо-Мо, – велела она, когда Мора, несмотря на распоряжение дежурного Уэттермора, предложила ей пару книг. Мору это вполне устраивало. Она почти добралась до конца коридора. Оглянулась и увидела, что Уэттермор стоит спиной к ней, увлеченный разговором с дежурным Мерфи, которого девочки прозвали Тигрой, как в сказках о Винни-Пухе. – Мора… Всего лишь шепот, но такой отчетливый. Даже звонкий. Новенькая. Иви. Ева. Которая в Библии съела плод с Древа познания, за что ее с мужем изгнали в мир боли и невзгод. Мора знала, что такое изгнание, знала очень даже хорошо. Ее изгнали в Дулинг за то, что она изгнала мужа и обоих детей, не говоря уже о Слаггере, в бескрайние просторы вечности. Иви стояла у запертой двери «мягкой» камеры, глядя на Мору. И улыбалась. Мора за всю жизнь не видела такой прекрасной улыбки. Может, и ведьма, но роскошная. Ведьма просунула руку между прутьями и длинным, изящным пальцем поманила Мору. Та покатила тележку вперед. – Ни шагу дальше, заключенная! – крикнул дежурный Тиг Мерфи. – Немедленно остановись! Мора продолжала идти. – Хватай ее! Останови! – крикнул Мерфи, и она услышала тяжелый топот башмаков по плиткам пола. Мора развернула тележку боком и опрокинула, создавая временное препятствие. Потрепанные книги заскользили по полу. – Стоять, заключенная! Стоять! Мора бросилась к «мягкой» камере, на ходу вытаскивая изготовленную из зубной щетки заточку. Женщина-ведьма все манила ее пальцем. Она не знает, что я для нее приготовила, подумала Мора. Она держала руку с заточкой у бедра, собираясь ударить снизу вверх в живот женщины. В печень. Но эти темные глаза сначала заставили ее сбросить скорость, а потом и вовсе остановиться. Мора увидела в них не злость, а ледяной интерес. – Хочешь к ней, да? – быстро спросила Иви шепотом. – Да, – ответила Мора. – Да, Господи, очень хочу. – Это легко. Но сначала ты должна заснуть. – Не могу. Бессонница. Уэттермор и Мерфи приближались. У Моры оставались секунды, чтобы всадить заточку в ведьму и покончить с этой чумой. Только Мора этого не сделала. Взгляд темных глаз незнакомки держал ее крепко, и Мора поняла, что не хочет вырываться из этого плена. Мора видела, что это не глаза, а провалы, ведущие в неведомую черноту. Женщина-ведьма прижалась лицом к решетке, не отрывая взгляда от глаз Моры. – Поцелуй меня. Быстро. Пока есть время. Мора не раздумывала. Бросила зубную щетку-заточку и прижалась лицом к решетке. Их губы встретились. Теплое дыхание Иви проникло в рот Моры, спустилось по горлу. Мора почувствовала, как блаженный сон поднимается из глубин разума, как случалось в детстве, когда она засыпала в своей кроватке с медвежонком Фредди в одной руке и набивным драконом Гасси в другой. Слушая завывания холодного ветра снаружи и зная, что она в тепле и безопасности, готовая отбыть в страну снов. Когда подбежали Билли Уэттермор и Тиг Мерфи, Мора уже лежала на спине у камеры Иви, белые паутинки вылезали из ее волос, изо рта, из-под закрытых век. Мора отошла в страну грез. Глава 18 1 Фрэнк ожидал, что Элейн вновь вывалит на него гору дерьма, едва он вернется домой, но, как выяснилось, о дерьме он волновался напрасно. В отличие от всего остального в этот день – и, если на то пошло, в дни последующие, – эта проблема разрешилась легко. Тогда почему он не радовался? Выгнавшая его из дома жена спала на кровати их дочери, положив правую руку на плечо Наны. Кокон был совсем тоненький, словно первый слой папье-маше, но полностью покрывал лицо. На столике у кровати лежала записка: Я помолилась за тебя, Фрэнк. Надеюсь, ты помолишься за нас. Элейн. Фрэнк смял записку и бросил в мусорную корзинку. Тиана, черная диснеевская принцесса в сверкающем зеленом платье, танцевала на боку корзинки, возглавляя парад волшебных зверушек. – У меня нет подходящих слов. – Гарт Фликинджер последовал за Фрэнком на второй этаж и теперь стоял у двери в комнату Наны. – Да, – кивнул Фрэнк. – Полагаю, это правильно. На прикроватном столике стояла фотография в рамке: Нана с родителями. Нана гордо поднимала свою знаменитую закладку. Доктор взял фотографию, всмотрелся в нее. – У нее ваши скулы, мистер Джиэри. Везучая девочка. Фрэнк не знал, как на это ответить, поэтому промолчал. Доктора это не встревожило. Он поставил фотографию на место. – Ну что? Начнем? Они оставили Элейн на кровати, и второй раз за день Фрэнк поднял дочь на руки, чтобы отнести вниз. Ее грудь поднималась и опускалась; она была жива. Но пациенты в коме после смерти мозга тоже могли дышать. С большой вероятностью их последний разговор, который Фрэнк будет помнить до самой смерти, когда бы она ни пришла, состоялся этим утром. На подъездной дорожке, где он наорал на дочь. Испугал ее. Меланхолия окутала Фрэнка, словно низкий туман, поднимавшийся от ног. У него не было причин ожидать, что этот обкурившийся доктор сумеет хоть как-то помочь. Фликинджер тем временем расстелил полотенца на паркете в гостиной и попросил Фрэнка положить на них Нану. – Почему не на диван? – Потому что я хочу, чтобы свет падал на нее сверху, мистер Джиэри. – А-а. Хорошо. Гарт Фликинджер опустился на колени рядом с Наной и раскрыл медицинский чемоданчик. С налитыми кровью глазами и покрасневшими веками он напоминал вампира. Узкий нос и высокий, покатый лоб в обрамлении каштановых кудряшек придавали ему толику безумия. Тем не менее, хотя Фрэнк знал, что его гость не совсем в себе, голос доктора звучал успокаивающе. Неудивительно, что он водил «мерседес». – Итак, что нам известно? – Нам известно, что она спит, – ответил Фрэнк, чувствуя себя полным идиотом. – Но нам известно гораздо больше! Из новостей я почерпнул следующее: коконы – это волокнистый материал, в состав которого входят носовая слизь, слюна, ушная сера и большое количество неизвестного белка. Как он производится? Откуда берется? Мы не знаем. Происходящее кажется невозможным, учитывая, что нормальные женские выделения гораздо меньше по объему. Скажем, две столовые ложки крови при нормальной менструации, не больше чашки даже при обильной. Мы также знаем, что жизнь спящих поддерживается этими коконами. – И они становятся бешеными при разрыве кокона, – вставил Фрэнк. – Точно. – Гарт выложил инструменты на кофейный столик: скальпель, ножницы и маленький микроскоп в черном футляре. – Давайте для начала измерим вашей дочери пульс, идет? Фрэнк ответил, что его это устраивает. Фликинджер осторожно поднял окутанное белым веществом запястье Наны, подержал тридцать секунд. Потом так же осторожно опустил. – Материал кокона немного приглушает удары, но пульс нормальный для здоровой девочки ее возраста. А теперь, мистер Джиэри… – Фрэнк. – Отлично. Так чего мы не знаем, Фрэнк? Ответ был очевиден. – Почему это происходит. – Почему. – Фликинджер хлопнул в ладоши. – Именно. Все в природе имеет свою цель. Какова цель этого феномена? Что пытается сделать кокон? – Он взял ножницы, открыл и закрыл. – Так давайте попытаемся это выяснить. 2 Когда Джанетт было не с кем поговорить, она иногда разговаривала сама с собой… или, скорее, с воображаемым сочувствующим слушателем. Доктор Норкросс заверил ее, что это совершенно нормально. Это была артикуляция. Сегодня таким слушателем стала Ри, которую пришлось воображать. Поскольку дежурная Лэмпли убила ее. В скором времени Джанетт могла попытаться узнать, куда ее положили, чтобы должным образом проститься с ней, но сейчас она просто сидела в их камере, и ее это полностью устраивало. Сейчас ей больше ничего не требовалось. – Я скажу тебе, что произошло, Ри. Дэмиен повредил колено, играя в футбол, вот что произошло. Обычная игра парней в парке. Меня там не было. Дэмиен сказал, что никто его даже не трогал. Он просто рванул с места, наверное, хотел ответить на пас куортербека, услышал, как что-то хрустнуло, упал на траву и поднялся хромая. Передняя крестообразная связка или внутренняя боковая связка, я их вечно путаю, но точно одна из них. Та часть, что между костями. Угу, согласилась Ри. – Тогда у нас все было хорошо, только вот не было медицинской страховки. Я работала тридцать часов в неделю в дневном центре ухода за детьми, а Дэмиен официально никуда не устраивался, но его работа приносила невероятные деньги. Порядка двадцати баксов в час. Наличными! Он был помощником у одного краснодеревщика, который работал на богачей Чарлстона – политиков, менеджеров высшего звена и тому подобных. Больших угольных шишек. Дэмиен часто поднимал грузы и все такое. Все шло отлично, учитывая, что у нас были только школьные аттестаты. Я гордилась собой. С полным на то правом, согласилась Ри. – Мы снимали квартиру, хорошую квартиру, с красивой мебелью и всем прочим, лучше любой, где я жила в детстве. Он купил себе мотоцикл, почти новый, и мы арендовали автомобиль для меня, чтобы я возила нашего Бобби. Мы съездили в Диснейуорлд. Поднялись на Космическую гору, побывали в Особняке с привидениями, пообнимались с Гуфи, получили все тридцать три удовольствия. Я одолжила деньги сестре на дерматолога. Дала матери на починку крыши. Но медицинской страховки у нас не было. А потом Дэмиен повредил чертово колено. Лучшим вариантом была хирургическая операция, но… Нам следовало принять трудное решение и поставить точку. Продать мотоцикл, отказаться от автомобиля, на год ужаться с расходами. И я хотела это сделать. Клянусь. Но Дэмиен не хотел. Отказался. Как с этим поспоришь? Это было его колено, вот я и отступила. Мужчины, сама понимаешь. Не желают спросить, где правильный путь, не идут к врачу, пока не окажутся на пороге смерти. Правильно излагаешь, подруга, сказала Ри. – «Нет, – говорит он. – Я выкручусь». И, должна признать, мы любили устраивать вечеринки. Это вошло у нас в привычку. Постоянно веселились. Как все дети. Экстази. Травка, само собой. Кокаин, если кто-то его приносил. У Дэмиена был запас депрессантов. Он начинал их принимать, когда колено болело слишком сильно. Самолечение. Так называет это доктор Норкросс. И ты знаешь, какие у меня бывают головные боли? Мои мигрени? Еще бы, сказала Ри. – Да. Так вот, как-то вечером я говорю Дэмиену, что головная боль меня доконает, и он дает мне таблетку. «Прими, – говорит. – Думаю, тебе полегчает». Вот так я подсела на колеса. Не выходя из дома. Легко и просто. Понимаешь? Понимаю, сказала Ри. 3 Новости достали Джареда, и он переключился на общественно-доступный канал, на котором невероятно восторженная мастерица давала урок бисероплетения. Вероятно, урок был записан заранее. Если нет, если мастерица вела себя так именно сейчас, Джареду не хотелось бы повстречаться с ней в обычный день. – А сейчас мы сделаем нечто прекра-а-а-асное! – воскликнула она, подпрыгивая на табуретке перед серой завесой. Только мастерица и составляла ему компанию. Молли заснула. Где-то около часа он отошел в туалет. Когда вернулся через три минуты, она уже спала на диване. В руке Молли сжимала банку «Маунтин дью», которую он ей дал, а детское личико наполовину покрылось паутиной. Джаред и сам проспал пару часов в кожаном кресле. Усталость взяла верх над тревогой. Разбудил его едкий запах, проникавший в дом через сетчатые двери, – свидетельство далекого пожара. Джаред закрыл стеклянные двери и вернулся к креслу. На экране камера нацелилась на руки мастерицы. Игла так и сновала: влево-вправо, вверх-вниз. Часы показывали 2:54 утра пятницы. Вроде бы наступил новый день, но казалось, что предыдущий день все еще здесь и никуда уходить не собирается. Джаред совершил вылазку через улицу, чтобы реквизировать мобильник миссис Рэнсом из ее сумки. Послал Мэри сообщение: Привет, это Джаред. Ты в порядке? Да, ты не знаешь, что-то горит? Думаю, да, но не знаю, что именно. Как твоя мать? Как сестра? Как ты? Мы в порядке. Пьем кофе и печем шоколадные кексы. Привет, рассвет!! Как Молли? Джаред посмотрел на девочку на диване. Он укрыл ее одеялом. Голова пряталась в круглом белом коконе. Отлично, написал он. Глушит «Маунтин дью». Я пользуюсь мобильником ее бабушки. Мэри ответила, что скоро ему напишет. Джаред вновь повернулся к телевизору. Мастерица, похоже, не знала устали. – Понимаю, некоторых людей это расстроит, но я не признаю стекло. Оно царапается. Я абсолютно убеждена, что с пластмассой все получается ничуть не хуже. – Камера нацелилась на розовую бисерину, которую мастерица держала между большим и указательным пальцами. – Видите? Даже эксперт не заметит разницы. – Может быть, – сказал Джаред. Он никогда не разговаривал сам с собой, но никогда и не находился в доме с телом в белом коконе, пока рядом горели леса. И не имело смысла отрицать, что эта маленькая розовая хрень, на его взгляд, ничем не отличалась от стеклянной. – Очень даже может быть, леди. – Джаред? С кем ты говоришь? Он не слышал, как открылась входная дверь. Вскочил, прохромал несколько шагов, чувствуя боль в колене, и бросился в объятия отца. Клинт и Джаред стояли, обнявшись, между кухней и гостиной. Оба плакали. Джаред пытался объяснить, что он только на минуточку отлучился в туалет, он ничего не мог поделать с Молли и что он чувствует себя ужасно, но, проклятье, он не мог не отлучиться, и все выглядело нормально, он был уверен, что все будет хорошо, она болтала, как обычно, и пила «Маунтин дью». Все было плохо, но Клинт сказал, что все хорошо. Твердил снова и снова, и они обнимали друг друга все крепче, словно силой воли могли сделать так, чтобы все стало хорошо, и, возможно – возможно, – на пару секунд им это удалось. 4 Образец, который Фликинджер срезал с кисти Наны, напомнил припавшему к окулярам маленького микроскопа Фрэнку кусочек материи тонкого плетения. У нитей были нити, а у тех, в свою очередь, – свои нити. – Это выглядит как растительное волокно, – сообщил доктор. – Во всяком случае, по моему мнению. Фрэнк представил, как ломает стебель сельдерея, как повисают волокнистые лохмотья. Гарт сжал и покатал кусочек белого вещества между пальцами. Когда развел пальцы, вещество натянулось, как жевательная резинка. – Липкое… Невероятно эластичное… Быстро растущее… Каким-то образом вмешивается в химические процессы тела носителя… Агрессивно вмешивается… Пока Гарт продолжал говорить, обращаясь скорее к себе, а не к Фрэнку, тот обдумывал понижение статуса дочери до носителя. Его это не радовало. Гарт усмехнулся. – Не нравится мне ваше поведение, мистер Волокно. Совершенно не нравится. – Он поморщился, размазывая белое вещество по предметному стеклу. – Вы в порядке, доктор Фликинджер? – Фрэнк мог смириться с эксцентричностью и обдолбанностью хирурга – похоже, тот знал, что делает, – но врач орудовал острыми инструментами в непосредственной близости от его недееспособной дочери. – Все прекрасно. Впрочем, я бы выпил чего-нибудь. – Фликинджер присел на корточки рядом с телом Наны. Острием ножниц поскреб краешек носа. – Наш друг мистер Волокно, он такой противоречивый. Должен быть грибом, но при этом такой деловой, такой агрессивный, и интересуют его только обладательницы двух Х-хромосом. А если отделить его от общей массы, он становится ничем. Ничем. Просто липким дерьмом. Фрэнк извинился, покружил по кухне, остановил выбор на бутылке, которая стояла на верхней полке, между пищевой содой и кукурузной мукой. Содержимого хватило, чтобы заполнить на дюйм два стакана. Фрэнк вернулся со стаканами в гостиную. – Если я не ошибаюсь, это херес для готовки. Мы пускаем его не по назначению, Фрэнк. – Но разочарования в голосе Гарта не слышалось. Он взял стакан и одним глотком осушил, удовлетворенно крякнув. – Послушай, а спички у тебя есть? Или зажигалка? 5 – Ладно, Ри, все, что ты сейчас услышишь, для тебя не новость. Маленькое пристрастие стало большим, а большие пристрастия стоят дорого. Дэмиен что-то украл из дома богатого человека. Первый раз вышел сухим из воды, но не второй. Его не арестовали, просто уволили. Почему я не удивлена? – сказала Ри. – А потом я потеряла работу