Книги Онлайн

В нашей  библиотеке "Книги для Вас" , для ознакомления вы можете читать книги онлайн

т.е. прямо на сайте.
КНИГИ ОНЛАЙН - читай прямо на сайте  Books-for-you.info

САМЫЕ ПОПУЛЯРНЫЕ КНИГИ

 

Зарегистрируйтесь на сайте и реклама больше не будет вам мешать

Для ознакомления с книгой можно почитать онлайн фрагмент книги

 
Шрифт:
+
/
-


И когда она поставила перед ним тарелку, он произнес единственную фразу за весь день:

– Персиковые дольки, Дороти.

Это случалось с ней снова и снова. Должно быть, корень зла таился в семье, где-то она об этом читала. Ее мать тоже закончила подобным образом: ее частенько встречали в шесть утра бредущей по улице (почтальон, в ночной рубашке), она совала разные предметы куда ни попадя и потом не могла их найти (домашние тапочки в хлебницу). «Совсем съехала с катушек» – так говорил о ней Гарольд. Она была примерно в возрасте Дороти, когда начала терять разум, хотя Дороти всегда казалось, что «терять разум» – весьма странное выражение. Точно твой разум могли переместить куда-то в другое место, как связку ключей от дома или же джек-рассел-терьера. Скорее всего, в том виновата ты сама, поскольку проявила преступную беспечность.

Через несколько недель ее мать поместили в психиатрическую лечебницу. Все произошло как-то очень быстро.

Это для ее же блага, считал Гарольд.

Он повторял это всякий раз, когда они ее навещали.

Съев персики, Гарольд улегся на кушетку и уснул, хотя как можно спать в такую жарищу, было выше ее понимания. Он все еще находился там, живот вздымался и опускался, когда он переворачивался во сне с боку на бок, храп вторил тиканью кухонных часов, и уже было ясно, чем закончится для них этот день.

Дороти собрала остатки еды, выбросила их в мусорное ведро, крышка которого поднималась при нажатии педали. Единственная проблема потери разума сводилась к тому, что воспоминания, от которых хотелось избавиться, оставались при ней. Воспоминания, от которых действительно хотелось отмахнуться в первую очередь. Ступня стояла на педали, а она все смотрела в мусорное ведро. Неважно, сколько листов бумаги ты исписала, сколько раз перечитала «Радио таймс», неважно, сколько раз повторяла слова, снова и снова пытаясь обмануть людей, – воспоминания, которые отказывались уходить, плотно застряли в голове, а это последнее, чего ей хотелось.

Она полезла в ведро и вытащила застрявшую среди картофельной кожуры жестянку. Тупо уставилась на нее.

– Это персики, Дороти, – сообщила она вслух в пустой кухне. – Персики.

Она почувствовала, что плачет, прежде чем слезы успели навернуться на глаза.

– Проблема в том, Дороти, что ты слишком много думаешь. – Гарольд не отводил глаз от экрана телевизора. – А это вредит здоровью.

Вечер немного укротил солнце, гостиная наполнилась золотистыми отблесками. В них буфет приобрел насыщенный оттенок бренди, остальные отсветы прятались в складках штор.

Дороти смахнула воображаемую пушинку с рукава кардигана.

– Об этом трудно не думать, Гарольд. Особенно с учетом обстоятельств.

– Но тут дело в другом. Она взрослая женщина. Скорее всего, они с Джоном просто поцапались, вот она и ударилась в бега, чтоб преподать мужу хороший урок.

Дороти покосилась на мужа. Свет, падающий из окна, придавал его лицу золотисто-розовый оттенок марципана.

– Надеюсь, ты прав, – пробормотала она.

– Ну, разумеется, прав. – Взгляд Гарольда по-прежнему был прикован к телевизионному экрану, она даже видела, как мелькают отблески в его глазах при смене картинки.

Показывали «Сделку века»[15]. Ей следовало бы хорошенько подумать, прежде чем отрывать Гарольда от созерцания Николаса Парсонса. Она могла бы попытаться продолжить разговор во время перерыва на рекламу, но слов на ум приходило слишком много. Так и рвались наружу.

– Дело в том, что я видела ее. За несколько дней до исчезновения. – Дороти откашлялась, хотя до этого говорила вполне звонко. – Она заходила в дом номер одиннадцать.

Гарольд в первый раз за все это время посмотрел на жену:

– Тогда ты мне ничего не сказала.

– Ты не спрашивал, – отозвалась она.

– Интересно, что ей там понадобилось? – Он резко развернулся, очки упали с подлокотника кресла. – И что они могли сказать друг другу?

– Понятия не имею. Но ведь это не просто совпадение, верно? Она точно говорила с ним, а через несколько дней после этого вдруг исчезла. Должно быть, он сказал ей что-то такое…

Гарольд смотрел в пол, Дороти ждала, когда он разделит ее опасения. Из стоявшего в углу телевизора доносился громкий смех, заполняя всю гостиную.

– Я одного не понимаю, – заметил Гарольд. – Как он вообще может оставаться на нашей улице после всего, что произошло? Он должен бы съехать отсюда.

– Но, Гарольд, мы ведь не можем диктовать людям, где им следует жить.

– Ему здесь не место.

– Он прожил в доме номер одиннадцать всю свою жизнь.

– Но после того, что он сделал…

– Да ничего он такого не делал. – Дороти уставилась на экран, избегая смотреть в глаза Гарольду. – Так говорят.

– Знаю, что там говорят.

Она слышала, как он дышит. Волны жаркого воздуха с шумом проходили через натуженные легкие. Она ждала. Но Гарольд снова развернулся лицом к телевизору, выпрямил спину.

– Ты просто поддаешься панике, Дороти. Все кончено, и забыли об этом. С тех пор уже десять лет прошло.

– Вообще-то девять, – заметила она.

– Девять, десять, какая разница! Все в прошлом. Но когда ты начинаешь говорить об этом, прошлое перестает быть прошлым и становится настоящим.

Она собирала ткань юбки в мелкие складки, потом разжала пальцы.

– Так что советую перестать психовать, женщина.

– Ничего не могу с собой поделать, – пробормотала Дороти.

– Ну, тогда ступай и займись чем-то полезным. Прими ванну.

– Я принимала ванну. Утром.

– Тогда иди и прими еще раз, – скомандовал он. – Ты сбиваешь меня с мысли, мешаешь слушать вопросы.

– А как же экономия воды, Гарольд?

Но тот не ответил. Вместо этого начал ковыряться во рту зубочисткой. Дороти слышала это. Даже голос Николаса Парсонса не мог заглушить.

Она пригладила волосы, расправила юбку. Глубоко вздохнула, чтобы подавить очередную фразу, готовую вырваться из ее рта, потом поднялась и вышла из комнаты. Но перед тем, как закрыть за собой дверь, обернулась.

9

Джоанна Кэннон. Среди овец и козлищ.1
Дом номер четыре, Авеню.1
Церковь Святого Антония.3
Дом номер четыре, Авеню.6
Дом номер шесть, Авеню.8
Дом номер три, Рябиновая улица.12
Дом номер четыре, Авеню.13
Дом номер шесть, Авеню.15
Дом номер два, Авеню.18
«Королевский Британский легион».19
Дом номер четыре, Авеню.23
Дом номер восемь, Авеню.26
Дом номер два, Авеню.31
Дом номер четыре, Авеню.33
Дом номер двенадцать, Авеню.36
Дом номер четыре, Авеню.44
Дом номер десять, Авеню.47
Дом номер четыре, Авеню.48
Дом номер три, Рябиновый участок.51
Дом номер одиннадцать, Авеню.53
Дом номер двенадцать, Авеню.55
Дом номер одиннадцать, Авеню.56
Дом номер двенадцать, Авеню.58
Дом номер четыре, Авеню.59
Дом номер шесть, Авеню.61
Дом номер десять, Авеню.62
Дом номер четырнадцать, Авеню.64
Дом номер четыре, Авеню.65
Дом номер четыре, Авеню.67
Дренажная труба.68
Дом номер два, Авеню.69
Дренажная труба.70
Дом номер восемь, Авеню.70
Дренажная труба.72
Дренажная труба.74
Дом номер четыре, Авеню.75
Дом номер три, Рябиновый участок.75
Дренажная труба.76
Дом номер десять, Авеню.79
Дом номер четыре, Авеню.80
Дом номер четыре, Авеню.83
Дренажная труба.84
Дом номер четыре, Авеню.85
Дренажная труба.86
Дом номер четыре, Авеню.86
Дом номер двенадцать, Авеню.87
Дом номер три, Рябиновый участок.88
Дренажная труба.93
Авеню.94
Сноски.95
1.95
2.95
3.95
4.95
5.95
6.95
7.95
8.95
9.95
10.95
11.95
12.95
13.95
14.95
15.95
16.95
17.95
18.95
19.95
20.95
21.95
22.95
23.95
24.95
25.95
26.95
27.95
28.95
29.95
30.96
31.96
32.96
33.96
34.96
35.96
36.96
37.96
38.96
39.96
40.96
41.96
42.96
43.96
44.96
45.96
46.96
47.96
48.96

Вход на сайт